Семя раздора. Почему Россия не обеспечивает себя посадочным материалом?

Большую часть посадочного материала и для агрохолдингов, и для огородов мы по-прежнему закупаем за рубежом.

Президент поставил перед российскими аграриями весьма амбициозную задачу: за ближайшие 4 года так отладить сельское хозяйство, чтобы поставлять на мировые рынки продовольствия больше, чем ввозится в страну. Выращивать зерно, овощи, сою мы научились. Проблема в другом - Россия по-прежнему испытывает проблемы с семенами. Их импорт по некоторым культурам составляет 90%!

Что посеем и что пожнём?

Мутные 90-е ещё долго будут аукаться нашей экономике. В те годы не только банкротили предприятия, делили нефтяные скважины и порты - под откос была пущена и отрасль семеноводства.

Свёкла-иностранка

Это только на первый взгляд проблема посадочного материала - вопрос мелкий и волнует в основном бабушек-дачниц. На самом деле она ключевая для обеспечения продовольст­венной безопасности страны. Не зря сложилась пословица «Что посеешь, то и пожнёшь». Вырастить картошку, морковь, пшеницу нам вполне по силам - было бы из чего! При ближайшем рассмотрении оказывается, что не из чего: своих семян, саженцев у нас крайне мало. В основном их приходится закупать за рубежом. «По данным Минсельхоза, импортозависимость в семенах неодинакова по культурам и составляет от 20 до 95%. По зерновым, зернобо­бовым, крупяным ситуация более благоприятная. Наибольший дефицит мы испытываем по сахарной свёкле, кукурузе, подсолнечнику, овощным культурам, картофелю, сое», - отмечает директор ­ФГБНУ «Рязан­ский НИИСХ» Ольга Гладышева. В общем, если Запад надумает ввести санкции ещё и на посевной материал - бросить в грядку или посадить в теплицу нам будет просто нечего!

«К сожалению, в России в 90-е гг. практически потеряли селекционные институты, - говорит региональный менеджер французской компании по продаже семян подсолнечника и кукурузы Денис Гунчин. - В то время много что разрушили, а отстроить заново до сих пор не получается. Как бы ни было направлено государ­ство на импортозамещение, в семеноводстве у нас пока нечем заменить Европу. Российские фермеры привыкли покупать подсолнечник и кукурузу во Франции, картофель семенной у нас почти весь голландский или немецкий. Есть, конечно, и свои наработки, но пока они не так распространены. К сожалению, купить отечественные семена, в которых был бы грамотно отлажен баланс «цена - качество», сегодня трудно. У России богатый опыт селекции и выведения сортов, но мы потеряли специалистов и техническую базу. Сейчас начинают развиваться небольшие институты, например в Подмосковье, но их обороты пока не позволяют конкурировать с западными аналогами».

10 лет - на 1 сорт

Фермер из Иркутского района Владимир Скорняков специализируется на овощах. Он признаётся: доля импортных семян, которые использует в своём хозяйстве, порой доходит до 80-90%. Такая же ситуация и в других овощных хозяйст­вах. «Производители импортных семян ведут себя на рынке довольно агрессивно, а наших практически не видно, - говорит В. Скорняков. - После перестройки наше производство семян сильно просело, и импорт­ные изготовители воспользовались этим - запустили на рынок хороший материал по невысоким ценам. Тогда все и перешли на них. Сейчас их стоимость выросла, но нам уже деваться некуда. Да и качество у них - надо отдать должное - высокое».

В Иркутской области собст­венных семян овощей практически не производят, как не выводят и новых сортов. Единст­венное учреждение, которое занимается овощами, - Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН (СИФИБР СО РАН), и то выводит он только гибриды томатов. Зато с отечественными семенами зерновых, зернобобовых, кормовых культур в Приангарье проблем нет. Тулунская селекционная станция была основана ещё в 1907 г. За свою столетнюю жизнь станция вывела и районировала 78 сортов сельхозкультур, а за несколько последних лет здесь создали три новых высокоурожайных и адаптированных к условиям Сибири сорта ячменя, один сорт гороха, два сорта пшеницы. Вообще же, по информации Минсельхоза области, сейчас в регионе сертифицировано 20 семеноводческих хозяйств, все занимаются в основном зерном. Под урожай 2018 г. они подготовили 18,5 тыс. т элитных и оригинальных семян зерновых и зернобобовых культур. 

В Оренбуржье семеноводческих хозяйств много, но все они работают над масштабным размножением уже выведенных сортов. И только опытно-производственное хозяйство (ОПХ) «Советская Россия» в Адамовском районе занимается «первичкой» - селекцией, выведением новых сортов. Глава хозяйства Алексей Дударев отмечает, что работы над семью новыми сортами почти завершены. Один сорт уже идёт на апробацию. А всего в их «копилке» 70 сортов. «Знаете, сколько времени требуется на то, чтобы новый сорт зерна увидел свет? - спрашивает Алексей Михайлович. - Десять, а то и двенадцать лет! Практически всё делается вручную. В наш век автоматизации, механизации и высоких технологий селекционеры и сеют семена поштучно, и прополка всё лето ведётся руками, и отбор лучших семян тоже». 

Как ни странно, но в разработках ОПХ более других заинтересованными оказались земледельцы из соседнего Казахстана. Они приобрели 80% семян, ещё 10% ушли в Башкирию и Татарстан. А оренбуржские хозяйства за семенами почему-то предпочитают «ходить налево».

Китайский фактор

В последние годы у южноуральских фермеров появились новые конкуренты - китайцы, разбившие тысячи теплиц на местных землях. И правила игры у них свои. 

«Захотел я вырастить у себя такой же красивый чеснок, как в магазинах продают, - рассказал фермер из Магнитогорска Владимир Пилипушко. - Выращивают его обычно китайцы. Но, чтобы не плодить конкурентов, они корешки головкам чеснока поджигают - такой чеснок не даёт всходов!» 

«За последние годы мы много средств вложили в переоснащение производства - закупили евро­пейскую технику, построили завод по обработке семян родительских форм. Но с реализацией посевного материала испытываем трудности, - жалуется директор кабардино-балкарской агрофирмы «Отбор» Расул Князев, на счету которой 10 зарегистрированных в Госреестре гибридов семян кукурузы. - Нам просто не дадут избавиться от импортозависимости! 38 тыс. т семян иностранцы уже завезли. Наши семена на складе лежат, а импортные завозятся и продаются. У нас нет таких средств для продвижения продукции, как у заграничных т­ранснациональных компаний». 

«У Всероссийского НИИ селекции и семеноводства овощных культур (ВНИИССОК) есть очень удачные зимующие семена лука. Он, кстати, гораздо сочнее и хранится намного лучше импортного. Но у института не хватает средств на рекламу, чтобы конкурировать с теми же японцами, чьи гибриды здесь очень хорошо раскупаются», - говорит фермер-семеновод из Георгиевска Ирина Каракай.

«Обеспечить себя семенами овощей страна в состоянии. Сейчас Крым вернулся. Можно выращивать там семена культур, которые раньше мы получали из тёплых закавказских республик, например капусты, - напоминает И. Каракай. - Надо развивать семеноводство в Дагестане, где исторически выращивали семена баклажанов, перцев. Если бы государство поддержало семено­водов, то даже в маленьких хозяйствах можно было бы с прибылью выращивать семена». Кстати пришлись бы и стимулирующие меры, чтобы государство поддерживало рублём желание фермеров пользоваться отечест­венным материалом. Далее: у нас господдержку на выращивание семян выделяют в размере 300 руб. на 1 га, а в странах Евросоюза - 360 евро.

В общем, наш народ к работе готов. Может, и товарищам «наверху» пора пересмотреть свои взгляды на этот вопрос и вспомнить, что получать прибыль любыми способами уже выходит из моды.

Семя раздора. Почему Россия не обеспечивает себя посадочным материалом?

Как сохранить что имели?

Так кто же виноват в том, что огромная отрасль оказалась в шаге от полной гибели? И каковы наиболее Семя раздора. Почему Россия не обеспечивает себя посадочным материалом?действенные рецепты её спасения? Объясняет доцент Тимирязевской сельхоз­академии, издатель портала «Кресть­янские ведомости» Игорь Абакумов.

Позарились на землю

- По некоторым культурам ситуация действительно очень тревожная. А до 80% семян сахарной свёклы импортные. Связано это с тем, что у нас в должной мере не освоены техно­логии производства гранулированных семян, которым не страшны погодные капризы. Бизнес же (а выращиванием сахарной свёклы у нас занимаются именно большие бизнес-структуры) интересует эффективность. Поэтому наши крупные агробизнесмены предпочитают закупать дражированные семена за рубежом. Выход? Развитие собственных технологий. Для этого необходимы регулярные финансовые вложения, которые у нас, к сожалению, не делаются. Прежде всего - вложения в науку. 

К счастью, есть в кого вкладываться. Семеноводы у нас замечательные. Например, Баграт Сандухадзе в НИИ центральных районов Нечернозёмной зоны, который вывел пшеницу с урожайностью 400 центнеров с гектара, - поверьте, это очень много. Сортами этого института решена проблема производства хлеба в центральных районах Нечернозёмной зоны. Но! У учёных отнимают землю под застройку. И как дальше работать институту, который в своё время решил проблему хлеба в разрушенных войной областях?  

Таких примеров по стране много. Ведь почти все подобные НИИ создавались ещё в советские времена. Тогда их строили рядом с городами. Теперь города разрослись, и эти опытные делянки превратились в лакомые куски для застройщиков. В Европе и США подобную проблему решили так: землю объявили собственностью институтов без права продажи. На гектары с таким обременением, пусть они хоть трижды золотые, никто никогда не посягнёт. 

Ещё одна серьёзнейшая проблема - кадры. Молодых учёных-семеноводов можно по пальцам пересчитать, большинству же - за 60 лет. А это критический момент, сопряжённый с освоением новых технологий. 

Огурец с сомнительной репутацией 

Отдельная история - семена для огородников. Тут порой такие дела творятся! Есть компании типа «Гавриша» или «Поиска» - у них 25-летний стаж на рынке, есть собственные селекционные центры. Они работают честно. А есть масса нечистоплотных фирмёшек, которые едут в Голландию, Турцию, а то и в Китай, закупают там грузовики семян и везут в Россию практически бесконтрольно, расфасовывают в красивые пакетики и продают. Какого качества эти семена? Что именно в них расфасовали? Где они хранились? Очень часто хранятся они всё в тех же грузовиках, где могли и отсыреть, и заплесневеть. 

Так что вопрос контроля за рынком семеноводства открыт. Объём этого рынка - миллиарды рублей. Так что необходима государственная воля в этом вопросе. У нас ведь личные подсобные хозяй­ства, эти 6-соточные огороды, власть не рассматривает как продовольственный ресурс. И напрасно! В начале 2000-х рынок заполнил дешёвый импорт - мясо, фрукты, овощи, и люди на своих сотках в основном цветы выращивали. А теперь рынок семян цветов снова уступил место рынку семян овощей, народ на землю возвращается. Человек хочет есть то, что сам вырастил без нитратов-нитритов. Да и фальсификата на сельхозрынках - море. Один лишь пример: на рынке вдруг начали продавать огурцы от Тимирязевской академии: мол, это новый бренд. Но у нас там лишь две учебные теплицы есть! Так что порядок нужно наводить. И чем быстрее, тем лучше.

Мутанты на грядках

В своё время много шума наделало заявление представителей зернового бизнеса о том, что в России масса земель уже засеяна ГМ-соей. Действительно ли наши земли беззащитны перед трансгенными семенами?

«Известно, что проверки подозрительных посевов проводились, но они не выявили незаконного использования ГМО, - объясняет ст. н. с. Ин­ститута проблем экологии и эволюции им. С­еверцова РАН, к. б. н. Александр Викторов. - Закон ГМ-семена запрещает, за нарушение предусмотрено серьёзное наказание».

Неприятная история произошла с ГМ-картофелем: семенные клубни украли с испытательного полигона и продавали на рынках Подмосковья. Но подобный семенной материал быстро вырождается, и сегодня об украденном ­ГМ-картофеле можно забыть. 

Кстати, именно с бесплодностью семян трансгенного хлопчатника и со способно­стью вредителей вырабатывать устойчивость связан так называемый «ГМ-геноцид» в Индии. В 2006-2011 гг. в этой стране покончили с собой 8 тыс. р­азорившихся фермеров. Там с большим энтузиазмом стали выращивать ­ГМ-хлопок и практически извели традиционные сорта. Сперва урожаи росли, а расходы на пестициды, наоборот, сократились, а потом всё стало наоборот, и фермеры начали разоряться. Особенно пострадали те, кто пытался с­экономить на покупке материала для нового урожая и посеял семена, собранные с ГМ-хлопка, - они не дали побегов, и урожай пропал. Страшно представить, что это могло бы произойти у нас. Ведь наши крестьяне тоже могли поступить, как в Индии.

Тем не менее проблема проникновения ГМ-семян в Россию стоит очень остро. Сейчас происходит слияние двух гиган­тов, производящих ГМ-культуры, - компаний «Монсанто» и «Байер». Для их соединения нужны разрешения антимонопольных организаций многих стран, в том числе и России. Переговоры с нашей ФАС идут давно, и на днях это ведомство заявило, что разрешение, скорее всего, будет выдано. Сделают это в обмен на создание в России компанией «Байер» центра трансферта технологий, а также передачу новых технологий и возможность доступа к банку генетических данных. Однако эксперты высказывают опасение, что это может стать лазейкой для легализации и проникновения ГМ-культур в страну. 

Источник

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here