Пятница, 9 утра, тепло и солнечно. Комсомольская площадь, которую в народе называют Площадью трёх вокзалов.

Люди в дырявой одежде дремлют на ступеньках Ленинградского и Ярославского, матерясь сквозь сон. Кто-то лежит носом в землю на траве на островке безопасности между вокзалами. Полураздетая бабушка присела и писает прямо перед входом на Казанский. Ну и, конечно, бомжи клянчат милостыню и грозят кулаком всем тем, кто не полез за кошельком. Во мне борются два чувства — брезгливой жалости и страха. Мне жалко этих людей, но я их боюсь, потому что они опасны. Могут заразить серьёзной инфекцией, ударить — если совсем перепьют. Причём поражает вот что: вокруг масса полицейских, но привокзальные бомжи как будто живут с ними в параллельной реальности. Как так?

Три часа — и до свидания!

На территории Казанского вокзала, как мне рассказывают, ежедневно находятся несколько патрулей, кругло­суточно ЧОП «РЖД-Охрана», а также сотрудники полиции и ­ОМОНа. В местном Красносельском отделении полиции тоже с отчётностью в порядке — в сутки по федеральной базе проверяют до 120 человек, вызвавших подозрение. Но почему не получается навести порядок? 

«Что мы можем сделать? — вздыхают привокзальные полицейские. — Привести бомжа к нам, выдать ему справку об утрате документов и через три часа отпустить. Законы нужно менять». Что ещё удаётся выяснить? Совсем больных у полицейских перехватывает «скорая помощь» — до 6 человек в день. В приёмник, если сам человек не выразил такого желания, его отправить невозможно. Полицейские на грани срыва — несколько из них в процессе войны с бродягами уже заразились туберкулёзом.

По информации Московского центра дезинфекции, кроме туберкулёза от бездомных можно заразиться и чесоткой, и педикулёзом, и различными формами грибковых заболеваний, не говоря уже о гриппе и простудах. Это при непосредственном контакте. Но подхватить вшей или чесотку можно, даже не подходя к бомжу! Ведь вши, особенно если их много, остаются на сиденьях и скамейках, а чесотку можно «получить», подержавшись за перила. 

Столичная милиция перегоняет бомжей поближе к вокзалам — на площадь, подконт­рольную железнодорожной полиции. Та оттуда их гонит к метро, а затем их снова разворачивают к вокзалам. И так без конца. 

«Тут вот ещё какое дело, — объясняют стражи закона, — рядом с вокзалом организовали пункт выдачи бесплатного питания для лиц, не имеющих постоянного места житель­ства. Дело важное и нужное, но… Бездомные со всей Моск­вы сюда потянулись, как к кормушке. Поедят, выпьют — и ночуют рядышком, чтобы назавтра снова поесть. В выходные у них трёхразовое питание! Дело благородное, но не совместимое с лакомой для бомжей привокзальной территорией. Они и в фонтане здесь купаются, и испражняются прямо на площадях, и упаковки от еды разбрасывают. Кражи, беспредел!»

Бабушку увезли!

Как разъясняют в пресс-службе Департамента труда и соцзащиты, действительно, за Ярославским вокзалом (Красно­прудная, 3/5) оборудовали пункт срочной социальной помощи. На специально выделенном земельном участ­ке установлены обогреваемое тентовое укрытие, биотуалеты, мусорные контейнеры. Палка о двух концах. Бездомным — реальная помощь, пассажирам трёх вокзалов и окрестным жителям — вред, потому что бесплатное питание манит бомжей со всех концов столицы. Что несколько облегчает ситуацию — рядом с раздачей еды постоянно присутствует бригада «Социального патруля» — мобильной службы помощи бездомным. Но, опять же, без их желания определить их, например, в Центр социальной адаптации невозможно. А бездомные уезжать прочь от этого места не желают, не дураки. И что поделать с этим замкнутым кругом?

Точка «антисоциального притяжения». Чем Комсомольская привлекает бомжей?«Мы делаем всё, что в наших силах, — комментирует Тимур Соцкий, глава пресс-службы Дирекции железнодорожных вокзалов. — В первую очередь меняем формат вокзального пространства, убирая точки «антисоциального притяжения». Например, на днях на Казанском вокзале с поперечной платформы убрали все кафе типа забегаловок, реформируем зоны торговли, залы ожидания. Повышаем уровень комфорта и услуг, чтобы сама среда не допускала наличия опасных элементов. Мы не имеем возможности не пустить бомжа на вокзал или в зал ожидания, если он купил, например, самый дешёвый пригородный билет за 32 рубля, но мы стараемся трансформировать пространство так, чтобы антисоциальные люди не создавали дискомфорт пассажирам. Современные супермаркеты, сетевые кафе, благоустроенные парковки — на таких территориях бомжи не показываются». 

Изменение законов, пере­устройство вокзалов — дело не на один день. Поэтому, если конкретный бомж создаёт вам неудобства, не будьте равнодушными — звоните в «Социальный патруль» по телефонам круглосуточной «горячей линии»: 8 (495) 720-15-08 и 8 (499) 357-01-80. Лично я по­звонила. Через 20 минут писающую бабушку с Казанского вокзала посадили в машину и увезли.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here