Соколиная охота по-арабски

Соколиная охота по-арабски

Кречет на Камчатке

На Камчатке незаконная добыча кречетов, занесенных в Красную книгу, за последние 25 лет увеличилась больше чем в 60 раз. Это только официальные данные. Браконьерством занимаются крупные организованные группы, которые тратят на подготовку десятки, а то и сотни тысяч долларов. За три осенних месяца браконьеры ежегодно ловят более 500 птиц и переправляют их в арабские страны.

Масштаб трагедии

Нелегальная добыча соколов-кречетов на Камчатке за последние 25 лет увеличилась в десятки раз. Если в период с 1991 по 1995 год на полуострове у браконьеров было изъято всего четыре птицы, то за период с 2011 по 2016 год — уже 249. И это только официальные данные — в реальности цифра может быть гораздо больше.

"Мы взяли данные с 1991 года по настоящее время. За этот период количество птиц превысило 600. Это наши собственные данные, Агентства лесного хозяйства края и Росприроднадзора. Масштаб вывоза можно примерно понять по данным Саудовской Аравии и ОАЭ — они ведут учет птиц, откуда их привозят и сколько. Теперь с Камчатки и Чукотки ежегодно вывозят около 500−600 птиц", — рассказал орнитолог, гендиректор Центра спасения редких видов птиц Андрей Горовенко.

То есть цифра растет в геометрической прогрессии. При этом цены на птиц в ближневосточных регионах разнятся. Бывали случаи, когда одну особь могли продать за $27 тыс. Средняя же стоимость кречета — около $60−70 тыс. И это при вывозе из России. В Саудовскую Аравию (Объединенные Арабские Эмираты или Дубай) хорошую птицу могут продать за $250 тыс. Все зависит от ее окраса, размера и характера.

Если раньше позволить себе такую птицу могли только королевские шейхи, сейчас этого хищника хочет приобрести каждый уважающий себя араб. 

Вопрос: как браконьерам удается провезти птиц через несколько аэропортов? Зеленый свет пернатым на Ближний Восток, считает Горовенко, открывает четко отлаженная система взяток. "Провезти птиц через аэропорты можно только посредством взяток. Есть люди, которые все это контролируют и пропускают птиц на вылет — по-другому никак", — уверен эксперт.

Сейчас, по данным орнитологов, в дикой природе Камчатки всего 500−600 пар кречетов, и тенденция к сокращению вида колоссальная. Для сравнения: в 1982 году на полуострове обитали 2500−3000 пар. Но тогда отлов был не таким массовым, как сейчас.

Организованный промысел

За последние пару лет полиция и ФСБ задержали на полуострове две группы птицеловов (в 2016 и 2017 годах). Под стражей оказались 25 человек. Ущерб от деятельности браконьеров превысил 70 млн рублей.

Руководитель краевого отдела по расследованию особо важных дел СК РФ Владимир Жданов рассказал, что переправить птиц в Объединенные Арабские Эмираты, где они пользуются спросом, планировалось через Казахстан. Обычно в арабские страны соколы попадают именно через него, реже — через Узбекистан.

По данным следователей, организатору переправки на наем ловцов, их отправку на север Камчатки на зафрахтованном судне, проживание и питание в полевых условиях, приспособления для лова и содержания птиц было выделено более $100 тыс. Исполнителям пообещали по $5 тыс. Несложно посчитать, что с уловом в 60 кречетов и их продажей даже по минимальной цене затраты окупились бы с лихвой.

Самым сложным, делится собеседник, было задержать птицеторговцев. Опытные браконьеры научены: услышав звук вертолета, по инструкции они отвязывают и отпускают кречетов. Поэтому правоохранителям сперва пришлось отправить на поиски пешие группы, а уж потом авиацию.

Пока осудили только 11 человек: один получил реальный срок — 2,5 года, остальные отделались условным наказанием.  

Все тайное явно

Пресечь удается единичные случаи браконьерства. На деле их гораздо больше, и часто ловцы работают в людных районах — мало кто знает, как осуществляется отлов кречетов, поэтому они не вызывают подозрения у несведущих людей. У орнитологов же глаз наметан, и увидеть "чужих" им нетрудно.

"В прошлом году мы видели две группы в поселке Октябрьский Усть-Большерецкого района. Слышали, что на реке Микижа в Соболевском районе работает группа. В Крутогорово группа сидит", — рассказал Андрей Горовенко.

По словам эксперта, браконьеры очень наглые. Специалисты, наблюдающие за птицами и их ловцами, записывают марки, номера машин нарушителей, но те никогда их не меняют.

"Звоню как-то начальнику полиции, объясняю ситуацию. Даже номер машины называю — несколько раз видел ее на трассе, уже водителя в лицо узнаю. А мне в ответ: "вот когда поймают, тогда и звоните", — вспоминает орнитолог случай, когда его команда засекла ловцов, но не смогла поймать их.

Горовенко с сожалением говорит, что ловить браконьеров не в их компетенции. Максимум, что они могут сделать, — позвонить и сообщить. Краевое Агентство лесного хозяйства и охраны животного мира и Росприроднадзор всегда в курсе действий орнитологов — чтобы выполнять свою работу, им необходимы разрешения этих ведомств.

Эксперт тут же показывает видеоролики, снятые им в 2017 году в районе поселка Октябрьский, где он с другими специалистами ловил кречетов для отбора генетического материала и стал свидетелем браконьерского отлова. На видео автомобиль, который несколько дней курсировал и останавливался на одном и том же участке трассы между поселками Усть-Большерецк и Октябрьский, — его пассажиры снимают ловушки на птиц, установленные в тундре. На другом ролике — молодой человек, лежащий в небольшой землянке. Несмотря на спрятанного в скрадке голубя, парень уверяет, что просто шел по тундре в 20 км от ближайшего села, устал и прилег отдохнуть.

"В качестве приманки они используют голубя в жилетке (вырезается из любой кожи) с арабскими петлями. Голубя сбрасывают в 100−150 м от хищника, чтобы не спугнуть его. И отъезжают. Птица, как правило, немного посидит, а потом нападает, запутывается лапами в этих петлях и становится обездвижена", — рассказывает Горовенко.

У кречетов есть особенность: когда птица обездвижена, она начинает паниковать и ничего не может сделать. В отличие, например, от ястреба, который способен спокойно проанализировать обстановку, выбраться и улететь.

После того как птица оказалась в ловушке, браконьеры набрасывают на нее кусок материи, чтобы та не поранила ни себя, ни людей, кидают в машину и увозят.

"За годы работы мы уже знаем, как выглядят ловушки на кречетов, и знаем потенциальные места, где могут скрываться браконьеры. Часто они после лососевой путины занимают рыболовецкие базы на побережьях. Например, группа, пойманная в 2016 году в селе Апука, жила в брошенной войсковой части", — говорит Горовенко.

Поскольку кречет — птица не очень стрессоустойчивая и капризная, для ее перевозки необходимы специальные условия. Чтобы успокоить животное, арабы вместе с французами в свое время придумали специальную вакцину. И если в конце 90-х — начале 2000-х после ее введения птица не выходила из анабиоза и погибала, то сейчас, когда препарат адаптировали, пернатые просто засыпают на несколько часов.

Переправляют кречетов в специально оборудованных сумках, чемоданах, дипломатах. Бывало так, что и посылками отправляли, в деревянных коробках.

Раньше каналы нелегальной поставки птиц ликвидировали жестоким способом: на границе им отрубали головы и сжигали в бочках с нефтью. Так поступали именно саудиты.

"Потом мы предложили им переправлять птицу обратно нам. Они подумали и в итоге согласились. А вообще, у них огромный центр по исследованию соколов, большие питомники. У нас ничего подобного нет. И про нашу птицу они знают гораздо больше, чем мы. Именно по генетическим анализам", — отметил эксперт.

Спасти и сохранить

В 2016 году министр природных ресурсов РФ Сергей Донской, приехав на Камчатку, заявил, что на полуострове за счет федеральных средств будет создан Центр по спасению редких птиц. Через год губернатор полуострова Владимир Илюхин дал поручение профильным агентствам и министерствам разработать программу сохранения сокола-кречета, а также положения о создании временного центра передержки птиц.

Работа ведется, но точных сроков реализации программы и центра передержки пока нет.

По мнению Горовенко, есть еще способ сохранения популяции птицы — создание в России питомников по выращиванию кречетов для будущей продажи и выпуска в дикую природу.

"На Ближнем Востоке есть питомники кречетов, и сейчас заводчики начинают переносить их из жарких стран в северные регионы. В том числе им интересно открыть такие питомники в России — ведь именно тут родина кречетов", — рассказал собеседник, отметив, что положительный опыт разведения в неволе есть у Великобритании и США.

Сейчас на Камчатке функции центра передержки выполняет зоопарк, еще есть вольеры в одном из этноцентров региона. Однако, по словам экспертов, полностью реабилитировать изъятых у браконьеров птиц эти учреждения не могут — они не имеют ни нужных площадей, ни другой необходимой базы.

Интересно, что красивого белого кречета можно легально купить в питомнике за $15 тыс. Тогда в чем смысл таких сложностей? Дикая птица больше ценится и лучше в охоте, поэтому арабы предпочитают приобретать ее именно таким способом.

Елена Верещака

Источник: «Ваше Слово»

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here