В годовщину начала операции федеральных сил против боевиков, вторгнувшихся в Дагестан, фотограф «Ваше Слово» Владимир Сварцевич вспоминает легендарного генерала Трошева, возглавившего тогда борьбу с бандитами.

Южный военный округ(в прошлом СКВО) весь год своего бывшего командующего, генерал-полковника Геннадия Трошева. Ровно 18 лет назад, в августе 1999, он возглавил группировку федеральных сил, которые отразили нападение боевиков на Дагестан. А в этом году ему могло бы исполниться 70 лет.

В эти дни я вспомню фотографию генерала, которую сделал во время Чеченской кампании. Казалось бы — рабочий момент, но таким всегда был генерал Трошев. Открыто эмоциональным, прямым, без подвоха, искренним. Объектив просто зафиксировал то, что знали тысячи солдат и офицеров. 

А еще можно вспомнить о снимке, которого я не сделал. Но об этом чуть позже. 

Геннадий Николаевич, родившись в Берлине, всю жизнь служил честно, пулям не кланялся, за наградами и должностями не гнался. На Кавказе чеченские женщины целовали ему руки за справедливость, а боевики сдавались без боя. У него была своя «окопная правда», о которой он рассказал в авторской книге. Его любили подчиненные, не смотря на характерные «трошевские» категоричность и излишнюю прямоту.

Его любили солдаты, а он «шел в атаку» на тех, кто их обижал. Во время боев против банды Басаева в дагестанском селе Карамахи Трошев был свидетелем того, как простой солдат, оператор-наводчик танка Женя Капустин молниеносно и точно поражал вражеские цели. Генерал тогда подписал наградные документы на присвоение танкисту звания Героя России. Почти полгода бумаги толкались по коридорам Министерства обороны. Трошев терпеливо выслушивал объяснения кадровиков, которые ставили под сомнение легитимность присвоения этого звания. Казалось, иногда за справедливость по отношении к солдату Жене Капустину он был готов пойти в очередную рукопашную с военными чиновниками. Не выдержав, Трошев пустил в ход «главный калибр» — позвонил президенту России Владимиру Путину, который всегда верил генералу. Справедливость по отношению к русскому солдату была восстановлена.

Такой прямой генерал Трошев. История одной фотографии

Фото 

А вот обещанная история фотографии, которой не было. Однажды, во время боев с бандой Радуева, я видел такое, что гражданскому человеку на войне видеть не стоит. Тогда в ночном бою погиб начальник разведки 58 армии (той, что командовал Трошев), полковник Александр Стыцина. В бою с прорывавшейся бандой Радуева тот заменил собой пулеметчика, а в критический момент вызвал огонь на себя. Тогда же стало ясно, что в раненого полковника бандиты встрелили из гранатомета. Возле штабной палатки стояли носилки с погибшим офицером. Точнее с тем, что от него осталось. Откинув брезент, Трошев встал на колени и буквально завыл как раненный зверь. Помню только одно — на останках погибшего Стыцины тикали командирские часы, а светящаяся стрелка отсчитывала уже его внеземную жизнь. Сделать тогда рука с фотокамерой не поднялась. Буквально. Это было что-то личное, мужское, а Трошев не скрывал своих слез. 

Спустя много времни я готовил для нашей газеты интервью с Трошевым, когда тот был уже командующим Северо-Кавказским военным округом. Ообстановка была почти домашней, насколько позволял его генеральский кабинет. Мы выпили «по рюмке чая», окровенно поговорили о войне, солдатах. И тогда я решился на неожиданный вопрос. «Геннадий Николаевич, вопрос как в близком бою, вы смогли бы стать президентом Чечни? Для Вас Грозный почти родной (там генерал провел свое детство)!».

Трошев заходил по кабинету, затем опустив руки по швам, произнес: «Готов, если чеченцы меня попросят!». Накануне публикации этой беседы я ему позвонил: «Геннадий Николаевич, может, насчет президентства мы погорячились?». Трошев хмыкнул и произнес: «Твоя правда, погорячились. У меня одна профессия — Родину защищать!». На том мы с генералом и порешили. Об этом я рассказываю впервые спустя много лет. Уверен, что генерал Трошев не в обиде на меня.

Хочу сказать и еще об одном снимке. В штабе 58 армии во Владикавказе висит большая фотография, которую я сделал. Солдат целует свою награду — орден Мужества. Только мало кто знает истинную историю этого снимка. Этот орден перед тем, как щелкнула камера, солдату вручил лично генерал-полковник, Герой России Геннадий Трошев.

Такой прямой генерал Трошев. История одной фотографии

Фото 

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here