Самый длинный день. Священник из ЛНР о своей жизни в плену и пытках СБУ

Отец Владимир, военнослужащий сил ЛНР, рассказал Ваше Слово о случившемся с ним в самом начале конфликта на Востоке Украины.

25 мая 2014 года отец Владимир, военнослужащий сил Луганской народной республики, не забудет никогда. В его сознании весеннее солнце сменилось сентябрьским дождем, все остальное было как в страшном сне, который лучше стереть из памяти.

В тот день проходили выборы президента Украины. Владимир со своей группой из 12 казаков на трех машинах решили проехаться по селам и проконтролировать избирательный процесс.

Атака

«Мы знали настроения в селах, куда поехали. Люди там в основной массе были против этих выборов. Подъехали сначала к милиции, охранявшей избирательный участок, и спросили, какая явка. Они говорят, что людей нет, и никого еще не было. А урны уже заполнены. Эта комиссия самостоятельно наполовину заполнила свои урны, чтобы отчитаться, что выборы прошли успешно. Мы изъяли эти урны и печати, хотя все равно потом результаты здешних выборов прошли через ЦИК в Киеве», — говорит священник.

Группа была хорошо организована, и милиция, охранявшая избирательные участки, не оказывала никакого сопротивления.

Последним пунктом был участок в поселке Новый Айдар. При въезде в населенный пункт поступила информация, что для их задержания выдвинулись БТР и танк Т-72 «Урал» с боевиками «Айдара», поэтому группа решила не рисковать и возвращаться в сторону Луганска. На выезде из поселка человек в форме взмахом руки попросил остановиться и дал сигнал: «Подъезжайте, ничего страшного, мы свои».

Машины остановились, прозвучал крик «Это они!», группу окружили люди с автоматами и без предупреждения открыли шквальный огонь. Владимир вспоминает, что тело автоматически прильнуло к ногам. Пробежала холодная волна, и кровь застыла в жилах. Звуки выстрелов, разбитых стекол, криков и стонов смешались в невообразимый гул, отдававшийся болью в ушах. Вдруг все стихло, тишину прорезала команда «всем выйти из машин!» Под дулами автоматов Владимир кое-как вылез из изрешеченной кабины, тут же получил удар. Его бросили на асфальт и принялись избивать. Боковым зрением он увидел, что его бойцов постигла та же участь. «Бейте по суставам, чтобы они не смогли убежать», — звучала команда со стороны.

«Кто главный?» — послышался снова крик командира. — «Я», — ответил окровавленный священник. Избиения усилились. Приклад автомата промелькнул перед глазами, сильный удар — и кровь залила глаза. Руки грубо вывернули за спину, надели наручники и стали прикладом забивать браслеты, пока они не въелись в запястья до кости. От боли отец Владимир стал терять сознание. Последнее, что отложилось в памяти — надетый на голову мешок, от которого стало трудно дышать.

Отец Владимир.

Отец Владимир. Фото: / Андрей Незваный

Предатель

Вскоре задержанные ополченцы узнают, что среди них был предатель, который по телефону сообщал маршрут группы украинским силовикам. Что кроме «Айдара» на них охотились бойцы «Альфы», спецподразделения СБУ, а также неизвестный отряд, который устроил им засаду чуть дальше по трассе, с приказом открыть огонь на поражение в случае, если они проедут первую засаду. И что стрелявшие сквозными выстрелами через автомобиль убили двоих своих бойцов и еще троих ранили, в то время как из их группы лишь один человек получил легкое ранение.

Отец Владимир видит в этом промысел Божий, ведь было выпущено множество патронов, они буквально лежали на гильзах, и шансы остаться в живых у них были минимальные.

В плену

Группу перевезли на базу «Айдара», расположенную в старой птицефабрике села Половинкино, рядом с городом Старобельск. Избиения и издевательства там продолжились. В отместку за убитых «побратымив» с ними решили покончить. И даже стали спорить, как лучше это сделать: расстрелять, повесить или утопить. Особое усердие в истязаниях, как говорит Владимир, было замечено за коротко стриженной дамой с безумными глазами, в которой позже они опознают нынешнего героя Украины Надежду Савченко. «Чего с ними церемониться, сдадим на органы, еще и денег заработаем», — говорила она, для наглядности показывая контейнеры для перевозки человеческих органов.

Пленных вывели с мешками на головах и поставили к стенке. Зачитали приказ, что они «предатели родины... и приговорены к расстрелу». Прозвучала команда «готовьсь», щелкнули затворы автоматов, «цельсь», но в это время прокатился быстро приближающийся топот бегущего человека, и внушительный голос прокричал несколько раз «отставить». Потом послышался удар и глухой стон. «Я же вас предупреждал, чтобы ничего подобного не было», — сказал уверенный голос незнакомца.

Отец Владимир.

Отец Владимир. Фото: / Андрей Незваный

Как оказалось, информация об аресте группы казаков и священника мгновенно разлетелась по интернету. Да и «айдаровцы» тоже выложили в сеть ролик, где похвастались, что задержали группу профессиональных диверсантов. Это вызвало резонанс и сохранило жизни отряду Владимира, а невольным спасителем оказался сотрудник «Альфы», которой дали приказ доставить пленников живыми в Службу безопасности Украины.

В СБУ

Спасение оказалось иллюзией. Вечером того же дня группу погрузили в вертолет и перевезли в Харьков, где сдали СБУ. Во время транспортировки издевательства продолжались. Звучали предложения даже сбросить их с вертолета.

Выгрузили с мешками на головах. Кто-то взял за плечи и, указав направление, сказал «Беги». Преодолевая боль, Владимир пробежал несколько метров и налетел головой на железную трубу. Он упал и тут же получил несколько ударов прикладом.

Очнулся на кровати в камере, где находилась вся их группа, кроме одного. Предателя отделили еще во время ареста. Кроватей было меньше, чем людей, поэтому на них положили наиболее тяжелых. Остальные ютились на полу. На четвертый день пленным впервые дали попить воды и каждого накормили лапшой. С этого момента воду разрешали пить каждый день, но лапшу уже давали по полпорции, видимо посчитав, что целой им будет слишком много.

После нескольких допросов с пристрастием группу перевели в СИЗО Харькова и распределили по камерам с уголовниками. Потекли тюремные будни: скудная пища, переполненная камера с удушающим смрадом, допросы и полное отсутствие информации о происходящем вне стен тюрьмы. Отца Владимира регулярно забирали на допросы в СБУ, после которых он не мог самостоятельно залезть на нары. «Хотелось бы вообще забыть этот ужас, что мы пережили, и выбросить из головы, но если бы они действительно покаялись в содеянном, а так как эти люди остались на своих местах — более того, пошли на повышение и продолжают совершенствоваться в издевательствах, то хочется все озвучить», — говорит он.

В СБУ с их группой в основном «работали» следователи Хруслов и Юрьев. Избиения руками, ногами и всевозможными предметами входили в их обычный арсенал. Был еще один метод — в мешок на голове засыпалась какая-то пыль, в этом состоянии человека подвешивали и отрабатывали приемы рукопашного боя, чтобы он этой пылью дышал. Отец Владимир говорит, что были и удушения, имитация расстрелов, попытки утопить. Также применяли всевозможные наркотические и психотропные препараты, вызывавшие потом депрессивное состояние. Избиения сменялись угрозами пожизненного срока в тюрьме на Западной Украине. Требовали одного — признать себя виновными в террористической деятельности. Однако оговаривать священник себя не стал и полностью отрицал свою вину. Так же поступили и все члены группы.

За семьей

Когда стало понятно, что допросами ничего не добиться, было принято решение доставить в СБУ семью Владимира, которая на тот момент еще находилась на подконтрольной Украине территории в их доме в селе Райгородка.

«В первых числах июня, когда жена с детьми работала на огороде, добрый человек сообщил, что через несколько минут приедут их арестовывать. Они заскочили домой, схватили документы и в чем были сбежали из дома. Нашелся человек, который на свой страх и риск посадил их в автомобиль и под видом своей семьи вывез в Луганск. Там у нас живут родственники. Дочкам на тот момент было 16 и 19 лет, а сыну 12», — вспоминает священник.

В итоге допросы неожиданно прекратили, пленников оставили в покое. Раны немного начали затягиваться. Судмедэксперт провел освидетельствование и в заключении указал, что раны и телесные повреждения у Владимира и его группы — полугодичной давности. Зачем это было нужно — выяснилось на суде, где планировался показательный процесс.

«Меня перевели из тюрьмы, объявив всем остальным, что я уже освобожден. Им пообещали, что, дав против меня показания, они получат условный срок и выйдут на свободу, а не дав — сядут пожизненно», — говорит Владимир.

Доказательств в терроризме на группу собрать не удалось. Более того — у них нашлись сторонники из местных жителей, которые наняли хороших адвокатов. Судебные заседания стали все реже и переносились под разными предлогами. В начале сентября группу снова собрали и вернули в СБУ. Они боялись, что будет расстрел или перевод на Западную Украину, как им неоднократно обещали. Но в итоге выяснилось, что готовится большой обмен пленных, более ста человек, и доставили их для этого. Впервые за последние месяцы пленники ощутили радость. 14 сентября их погрузили в автобус и доставили в Донецк.

Отец Владимир.

Отец Владимир. Фото: / Андрей Незваный

На свободе

Там они провели три дня, встретились с представителями министерства государственной безопасности ДНР, где дали необходимые показания, пообщались с прессой и 17 сентября вернулись в Луганск.

Встреча с семьей была незабываема — ведь им четырежды сообщали о его смерти. Он узнал подробности их бегства, что дом в селе разграблен украинскими солдатами и что в нем сейчас живут какие-то силовики.

У священника были сломаны все ребра и грудная клетка, повреждены суставы и правое полушарие головного мозга. Он похудел на 45 кг. Требовалось срочное медицинское вмешательство.

После реабилитации отец Владимир вернулся к служению, однако лишенный собственного прихода, исполнял обязанности второго священника, получая 300-500 рублей в неделю, прокормить семью на которые невозможно. Он подал прошение выйти за штат, на что получил добро, и поступил на военную службу. Сейчас отец Владимир — помощник замполита одного из воинских подразделений вооруженных сил ЛНР, где продолжает служить как священник.

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here