Три мощнейших фигуры на одной площадке – режиссер Татьяна Лиознова, актеры Татьяна Доронина и Олег Ефремов – породили культовый фильм «Три тополя на Плющихе». Но далось это создателям нелегко и не без ссор.

Картина Татьяны Лиозновой «Три тополя на Плющихе» вышла на экраны весной 1968 году и сразу стала лидером проката, покорив зрителей задушевной, лирической историей, в которой деревенская жительница Нюра в исполнении блистательной Татьяны Дорониной приезжает в Москву, чтобы продать по заданию своего мужа  домашнюю ветчину. И встречает мечтательного таксиста.

Влюбилась в… музыку

Интересно, что своим появлением фильм обязан мелодии – в кино это случается крайне редко. Обычно музыка пишется для фильма, здесь же толчком послужила песня «Нежность», которая  фильме звучит в исполнении Татьяны Дорониной и певицы Майи Кристалинской.

Лиознова признавалась в интервью: «Меня необычайно вдохновляет музыка. Некоторые из моих картин в буквальном смысле родились благодаря песням. «Три тополя» – как раз тот самый случай». Песню Пахмутовой «Нежность» Лиознова, по её словам, впервые услышала, когда композиция еще не стала всесоюзным хитом. Песня её захватила, и режиссёр начала придумывать разные истории, в контексте которых «Нежность» могла бы прозвучать. Делала какие-то наброски. Но всё, что писалось в виде черновика сценария, на понравившуюся музыку как-то не ложилось. И тут на глаза режиссеру попался один рассказ. Тут-то Лиознова и решила: сюжет есть! Оставалось только продумать нюансы, краски характеров.

В основу сценария в итоге лег рассказ популярного в 1960-е годы советского писателя Александра Борщаговского. Только называлось его произведение «Три тополя на Шаболовке». Лиознова решила название поменять, т.к. в конце 1960-х уже существовал телецентр на Шаболовке и слово «Шаболовка» в умах публики могло вызвать неправильные ассоциации. Лиознова полагала, что зритель, увидев афиши, решит, что это любовная история двух телеведущих.  Поэтому, как только киногруппа определилась, куда именно приедет героиня в столицу, решили от  названия улицы и «плясать». Хорошую натуру подобрали на Плющихе и поселили туда сноху главной героини Нину в исполнении Алевтины Румянцевой. Район вблизи Плющихи стал в фильме одним из полноценных героев.

Не выдержало сердце

Татьяна Доронина, которая всегда очень щепетильна в выборе ролей, увидев фотопробы, согласилась сниматься сразу же, сказав, что фотографии были очень естественные, живые. «Полное отсутствие какого-либо украшательства было обаятельно и неожиданно. Потому что, когда снимают крестьянок или колхозниц, не считают нужным убирать накрашенные губы, подведённые глаза… А это надо делать. Это совершенно особая страна под названием «Русская женщина».

Но, как позже выяснилось, найти актрису на главную роль и  «поселить» героиню на Плющиху было значительно легче, чем работать со звездной исполнительницей Дорониной. Несмотря на то, что Татьяна Лиознова была  железной женщиной, не терпящей возражений на съемочной площадке  — ей беспрекословно подчинялись все актеры-мужчины на «17 мгновений весны» — с Татьяной Дорониной режиссер откровенно не справлялась. Как рассказывала в интервью Лиознова, однажды после очередной стычки с актрисой у нее случился сердечный приступ.  Это были не съемки, а битва титанов. 

Актёр и друг Дорониной Вячеслав Шмыров рассказывал: «Мне кажется, Татьяна Доронина была единственной силищей, мощным характером, перед которым Лиознова пасовала. Доронина стала единственным человеком, которому она однажды уступила. В фильме должна была быть сцена приезда Нюры в Москву – вагоны, паровозы, вокзал… Героиня Дорониной должна была выйти на перрон, купить мороженое и съесть его. Но когда дошло до съемок, Доронина неожиданно для всех отказалась сниматься. Когда Лиознова пошла выяснять, что случилось, Татьяна Васильевна с вызовом заявила: «А вы разве не знаете, что я не люблю мороженое?».

Свидетелями стычки были все присутствовавшие на площадке – операторы, помощники режиссера, актеры. По выражению лица Дорониной режиссер поняла, что актриса может покинуть съемки. И тогда она наступила на горло собственной гордости и убрала эту сцену из картины. Результат для Лиозновой всегда был важнее личных амбиций.

А ещё для Лиозновой было важно показать Москву во всей красе. В фильме показаны все высотки Москвы, и все окрестности Плющихи.

 Когда Нюра-Доронина едет на такси, она говорит герою другого «кинотитана» — Олега Ефремова: «Там дом такой, что и проглядеть-то нельзя. Отовсюду видать». — «Высотный, что ли? Так он на Смоленской». — «Ну что ты, на Смоленской… Мост там. И церква старая. Как дом-то сложили, так церква в землю ушла. Скукожилась». Это героиня описывает Дом архитекторов на Ростовской набережной. Позже Нюра встанет у окна и будет рассматривать Ростовские переулки в округе Плющихи.

Олег Ефремов в фильме «Три тополя на Плющихе», 1967 год

Олег Ефремов в фильме «Три тополя на Плющихе», 1967 год Фото: / Кадр из фильма «Три тополя на Плющихе», 1967 год

Многие думают, что в названии фильма упоминаются три конкретных дерева, которые когда-то росли на Плющихе. Но внимательный зритель заметит, что таксист Саша ожидает героиню Дорониной  рядом с кафе «Три тополя» — отсюда и название. На самом деле такого заведения на 6-м Ростовском переулке никогда не было. Кинокафе построили для съемок специально. На этом месте сегодня парковка. А местные пожилые жители до сих сожалеют, что деревянный пол от кинокафе не оставили им под танцплощадку.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here