21 августа лидеру группы «Дюна» Виктору Рыбину исполняется 55 лет. В интервью «Ваше Слово» юбиляр рассказал о своих теплоходах и о том, куда дел подаренный ему однажды автомат Калашникова.

Лидер и основатель легендарной группы «Дюна» Виктор Рыбин 21 августа отмечает юбилей — 55 лет. «АиФ» поговорил с именником о том, для кого сейчас поет «Дюна», прорываются ли к Рыбину в гостиницу поклонницы и что дарят на концертах.

Владимир Полупанов, «АиФ»: В «Википедии» написано, что ты советский и российский певец…

Виктор Рыбин: А что в этом плохого?

— …кем ты в большей степени себя ощущаешь: советским или российским?

— Когда мы начинали, пели в Советском союзе и были советскими артистами, а потом плавно и органично стали российскими. Причем, в советском периоде я чувствовал себя «иностранным»  музыкантом. Мы слушали тогда преимущественно западную музыку. Старались, во всяком случае. Потому что учиться надо было на чём-то. В Советском союзе была хорошая школа классической эстрады. А своей школы рока у нас не было. Мы любили рок. Поэтому посматривали на Запад. И чувствовали себя в СССР передовыми людьми потому, что несли западную культуру советскому народу. На самом деле, это было глупостью. Потому что советскому народу не нужна была никакая западная культура. И нынешнее время это показало. Песни советских групп «Веселые ребята», «Поющие гитары», «Песняры», «Поющие сердца» и т.д. и сегодня востребованы не меньше, чем образцы западной музыки.

Дом-корабль солиста группы «Дюна» Виктора Рыбина и его супруги Натальи Сенчуковой в Московской области.

Дом-корабль Виктора Рыбина и его супруги Натальи Сенчуковой в Московской области. Фото:

Я родился в 1962 году в великой стране, через год после того, как наш Юрий Гагарин первым полетел в космос. Я и тогда гордился своей страной. И сейчас горжусь, что живу в не менее сильном государстве, а в чем-то, может быть, и более сильном, чем СССР. Потому что сейчас наши мозги сказками о западном мире не затуманить. Мы можем сами посмотреть этот мир своими глазами.  Нас, рожденных в СССР, трудностями не напугать, у нас уже иммунитет ко всему. Нет каких-нибудь  западных продуктов — и ладно. Да мы в советское время росли на жареной картошке с салом и яичнице. И все было отлично. Да, мы радовались, когда мама на праздник привозила сыр «Виолу». Но «Янтарь» был не менее вкусный.

— У тебя за плечами учеба в военно-морском училище Северодвинска. Страсть к морю сохранилась?

— Хотя мой праздник 19 марта День подводника я всегда отмечаю и День Военно-Морского Флота, и День работников водного транспорта. В этом году учредили День кораблестроителей. Конечно, моя любовь к морю осталась. Это моя третья страсть. После Наташи и музыки.

Виктор Рыбин в своем доме на корабле в Московской области.

Виктор Рыбин в своем доме на корабле в Московской области. Фото: / Сергей Пятаков

— У тебя, я слышал, в собственности несколько теплоходов?

— У нас с Наташей на двоих два действующих, и один мы еще строим. Сейчас я разговариваю с тобой (по телефону Ред.), находясь на одном из них.

— По каким маршрутам ходят ваши теплоходы?

— По рекам России. Протяженность единой водной системы РФ 6 тысяч километров. Поэтому я всегда говорил, что Долгопрудный, где я живу, это город-курорт и «порт пяти морей». Отсюда можно в любую сторону идти водным путем если тебе надо на Питер, ты уходишь налево на Рыбинское водохранилище, а если на Волгу, то направо.  Далее можно выйти на Дон, затем в Азовское море и дальше. Если твоя лодка имеет разряд морского плавания с литерой М, то можно загрузиться в Долгопрудном и уплыть в любую точку мира.

— Так ты можешь, наверное, не петь уже, а просто сдавать в аренду теплоходы?

— Не могу. Для того, чтобы содержать теплоходы, мне приходится петь. Мы их в аренду особенно не сдаем, потому что это не бизнес, а увлечение. Музыка по-прежнему локомотив. И финансовый, в том числе, как ни странно. Хотя ничего в этом странного. Это наша профессия.

— Удалось ли тебе попасть в «страну Лимонию», о которой ты поешь в одноименной песне?

— Если речь идет о рублях, то да.      

— До сих пор эта песня актуальна, по-твоему?

— Конечно, актуальна. Все мы мечтаем, ищем себе место, где у нас не будет проблем. Людей что интересует? Чтобы не было материальных проблем. Чтобы детей можно было выучить, самим более-менее комфортно жить. И все это упирается в деньги, а деньги в работу. Цепочка правильно выстроена. «Страна Лимония» с юмором эту схему описывает.

— Еще у вас есть песня «Привет с Большого бодуна». Когда ты в последний раз находился в состоянии большого бодуна?

— Очень давно. Наверно, последний раз году в 90-м. Когда мы с Наташей познакомились, я побухивал пару месяцев, а потом перестал.  Сейчас пью в меру, в хорошей компании  пивка или винца легкого.  Я вспоминаю свою юность тогда была задача не насладиться напитком, а выпить, чтобы повеселиться и почудить. А сейчас задача другая. Посидеть с друзьями, расслабиться, поговорить и ощутить вкус напитка.

— Вы воспели бодун с какой целью? Чтобы сообщить, что и это состояние бывает продуктивным?

— По большому счёту никого не интересует смысл песни — запоминаются, как правило, хлесткие фразы. В этой песне хлесткая фраза «Привет с Большого бодуна». А песня сама по себе как раз о культуре пития.

— Ты рассказывал мне, как в 90-е пел на сходках у бандитов, а они тебе потом подарили автомат Калашникова.

— Подарили, но я его тут же вернул. И сделал так, чтобы не обидеть тех, кто мне его подарил. Сам понимаешь, дарили мне его люди с определенными взглядами на жизнь.

— А что сегодня дарят?

— На днях у нас был концерт в Луховицах. И нам подарили корзинку луховицких огурцов, морковки и свеколки. Вот это подарок! Класс!

— По тому, какие дарят подарки, можно судить о том, в каком состоянии находится страна?

— Наша страна всегда в нормальном состоянии. В 90-е просто кто-то был озлоблен, кто-то растерян. Но все равно, страна жила нормальной жизнью. Как тогда дарили мягкие игрушки, так и сегодня дарят. Мне уже 55 лет, а все равно несут. То бутылку коньяка подарят, то на сцену ящик пива вытащат. Страна наша ни на минуту не умирала. Я всегда говорю, что «Дюна» пела и всегда будет петь для тех, кто не умер в 90-е. Наши люди и после 90-х не скурвились, не испортились. Сами выросли, профессию получили, детей воспитали. И остались в стране. Вот мы, «Дюна», оттуда.

— А для тех, кто уехал из страны, вы не поете?

— За 30 лет существования «Дюны» мы ни разу не были за границей на гастролях. Ни в Германии, ни в Израиле, ни в Америке. Нигде. Нас не приглашают, видимо, потому что мы не для них, как мне кажется. Мы поем для всех, просто песня «Коммунальная квартира» это же про нашу страну. Про тех, кто здесь живет.

Наталья Сенчукова и Виктор Рыбин.

Наталья Сенчукова и Виктор Рыбин. Фото:

— Но так ведь те, кто уехал, сполна «насладились» жизнью в коммуналках здесь. Поэтому и уехали, возможно.  

— Видимо, они про это хотят забыть и никогда не вспоминать.

— У вас с Наташей (Сенчукова, жена Ред.) много дуэтов. Тебе больше ни с кем не хотелось спеть, или жена не разрешает?

— Ни с кем я больше не хочу петь. Мне с Наташей поётся лучше всего! И зачем мне кого-то еще вытаскивать? Семейный дуэт это здорово. Гонорар уходит в одну семью.

— А активные поклонницы у тебя остались?

— У меня своеобразные поклонницы. И потом я не дамский угодник. И всегда это подчеркивал. Женщины воспринимают меня, как смешную поющую игрушку.  

— То есть у гримерки не стоят, в гостиничный номер не рвутся?

— У гримерки стоят. В гостиничный номер не прорываются. Потому что знают, что я на гастролях с Наташей.

— Умеешь ли ты валять дурака? И когда ты в последний раз это делал?

— Многие считают, что я только и делаю  валяю дурака. Раньше была такая хохма, что валять дурака это пытаться поднять пьяного. Я валяю дурака только в своей компании и когда есть настроение.

— Как дела у Сергея Катина, с которым вы создавали «Дюну»? Или вы не общаетесь?

— Он будет на дне рождения. Мы общаемся. У Сереги бизнес, который связан с винилом. Он еще в школе винилом занимался. И это детское увлечение превратил в серьезный бизнес. Он не только в России, но и в Европе торгует. У него крупная компания.  Оказывается, рынок винила во всем мире гигантский. Я сам этого не знал, пока не столкнулся. Мне нужно было подарить одному человеку виниловую пластинку Deep Purple «In rock» 70-го года. Я обратился к Сереге, и он меня просветил.

— «Дюне» в этом году исполнилось 30 лет. Коллектив до сих пор востребован или ты до сегодня ездишь чаще как сольный исполнитель?

— Кому я нужен как сольный артист? Это если кто-то денег жмет на дорогу… А так обычно все «Дюну» хотят. Мы работаем. У нас все в порядке. The Rolling Stones же никуда не делись. И мы так же.

— Ты «Дюну сравниваешь с «роллингами»?!!!

— А что в этом такого? Они там круты, а мы здесь.

— Панамку и пиджак со значками ты по-прежнему используешь в концертах?

— В этой панамке и пиджаке я выступил пару раз. И на всю жизнь прилепился ко мне этот образ. Матом ругнёшься случайно, и тебя будут считать всю жизнь матершинником. Один раз напился, стошнило тебя, и все считают алкаш. А человек просто не пьет, возможно, потому, что его от алкоголя тошнит. Так и панамка с пиджаком ко мне прилипли. Нормальная одежда у меня на концертах. Просто она веселая, разноцветная. Но панамки нет. И пиджак со значками я давно на гвоздь повесил. На концертах в нем тяжело, жарко. Нужна легкая одежда. Шевелимся мы много, потеем сильно, поем громко.

— Ты какую-нибудь общественную работу сейчас выполняешь?

— Не скажу. Чего об этом говорить? У каждого человека есть своя общественная работа. У кого-то поменьше, у кого-то больше. Стараюсь не отставать. Занимаемся.

— У тебя дочь служит в полиции. Сын студент. Никто из них не пошел в музыку?

— У Васи есть группа. Играет.

— А въезд на Украину тебе запрещен?

— Не знаю. Не пробовал. Да и не хочу туда ехать. Мы даже когда были популярны, редко туда ездили. Как-то не сложилось. Наша территория Российская Федерация. 

— Не смотрел ли ты батл между рэперами Оксимироном и Гнойным?

— А что это?! Я правда не знаю, что это. Это что, человека так зовут Гнойный?

— Это такой псевдоним.

— Это … какой-то! Прости меня.

— Остались ли у тебя еще мечты?

— Остались. Я мечтаю о том, чтобы дети нашли себя в жизни. И еще мечтаю построить четырехпалубный теплоход. И чтобы я сам проект придумал.

— Как будешь отмечать день рождения?

— В шортах. Около бассейна. Придут друзья. И мы дадим небольшой концерт для них в Долгопрудном.  А где мне еще отмечать? Это же город-курорт.    

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here