На телевизионной кухне что-то происходит: с Первого уходит целый Малахов.

Владимир Мамонтов, журналист:

— За ним прицепом Олешко, который больше года не находил там постоянной работы, но «сам ушёл» звучит красивше, правда? Плюс Кизяков «уходит», забирая свой толстобокий чайник. Комментаторы взлетели высоко. Телевидение, которое не смогло удержать внимание основной части аудитории, терпящее поражение от мускулистого и моложавого Интернета, в панике переформатируется? Оно прислушалось к мнению новогодних критиков — и скоро все надоевшие лица испарятся, как ведьмы с криком петуха? Оно учло печальный опыт той же Клинтон, которая поставила на телеброненосцев, но проиграла отрядам смертоносных интернет-дронов?

Ну от глобальных тенденций, конечно, не укроешься. И некоторые лица утомили. Но что-то подсказывает: в нашем случае всё проще. Вернее, в трёх наших случаях. Они все разные. (Есть ещё Борис Корчевников, который переходит на богоугодный канал, это похоже на уход грешника в монастырь, но обсуждается не столь пылко.) Житейский опыт позволяет догадываться: Андрею Малахову сделано предложение, от которого он не смог отказаться. А руководство Первого посчитало, что участвовать в аукционе на повышение не будет. Константин Эрнст, похоже, полагает, что есть предел, за которым борьба за популярного, кто ж спорит, ведущего не имеет резона. Это вообще хороший вопрос для любого начальника: доколе старый конь должен успешно бороздить и когда новый железный конь должен прийти ему на смену? Обычно ответ знает главбух.

Насчёт Александра Олешко канал уже откомментировал: нет для него программы. Такое бывает. Не сошёлся же свет клином на одном Первом. С Тимуром Кизяковым своя история: формат его милой программы — утренний чай с патокой — тоже наверняка найдёт себе место где-нибудь на нашем ТВ. Видимо, вместе с ним приютятся и самоповтор, и «семейственность», которая комфортна авторам, но которую ловит чуткий зритель.

Степень горячности, с которой всё это обсуждается, намекает: нет, телевизор рано списывать. Он ещё поборется за умы и сердца. Может, это заодно и диагноз нам, по ту и эту сторону экрана, но тут уж как в анекдоте про психиатрию: кто первый халат надел, тот и доктор.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here