Зачем "сицилийский пират" готовит равиоли в российской глубинке

Франческо Касторина готовит равиоли

Франческо бьет кулаком по дольке чеснока и кидает ее в сковородку с оливковым маслом. Быстро вынимает: нужно, чтобы чеснок просто отдал свой аромат. Кладет морской гребешок, половинки помидоров, нарезанные креветки и спаржу. Кричит: «Дайте кедровые орешки! — и поясняет: — Это для разницы текстур, чтоб чуть хрустело». «Я их спрятала. Их все время поедают!» — говорит повар Юля, протягивая пакет. «И правильно, — отвечает Франческо. — Спрячь опять, чтобы даже я не видел».

На самом деле прятать что-то от него бесполезно — он здесь царь и бог. А точнее — шеф. Итальянец Франческо Касторина — шеф-повар ресторана гостиницы «Баташев» Выксунского металлургического завода — одного из старейших центров российской металлургии. Рассказываем, зачем итальянец готовит пасту, и не только, в российской глубинке.

«Мы тут как футбольная команда»

Франческо здесь называют «сицилийским пиратом». Он действительно сицилиец, смуглый, с красивой сединой на висках, неожиданно стройный для шеф-повара. «Мне как-то сказали: «Вы, наверное, нехороший повар, потому что вы худой», — смеется он. — А я говорю: «Может, я такой, потому что я хороший повар? Потому что я обращаю внимание на то, что я кушаю?» Хотя вредное Франческо тоже любит — например, жареную картошку с белыми грибами. Ее итальянца научили есть в Сибири. Однажды к нему, шефу местного ресторана, подошел мужчина в костюме и сообщил: «Твоя кухня мне не нравится. Пойдем покажу тебе, что такое настоящая еда». И повез есть солянку, борщ, картошку… «Больше мы не общались, — рассказывает Франческо. — А потом я увидел его у нас на банкете. Иду на кухню и говорю: «Ребята, готовьте лучшую картошку с белыми грибами в вашей жизни». Приготовили, отнесли ему. Он сразу догадался: «Это Франческо?» И после этого мы как братья стали, и он принял мою кухню».

Зачем итальянец, работавший в мишленовских ресторанах, вообще переехал к этим странным русским, для которых жареная картошка может быть вкуснее пасты с трюфелями? Франческо просто всегда интересовала Россия: «Красная площадь, Распутин, Анна Каренина… Великолепная страна! — улыбается он. — Единственной трудностью был язык — я знал только «спасибо» и «до свидания». Но мне люди помогали — если я не понимал, пытались показать жестами… А я думал, только итальянцы жестикулируют!»

Чтобы выучить язык, Франческо наклеивал на предметы стикеры, на которых писал их названия — «холодильник», «вилка», «шкаф»… Сейчас он говорит по-русски свободно — может путать ударения или склонения, но не более того. Даже ругаться по-русски научился, хотя утверждает, что никогда не матерится: «У меня три сестры, и когда я был маленький, дома ругаться вообще было нельзя!»

Франческо в России уже 17 лет. Жил в Москве, Челябинске, Иркутске и Краснодаре, а последние шесть лет — в Выксе (Нижегородская область). Почему остановился на провинциальном городке? «Может быть, возраст? — улыбается он. — Да нет, я шучу. Мне тут интересно. Мы как футбольная команда — вместе играем ради одной цели». Франческо — футбольный фанат, да и сам любит поиграть. Его, конечно, много раз спрашивали, за кого бы он стал болеть, если бы в финале встретились Италия и Россия. «Ну конечно, за Италию. Но чтобы была серия пенальти. Пенальти — это как русская рулетка: так проиграть не стыдно».

«Иногда думаю: вообще артисты!»

Мы с Франческо режем лук-порей и спаржу, он учит меня держать нож: «Вот так у тебя пальцы точно в безопасности». Потом кладет все в блендер, добавляет немного сливочного масла — получается крем. Кричит: «Бабулька, дай мне тарелку большую!» Бабульками он называет посудомойщиц — любя, конечно. «Одна обижалась, говорила: «Я молодая». Я отвечал: «Значит, молодая бабулька…»

«Бабулька» для Франческо скорее комплимент: он до сих пор вспоминает кухню своей бабушки. «Есть такое блюдо — спагетти помидоро. Оно элементарное, но правильно приготовить его сложно. Когда бабушка готовила соус из помидоров, аромат был слышен из другой комнаты, — вспоминает Франческо. — Я бежал на кухню, брал кусочек хлеба, мазал соусом…» А вот маме так не удавалось, они даже ругались из-за этого. Она говорила Франческо: «Вот вырастешь, будешь есть все, что тебе приготовит жена». Тот отвечал: «Да лучше я сам научусь готовить».

Так в итоге и вышло. Хотя в кулинарию Франческо пришел случайно. Он оказался в Германии без работы и денег, надо было что-то делать. Зашел в телефонную будку, нашел там в справочнике телефон итальянского ресторана, позвонил и спросил, нет ли у них работы. Думал — будет мыть полы, а его поставили помогать шеф-повару. «Мне дали ключ от холодильника и сказали: никому его не давай, даже шефу, — рассказывает он. — Я все думал: как я могу ему отказать, если он попросит?» Как оказалось, шеф любил выпить и, если добирался до холодильника, таскал оттуда вино. «Понятно почему — работа нервная. Когда у тебя банкет на сто человек, могут быть все довольны? Нет, конечно!» Но в эту «нервную работу» Франческо втянулся.  

«Скажите, а правда, что русские люди разгильдяи и не хотят работать?» — спрашиваю я. «А почему только русские? — смеется Франческо. — Я считаю, все люди одинаковые. Хотя некоторые вещи здесь меня удивляют. Например, человек опаздывает на работу и рассказывает такую сказку, что невозможно не верить. А я понимаю, что он мне врет. Иногда думаю: вообще артисты!»

Но все-таки не случайно на пост шеф-повара в Выксе взяли именно итальянца. «Есть армии из вольнонаемников, а есть — из профессиональных воинов. Вот итальянские повара — это высокопрофессиональные специалисты. Он будет умирать, но свой долг исполнит, — говорит директор ООО «ОМК-Тур» (это юридическое название гостиницы «Баташев») Виктор Бровка. — С Франческо мы не проиграли ни одного крупного сражения. Мероприятия наших заказчиков мы обслуживаем на уровне московского «Кафе Пушкинъ».

Ради этого качества Франческо иногда приходится быть авторитарным: он может отказаться работать с продуктами, если они недостаточно хороши. А если поставщик привозит не то, «службе снабжения приходится вытирать пот с лица» и начинать все сначала. С вводом продуктовых санкций все стало еще сложнее, но постепенно выходы нашлись. Хотя за некоторыми сырами приходится ездить в Москву — но чего не сделаешь, чтобы угодить клиентам. Правда, клиентами посетителей ресторана Франческо не называет. Только гостями. «Клиенты — это просто люди, у которых мы хотим забрать деньги, — говорит он. — А для гостя ты все сделаешь, чтобы ему было хорошо».

«Мне тут хорошо»

Я не просто «в гостях» у Франческо, я в святая святых — на его кухне. Мы готовим равиоли, он показывает мне «самое простое тесто для пасты» — одно яйцо на 100 граммов муки. Режем креветки, спаржу, помидоры — это для начинки. Равиоли Франческо подает с двумя соусами. В высокой кухне подача вообще важна — поэтому тарелка слегка смазывается зеленым пюре, а «головки» спаржи, использующиеся как украшение, остужаются на льду — чтобы не потерять цвет. Мясо Франческо готовит на низкой температуре в вакуумном пакете — так оно сохраняет все полезные свойства. Потом режет ломтиками, поливает густым соусом, добавляет овощи и грибы… «Устала?» — спрашивает меня Франческо, когда мы доедаем второе блюдо. «Нет!» — «Устала, но улыбаешься. Десерт?»

Мы идем сервировать морковный торт. Из всего, что мы ели, это чуть ли не единственное, что есть в меню, — остальное Франческо нафантазировал на ходу. Как он объясняет, в кулинарии главное — знать базу. Остальное всегда можно придумать. Сейчас он ломает пополам пирожные «макарун», кладет на тарелку взбитые белки и шарик мороженого. Делает сахарную корочку на крем-брюле — для этого сахар надо обжечь из газовой горелки. Капает клубничный джем, кладет кусочек торта и просит у помощницы выбрать четыре листика мяты для украшения: «Только не таких красивых, как Анатолий, а как я». «Где ж найти таких, как вы», — вздыхает она.

Кстати, чтобы быть красивым (и стройным), Франческо выпивает в день по 3,5 литра воды. Хотя выпить водки тоже может. И вредной едой побаловаться любит — особенно русскими пельменями с, не поверите, магазинным майонезом. «Ну не с домашним же! Его ведь чуть-чуть не приготовишь. Он останется в холодильнике, я буду знать, что он там, поедать его… а мне не надо, у меня правильное питание!» Сметану и вообще молочное Франческо не любит. Он, что для итальянца вообще невероятно, даже сыр не ест — только моцареллу и буратту. А пельмени дома лепит его девушка: «Я это не переношу! Однажды в Италии надо было для банкета налепить много маленьких тортеллини, а у меня пальцы больше, чем они. Я сказал: увольняйте меня, я больше не могу!»

Уезжать из России Франческо не собирается: «А зачем? Мне тут хорошо». Хотя иногда его мама, насмотревшись новостей, звонит в панике — боится, что скоро начнется война. Он ее успокаивает. Он-то знает, как хорошо бывает в России. И даже водку для этого пить необязательно.

Бэлла Волкова

«Ваше Слово»: «Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here