Может ли 3D-принтер распечатать новое сердце? В будущем – конечно.

Слово «донорство» происходит от латинского donare, в переводе означает «дар», «дарить», «жертвовать». 

Основоположником экспериментальной трансплантации жизненно важных органов, в частности сердца, является Алексис Каррель, удостоенный за это в 1912 году Нобелевской премии. Его эксперименты дали медицине новый виток развития, подарив человечеству способ продления жизни, когда умерший орган просто заменяется здоровым. Скажем, американский миллионер Дэвид Рокфеллер пережил 7 (!) пересадок сердца, что позволило ему дожить до 101 года. А рекорд выживания с одним донорским сердцем пока принадлежит другому американцу Тони Хьюсману. Он прожил после трансплантации 30 лет и умер от рака. 

Первую пересадку органа от человека к человеку в 1933 году в Херсоне выполнил советский хирург Юрий Вороной. Еще один представитель отечественной науки, внесший огромный вклад в трансплантологию Владимир Демихов. Он разработал алгоритм пересадки сердца. Следуя его принципам, южноафриканский хирург Кристиан Барнард, провел первую успешную пересадку сердца в 1967 году. С тех пор в мире сделано уже более 40 тыс. таких операций. В СССР в 1968 году первым пересадку сердца провел главный хирург Советской Армии Александр Вишневский. Увы, она была неуспешна. А первую успешную пересадку в нашей стране в 1987 году сделал директор НИИ трансплантации органов и тканей профессор Валерий Шумаков.

В Мире сегодня делают лишь 10% трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. По оценочным данным Россия нуждается примерно в 10 тысячах операций в год, из них 80% — это почки. Однако количество трансплантаций растет: если в 2006 году было сделано 662 операции, то в 2015-м этот показатель уже приблизился к 1500, а в 2016 составил — 1704. При этом количество операций в 2015-м по пересадке печени выросло в 7,6 раза, с 43 до 325, а по трансплантации сердца — с 11 до 179 операций в год, то есть в 16,3 раза. Как говорит руководитель Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, главный трансплантолог РФ Сергей Готье: «Мы укладываемся в международные стандарты: 8-9% летальности во время пребывания в больнице. Но учтите: это стандарт установлен для пациентов, которые не требуют предварительного лечения с помощью механической поддержки кровообращения, чтобы дожить до операции. А у нас очень много тяжелых пациентов, у которых собственное сердце уже не работает. В прошлом году более 40% ожидали трансплантации на „искусственном сердце“. В мире для этой группы стандарт госпитальной летальности приближается к 18%, а мы все же удерживаем восемь-девять. Считаю, что это большое достижение». 

А что же в будущем? В идеале: заменить донорские органы на те, которые получены в результате клонирования, а также клеток, полученных путем использования сложных биотехнологических процессов и даже напечатанных на 3Д-принтере. "Наука не стоит на месте, и представить себе использование клонированных органов можно уже к концу этого века, — рассказывает член-корреспондент РАН, профессор кафедры трансплантологии и искусственных органов Первого МГМУ им. И.М.Сеченова Алексей Шевченко. Переживающие бум биомедицинские технологии помогут уже в ближайшее время выращивать из клеток органы, подходящие конкретному пациенту. Это решит проблемы в отношении костной ткани, кожи, хряща. Будем надеяться, что вскоре мы услышим о создании из клеток пациента и других органов. Но надо понимать, что до этих прорывов в науки многие нуждающиеся в помощи люди могут не дожить. А потому надо стараться наращивать количество донорских органов. Чтобы никому не приходилось по два года (а это сегодня среднее время ожидания почки — РЕД.) мучительно ожидать помощи.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here