В России появилась новая шлюхта

Бомонд России - вчера они были простыми Иванами да Марьями. Сегодня у них псевдонимы и дворянские титулы. С чего бы вдруг?

Александр Гутин, поэт

Сейчас быть потомками крепостных Ерёмок Хвостовых и пролетариев Шаповаловых стало моветоном. Времена обнулились и поменялись. Половина так называемых светских львиц  - этаких надувных бывших Зин с собакой под мышкой - берут себе почему-то псевдопольские фамилии. Типа Рынска, Робски, Старски и т. д. Пани и панове в массовом порядке возникают на месте потомков рязанских крестьян и сибирских охотников. Им кажется, что это статусно звучит: пани Карлицки. Не какая-то вам Сироткина. А новая шляхта. Вернее, шлюхта.

А ведь в заповедных уральских райцентрах её одноклассницы Танька и Тонька очень хорошо помнят, как Сироткина прыгала через козла на уроке физры, подбадриваемая эротическими шлепками физрука Петровича. Но какое это имеет значение, если в душе звучит полонез пана Огинского

Не только дамы грешат желанием быть аристократией. Сегодня появляются Роберты Джонсоны, бывшие Васи Пупкины. Гонсалесы и Скилаччи, которых иначе как Коля и Федя мамы не называют. Федя Гонсалес из мордовского села. Что может быть прекраснее? Разве что Роберт Иванович Джонсон из семьи Бубенцовых, потомст­венных алкоголиков из Торжка.

Всё бы ничего, можно стать хоть Эй Джи Оуэном, но что делать, если у тебя на лбу большим старославянским шрифтом написано «Вологда-гда-гда»? 

Что делать, если Барбара Карлицки «звОнит», а не «звонИт»? Что делать, если Элвис Шаповалофф наблевал в лифте? Какое падение нравов в высшем дворянском обществе? «Что скажет княгиня Марья Алексеевна?» Сегодня даже дворянские титулы раздают, оказывается. 

Многим известным людям сейчас модно дарить самые разнообразные титулы. В итоге Павел Буре, Лидия Федосеева-Шукшина, Станислав Садальский, бывший депутат в бегах Алексей Митрофанов имеют графские титулы. Людмила Нарусова - княгиня. Алла Пугачёва тоже. Её супруг Максим Галкин - барон. Мне это напоминает новое казачество. На дворе ХХI век, а они всё в «Угрюм-реку» играют, каждый второй - Прошка, каждый первый - Мелехов. И главное, побольше крышечек от пепси в качестве орденов. За взятие ипотеки и оборону холодильника. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here