На волне успеха сериала «Операция „Мухаббат“» «Ваше Слово» поговорил с генералом, ветераном Афганской войны Евгением Никитенко о том, как на самом деле СССР хотел уйти из Афганистана и почему не смог этого сделать.

Телеканал «Россия 1» показал сериал Олега Фомина «Операция „Мухаббат“». Это история любви двух молодых людей на фоне войны в Афганистане. По сюжету фильма родители Ани (Аглая Тарасова) в 1984 году эмигрируют в США, она зовет с собой своего молодого человека Митю (Илья Малаков), но он не может уехать, хотя и пытается связаться с любимой. Отец Мити, генерал разведки и советник генсека Федор Савельев (Сергей Пускепалис), пытается убедить руководство страны в необходимости вывести советские войска из Афганистана. Об этом становится известно американским шпионам, но США нужно продолжение войны. И они придумывают план: Митя и Аня должны встретиться в Кабуле. Митя — курсант военного училища, он учится на военного прокурора, и отец способствует его практике в Афганистане. Аня пробирается к месту встречи через Пакистан. Операция американской разведки получает название «Мухаббат» («Любовь»).

Всю эту операцию сценаристы сериала выдумали, реальная же ситуация с контингентом советских войск в Афганистане была намного сложнее. «Ваше Слово» поговорил с генералом Евгением Никитенко, который с 1985 по 1987 гг. был первым заместителем начальника оперативного отдела 40-й армии, о том, хотел ли СССР военного вмешательства в дела соседней страны и когда советские воины могли покинуть Афганистан.

Могли уйти через два месяца?

Наши войска в Афганистан вводились одновременно и законно, и незаконно. Незаконно — потому что документально ввод войск не был оформлен. Но, с другой стороны, войска вводились по просьбе Амина и руководства Афганистана. Я читал эти документы: они обращались к СССР с этой просьбой двенадцать раз начиная с марта 1979 года. В конце концов Политбюро ЦК КПСС собралось и приняло соответствующее решение. Генеральный штаб в лице Николая Васильевича Огаркова был категорически против ввода войск в Афганистан. Огарков даже поехал в Политбюро (хотя его не пригласили на заседание), чтобы сказать, что этот замысел носит «непродуманный и непросчитанный» характер. Сейчас это назвали бы авантюрой, и это действительно так.

Решение о вводе все равно было принято, а оформлено только в виде протокола заседания Политбюро. Мне известно, что Брежнев (несмотря на все, что о нем говорят) поставил на том заседании вопрос: на сколько по времени мы вводим туда войска? И Политбюро решило, что до марта 1980 года. Об этом говорит и неукомплектованность — во всех отношениях — частей, которые вводились в Афганистан: в войска была разослана ориентировка для высшего состава о том, что приходят они лишь на несколько месяцев. Я разговаривал об этом с генералом Тухариновым (командующий 40-й армией в 1979-1980 годах), благодаря которому мы избежали больших потерь. Потери при вводе были, конечно, но их нельзя назвать огромными: погибли около десяти человек.

А потом эта ориентировка забылась. Взяли дворец Амина, закрепились в Кабуле, Герате, на различных маршрутах. Но секретарь Брежнева, который отвечал за отслеживание принятых Политбюро решений, нашел запись о том, что войска нужно вывести в марте. Брежнев шифровкой особой важности направил всем членам Политбюро, министру обороны и в Генштаб указание представить предложения по выводу войск. Но Брежнева уговорили остаться в Афганистане. Валентин Иванович Варенников оставил на этой шифровке запись офицерским цветным карандашом: «Останемся, а что мы будем делать, кто поставит задачу?»

Вторая попытка

Но постепенно, видимо, о выводе советских войск забыли. Сыграла роль и информационно-психологическая война, как сейчас говорят, которую развернули США и их сателлиты: ее потихоньку поддержал и Китай. Они сделали упор на подготовку вооруженных отрядов оппозиции: мы их называли бандами, моджахедами, душманами. В 1984 году американцы действительно не хотели, чтобы мы уходили. Доказательств этого, конечно, нет. Но США — очень сильный и умелый противник, у них были собственные планы, они создавали «Аль-Каиду» (запрещена в России).

Затем вроде бы все затихло, и вот в 1985 году в СССР снова подняли вопрос о выводе наших войск. Но не просто так, а одновременно с выработкой и принятием «Политики национального примирения». Политбюро назначило ответственным за это направление Варенникова, который должен был определить на практике, как выполнять эту политику, а заодно подготовить Вооруженные силы Афганистана к самостоятельному решению проблемы с вооруженной оппозицией. Кроме того, Варенников занимался и оказанием экономической помощи. Следует отметить, что структура, которой он руководил, была первой площадкой, позволяющей вырабатывать единые решения с участием всех советских министерств и ведомств, так или иначе связанных с проблемой Афганистана. Нигде и никогда не было в нашей стране ничего подобного, да и сегодня нет.

Интересно, что накануне принятия «Политики национального примирения», в начале 1985 года, наша группировка была усилена. Звучит парадоксально, но одновременно с этим усилением думали и над выводом войск из Афганистана. Министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе настаивал на немедленном уходе оттуда без какой-либо подготовки, шло непрерывное давление по линии МИД. И решение — уже второе, если учитывать «Политику…» — было принято, часть подразделений была выведена почти сразу. А окончательно, как мы знаем, мы вышли из Афганистана в 1989 году. Даже американцы удивлялись: Шеварднадзе принес вреда даже больше, чем они хотели.

Курсанты в Афганистане

Дети генералов, разумеется, участвовали в боевых действиях и в Афганистане, и в Чечне, и погибали они там наряду с другими ребятами. Но курсант (а в сериале туда едет именно курсант) не мог поехать в Афганистан и проходить там практику на прокурора. Правда, в реальности был похожий момент. К нам направили ребят-курсантов из Института иностранных языков, военных переводчиков. Я лично их встречал, инструктировал и, честно говоря, проморгал. Их старались из Кабула не выпускать, а несколько человек рванули в Джелалабад (город по дороге в Пакистан, рядом с границей — прим.ред.), подорвались по дороге. Других курсантов в Афганистане было.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here