​По оценкам ряда историков, всего за период XIV–XVII веков с русских земель было угнано в плен около трёх миллионов человек.

Ордынское нашествие XIII века имело разрушительные последствия для Руси не только из-за сожженных городов и погибших воинов. Огромное количество жителей Руси попало в плен и было уведено в рабство.

«Татары уводят их и их малюток, как стада, в пустыню»

Захват пленников с последующим превращением их в личных рабов был обычной практикой для кочевников. Однако в период ордынского нашествия русские столкнулись с этим явлением в невиданных доселе масштабах.

Фламандский монах-францисканец, путешественник Гильом де Рубрук, в 1253 году сообщал: «Руссия… вся опустошена татарами и поныне ежедневно опустошается ими… Когда русские не могут дать больше золота или серебра, татары уводят их и их малюток, как стада, в пустыню, чтобы караулить их животных».

В результате похода Батыя на Северо-Западную Русь в 1237-1238 годах в плен были угнаны, по приблизительным оценкам, от 40 до 90 тысяч человек.

Все последующие ордынские военные операции на русских землях, начиная от Неврюевой рати 1252 года и заканчивая нашествием Едигея на Москву в 1408 году, сопровождались захватом большого количества пленных. Счет новых невольников шел на десятки тысяч человек.

Три миллиона

Подобная практика продолжалась и после распада Золотой Орды. За вторую половину XVI века на Московское государство было совершено сорок восемь набегов крымских татар. Каждый такой набег завершался угоном в плен от пяти до пятидесяти тысяч человек.

По оценкам ряда историков, всего за период XIV–XVII веков с русских земель было угнано в плен около трёх миллионов человек.

Во время набегов ордынцы особенно выделяли ремесленников. В период бурного развития Золотой Орды мастера были им нужны позарез. Порой, прежде чем учинить резню в захваченном городе, ордынцы пытались выявить ремесленников, только им сохраняя жизнь.

Особо ценили захватчики и русских женщин, которые рассматривались не только в качестве домашних рабынь и наложниц, но и в качестве отличного товара для дальнейшей перепродажи.

Русские пытались избежать плена любой ценой. При приближении ордынцев крестьяне бросали свои деревни, уходя в леса, где скрывались в землянках неделями, а порой и месяцами. Представители элиты пытались избежать беды, скрываясь за городскими стенами. Но порой, не рассчитывая на успех обороны, даже княжеские семьи бежали далеко на север, скрываясь в труднодоступных районах, куда татары, как правило, не доходили.

Что ждало русских пленников?

Еще один итальянский путешественник, Джованни Плано Карпини, посетивший Золотую Орду спустя десять лет после нашествия Батыя на Русь, писал о положении пленников: «Они мало что едят, мало пьют и очень скверно одеваются, если только они не могут что-нибудь заработать в качестве золотых дел мастеров и других хороших ремесленников. Но некоторые имеют таких плохих господ, что те им ничего не отпускают, и у них нет времени от множества господских дел, чтобы заработать себе что-нибудь, если они не украдут для себя времени, когда, может быть, должны были отдыхать или спать, но это могут делать те, кому позволено иметь жен и собственную ставку. Другие же, которых держат дома в качестве рабов, достойны всякой жалости».

Со временем в среде русских пленников в Орде происходит заметное расслоение. Если одни остаются в тяжелом положении бесправных рабов, то другие (как правило, самые искусные мастера) обзаводятся собственными домами. Порой им даже удается обрести статус свободных людей.

Большинство, однако, жило в тяжелейших условиях и гибло от непосильного труда. Русские пленники строили ордынские города, корабли, которые ордынцы использовали на реках.

Что касается русских женщин, то они пополняли гаремы состоятельных ордынцев либо выполняли функции служанок у женщин из влиятельных ордынских родов. Значительное количество пленниц продавалось на невольничьих рынках Сарай-Бату и Сарай-Берке. Отсюда россиянок новые владельцы увозили дальше. Большинство из них попадало в Среднюю Азию. В дальнейшем центр работорговли переместился в Крым, откуда русских невольниц отправляли порой в совсем уж отдаленные земли: например, в Египет.

Иногда они возвращались

Серьезные изменения в Золотой Орде произошли после окончательного закрепления ислама в качестве государственной религии. С этого времени русские невольники получили возможность обрести свободу, приняв ислам. С другой стороны, те, кто хотел сохранить христианскую веру, зачастую подвергались дополнительным гонениям, а порой становились жертвами убийств.

И все-таки нельзя сказать, что из ордынского плена невозможно было вернуться. Начиная с Александра Невского, русские князья проводят целые программы по выкупу русских пленников у ордынцев.

В первую очередь это, разумеется, касается угодивших в плен представителей знати. Но и рядовых русичей тоже нередко возвращали домой.

Впоследствии, уже после распада Золотой Орды, когда главными источниками проблем, связанных с захватом пленных, стали Крымское и Казанское ханства, в России был введен особый налог: «полоняничные деньги». Собранные средства предназначались как для выкупа тех, кто был захвачен во время набегов, так и для освобождения русских воинов, попавших в плен на полях сражений.

Времена меняются: ордынцы на службе у русских

Если говорить о Золотой Орде, то стоит отметить, что с течением времени стала прослеживаться интересная тенденция. Чем слабее становился бывший улус Джучи и чем более укреплялись русские земли, новым центром которых стала Москва, тем более равные отношения стали возникать на уровне людей.

К началу XV века никого уже особенно не удивляло появление в русских землях «возвращенцев» из Орды с женами-татарками, которые принимали веру мужей. Чуть позднее представители ордынской знати начнут поступать на службу к русским князьям. Так возникнет огромное количество новых русских дворянских родов.

Например, татарский мурза Арслан Турген выехавший из Золотой Орды на службу к великому князю Василию ІІ Тёмному, приняв православие, стал Иваном Тургеневым: основателем рода Тургеневых.

Род Апраксиных возник после того, как еще в XIV веке на службу к князю Олегу Рязанскому из Орды прибыли братья-мурзы Солохмир и Едуган. Солохмир, ставший после крещения Иоанном, женился на сестре князя Анастасии Ивановне. Их правнук Андрей Иванович носил прозвище Опракса, которое впоследствии и трансформировалось в фамилию Апраксиных.

«И пьют с ними, и едят с одного, и женятся у них»: как ковалась дружба народов

Когда земли Поволжья и Казанского ханства вошли в состав России, власти столкнулись с тем, что бывшие русские пленники в этих краях практически полностью слились с местным населением. Причем как волжские булгары и чуваши перенимали привычки русских, так и наоборот: «Писаны земли полонянничные в татарских и в чувашских селах и деревнях, которые полонянники живут с татары и с чувашею вместе».

В конце XVI века митрополит Гермоген писал сокрушенно: «Многие де русские полоняники и неполоняники живут у татар, и у черемисы, и у чуваши, и пьют с ними, и едят с одного, и женятся у них, да многие же де русские люди, сверстные да недоросли живут у немец по слободам и по деревням, добровольно и в деньгах. И те де все люди также хрестьянские веры отпали и превратились у татар в татарскую веру, а у немец в римскую и лютерскую веру».

Церковный деятель при всей своей мудрости не смог разглядеть главного: из такого вот «слоеного пирога» выковывалась прочная, устойчивая ко всем внутренним и внешним невзгодам Россия.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here