«Инквизиторы приговорили к смерти весь народ Нидерландов», — это мы слышим часто. Однако террор начали сами жители этой страны. Сначала горели католические церкви, и уж только потом заполыхали костры инквизиции.

450 лет назад, 16 февраля 1568 г. испанская инквизиция приговорила к смерти всё (!) население Нидерландов, как «закоренелых еретиков». Разумеется, приговор не был приведён в исполнение и остался своеобразным курьёзом истории.

Именно так отмечают эту дату разнообразные интернет-ресурсы, имеющие целью рассказать, «что случилось в этот день давным-давно». На самом деле, если и говорить о курьёзе, то он наличествует лишь в головах тех, кто не рефлексирует, а распространяет заведомо спорные сведения. В существовании такого приговора сомневались и по-прежнему сомневаются ведущие специалисты, как по истории Нидерландов, так и по истории испанской инквизиции. Однако дыма без огня не бывает. Так что же по-настоящему произошло в Нидерландах?

1. Курица и золотые яйца

Долгое время эта страна входила в Священную Римскую империю, и именно в составе этого наднационального государственного образования пришла к успеху. Он стал особенно очевидным, когда уроженец города Гента, бургундский герцог Карл, стал в 1516 г. королём Испании, а четыре года спустя — и императором Священной Римской империи. Под его скипетром объединилась половина Европы и только что открытые земли в Новом Свете. Но даже на этом фоне Нидерланды блистали. Маленькая страна вносила в имперскую казну в виде налогов вдвое больше, чем давали золотые и серебряные рудники Америки вместе взятые. Или, иначе говоря, до 50% дохода Империи обеспечивали именно «Низко лежащие земли». Основой этого экономического чуда стали элементарные лазейки в таможенном устройстве Империи. Купцы Нидерландов, как подданные Империи, были освобождены от пошлин. Скажем, скупая по дешёвке испанскую шерсть, они превращали её в сукно, которое продавали в германских землях Империи по баснословным ценам. А в ответ на вопрос: «Не слишком ли вы, граждане, зарвались?» делали круглые глаза: «Ничего не знаем, мы все подданные государя императора, живём в едином политическом и экономическом пространстве».

2. Любишь кататься — люби и саночки возить

Однако палка оказалась о двух концах. Единое пространство на то и единое, чтобы всё население худо-бедно подчинялось одним и тем же законам. В том числе и церковным. Вот, скажем, в Испании есть Святая инквизиция, которая бережёт богобоязненный народ от зловредных еретических учений. Поскольку тогда последние переживали расцвет, причём аккурат по соседству с Нидерландами, наводнив страну целым сонмом «лжеучителей и проповедников», Карл V учредил там специальный инквизиционный трибунал. По образу и подобию испанского. Внезапно нидерландские купцы и промышленники были поставлены перед фактом — такое выгодное с точки зрения экономики «единое пространство» может, оказывается, повлечь и кое-какие издержки. Например, смертную казнь и конфискацию имущества за отступление от «святой матери нашей Римско-католической церкви».

Портрет Карла V. Картина Хуана Пантоха де ла Круса.

Портрет Карла V. Картина Хуана Пантоха де ла Круса.

3. Кнут & пряник

Как ни странно, но с таким положением дел дворянская и даже купеческая верхушка Нидерландов готова была мириться. Бонусы «единого экономического пространства» явно перевешивали все идеологические издержки. К тому же преследование еретиков касалось поначалу самых отпетых — анабаптистов. Это были своего рода «леваки» среди протестантов. Курс на свержение всех властей — и духовных, и светских, установление общности имущества, включая жён, устройство на земле царства всеобщей социальной справедливости… Словом, когда восстание анабаптистов 1534 — 1535 гг., поддержанное крестьянами и плебеями, было потоплено в крови, многие в Нидерландах даже вздохнули с облегчением. Такое равновесие держалось довольно долго.

Устраивающая всех система надломилась, когда Карл V отказался от престола, и его держава была поделена на две независимых. Брату Фердинанду достались германские земли и корона Священной Римской империи. Сыну, Филиппу — Испания и Нидерланды. Существование пряника в виде «единого экономического пространства» приказало долго жить.

А вот доля кнута для Нидерландов оказалась заметно увеличена. Если при Карле там было четыре католических епископа в четырёх епархиях, плюс трибунал инквизиции, то Филипп взялся за дело всерьёз. Для начала увеличил количество попов в пять раз — теперь в Нидерландах стало 20 епископов и 20 епархий. А при каждом епископе — целых два инквизитора со штатом. Да ещё «великий инквизитор» над ними во главе.

Филипп II и его отец Карл V.

Филипп II и его отец Карл V. «Ваше Слово»:

4. Раззудись, плечо, размахнись, рука!

Содержание всей этой компании легло на плечи страны — выходило, что король и попы запустили руку в карман «честных бюргеров» чуть не по локоть. Неудивительно, что в 1565 г. полыхнуло сразу в нескольких местах. Неудивительно также, что на этот раз восставших поддержало и купечество, и даже часть дворянства. За короткое время было разгромлено и сожжено более пяти с половиной тысяч церквей. Количество изнасилованных монахинь, разбитых икон и статуй, а также разграбленных церковных ценностей учёту не поддаётся — восставшие уничтожали не только предметы культа, но и всю документацию. Тем, кто считает, что протестанты были белым и пушистым меньшинством, вся вина которого только в непривычном богослужении, придётся пересмотреть приоритеты. Массовый террор открыли именно протестанты. Другое дело, что их до этого довели.

5. Оружие возмездия

Однако как раз вопрос кто первый начал, меньше всего волновал нового короля, Филиппа II. Вот его слова: «Клянусь душой моего отца, им это будет дорого стоить». Слово своё король сдержал. Удар возмездия был тяжёл. В Нидерланды отправили корпус герцога Альбы, призванный «разобраться и покарать виновных». Сам герцог, впрочем, желанием разбираться не пылал: «Мне постоянно приходится разбирать каждое их дело, потому что мне докучают прошениями и ходатайствами по каждому случаю. Они совсем замучили меня своими приставаниями». Для поиска и наказания виновных учредили «Совет по делам о беспорядках». Во главе его поставили Хуана де Варгаса, который, согласно преданию, каждое утро просыпался с криком: «Вешать! Вешать! Вешать!»

Именно этот временный орган, получивший название «Кровавый совет» и постановил, что виновные в ереси или отступничестве, а также те, кто называет себя хорошими католиками, но ничего не сделали для наказания еретиков, одинаково виновны в измене церкви и государству. А так как почти все граждане Нидерландов были виновны в подобных деяниях, всех их следовало заранее приговорить к смертной казни с конфискацией имущества.

Результат деятельности «Кровавого совета» был скромен. Всё население Нидерландов насчитывало тогда около 3 млн. человек. За 6 лет своей деятельности — с 1567 по 1573 гг. Совет казнил около 19 тысяч человек.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here