Этот подвиг советских солдат не вошёл в победную реляцию хроники Великой Отечественной войны. Литейный цех паровозоремонтного завода Ростова-на-Дону в феврале 1943 года стал ещё одной Брестской крепостью для красноармейцев.

Корреспондент «Ваше Слово» вместе с поисковиками посетил старинные цеха ростовского завода, сохранившиеся до наших дней практически в неизменном виде, и узнал неизвестные страницы геройства солдат батальона 159-й бригады под командованием Гукаса Мадояна, освобождавших Ростов-на-Дону. 

Герой Советского Союза Гукас Мадоян.

Герой Советского Союза Гукас Мадоян. Фото:

«Свои их бросили здесь умирать»

Здание литейного цеха, построенное ещё в царские времена, находится в глубине территории Ростовского электровозоремонтного завода (РЭРЗ). Посторонние заходят сюда редко, да и те из числа поисковиков. 

Наша группа перед входом в тёмный тоннель цеха интуитивно остановилась, точно собираясь с силами сделать шаг в прошлое.

Время здесь словно замерло: в закопчённых стенах видны пулевые отверстия и пробоины от осколков снарядов. Ветеран завода Евгений Васюк показывает на оконные проёмы, где стояли пулеметы советских солдат, отбивавших атаки гитлеровцев со стороны железнодорожного вокзала. То, что здесь происходило 74 года назад, ему рассказали родной дед и очевидцы. 

О подвиге красноармейцев напоминает мемориальная доска на стене цеха.

О подвиге красноармейцев напоминает мемориальная доска на стене цеха. Фото: / Виталий Колбасин

Почти три дня, с 11 февраля до полудня 13 февраля 1943 года, около 40 бойцов бригады Гукаса Мадояна держали оборону в этих стенах против превосходящих сил противника.

В официальной версии об этом эпизоде сражений сказано несколько предложений: «Спрятав тяжелораненых в глубоких подвалах цехов, собрав все имеющиеся боеприпасы, бойцы батальона 159-й стрелковой бригады в полный рост пошли в атаку. Впереди своих товарищей шёл с автоматом в руках лейтенант Мадоян».

На самом же деле отсюда основная группа солдат через подземные коммуникации ушла из окружения, а в цехах оставили около 40 тяжелораненых сослуживцев, бросили, по сути, умирать, потому что из-за своих травм они не могли прорываться с товарищами. 

Старший научный сотрудник Южно-российского научного центра Российской академии наук Владимир Афанасенко на месте реконструирует события.

«Этих израненных, покалеченных солдат оставили тут как группу прикрытия, смертников, и они более двух суток держали цеха. На призыв немцев сдаться, солдаты ответили огнём. Немцы боялись сюда заходить, поэтому красноармейцев выжигали огнемётами, забрасывали гранатами, а когда у защитников закончились патроны, кто-то пытался укрыться в подземных воздуходувках, но и там их доставали из огнемёта. Сколько здесь ещё лежит сожженных бойцов — неизвестно. Даже сейчас запах копоти остался…», — говорит военный историк. 

Из этих оконных проёмов солдаты отбивали атаки немцев.

Из этих оконных проёмов солдаты отбивали атаки немцев. Фото: / Виталий Колбасин

Защитники литейного цеха пожертвовали собой ради того, чтобы их товарищи вышли из окружения. Они сковали действия группы преследования немецких войск.

«Не думаю, что эти раненые солдаты желали погибнуть, но не всё зависело от них. Просто не было иного выхода. Этот выбор позволил не только прорваться остальным, но и не дать немцам вывезти со станции ни одного поезда с продовольствием, а это — три тысячи вагонов, 89 паровозов. С этих запасов весь Южный фронт — 300 тыс. человек и 200 тыс. жители Ростова кормились, — рассказывает Владимир Афанасенко. — Бойцы стянули на себя штурмовые немецкие группы, облегчив тем самым советским войскам наступление».

Группа под командованием Мадояна вышла из окружения через этот подземный ход.

Группа под командованием Мадояна вышла из окружения через этот подземный ход. Фото: / Виталий Колбасин

Жуткое место

Из тёмного цеха мы проходим вглубь двора, повторяем путь солдат бригады Мадояна, прорывавшихся из окружения. Вот и вход в подземный лаз, через который им удалось выбраться из изоляции. Сейчас дыра замурована кирпичом. Поднявшись по чугунной лестнице дореволюционного времени, мы оказываемся на самой высокой точке обороны завода. Странное чувство тут испытываешь: внизу виден пассажирский вокзал Ростов-Главный, который готовится к чемпионату мира по футболу 2018 года. Слышен голос диктора: «Поезд Ростов — Москва отправляется с первого пути…». А прямо перед нами стоит целёхонькой металлическая вышка тех огненных лет. «Эта башня видела бои 1941-1943 годов, на ней могли находиться корректировщики огня, с неё открывается вид до левого берега Дона», — говорит руководитель поискового объединения «Миус-Фронт» (Ростовская область) Андрей Кудряков.

Солдатам помогали крепкие стены и ходы между цехами. Сейчас здесь хранилище металлолома и запчастей.

Солдатам помогали крепкие стены и ходы между цехами. Сейчас здесь хранилище металлолома и запчастей. Фото: / Виталий Колбасин

«Об этих событиях 1943 года нам известно не много, здесь толком ещё никто из поисковиков не работал — настолько жуткое здесь место, — рассказывает Кудряков. — Сейчас мы производим разведку и в ближайшее время по разрешению руководства завода приступим к исследовательским и поисковым работам. Эту страницу истории нужно ещё будет открывать, и напоминать потомкам о подвиге красноармейцев».

В нахождении останков солдат поисковикам мешают коммуникации, уходящие под землю.

В нахождении останков солдат поисковикам мешают коммуникации, уходящие под землю. Фото: / Виталий Колбасин

Почему «мадояновцы» попали в окружение?

Победная хроника подвига солдат Гукаса Мадояна аккуратно обходит тот факт, что в сражении за второе освобождение Ростова-на-Дону 1943 года советскими командирами были допущены серьёзные стратегические просчёты. 

Около 800 красноармейцев ранним утром 8 февраля 1943 года неожиданно для немцев перебрались по льду через Дон и захватили вокзал Ростова, который называли «воротами на Кавказ». Сегодня об этом дерзком марш-броске ростовским школьникам рассказывают на уроках истории. Под контролем красноармейцев оказались три тысячи железнодорожных вагонов с награбленным в Европе продовольствием и боеприпасами. 

Поисковик Андрей Кудряков 10 лет назад уже нашёл здесь троих красноармейцев. Их с почестями перезахоронили.

Поисковик Андрей Кудряков 10 лет назад уже нашёл здесь троих красноармейцев. Их с почестями перезахоронили. Фото: / Виталий Колбасин

Но немцы быстро сообразили, что группа красноармейцев небольшая по количеству и налегке, с автоматами, поэтому им танками отсекли путь назад и взяли в плотное кольцо. Шесть суток с 8 по 14 февраля «мадояновцы» отчаянно отбивались в окружении, так и не дождавшись подмоги с противоположного берега Дона. Военный историк Владимир Афанасенко (он в 1974 году слушал лекции Мадояна в ростовском вузе) утверждает, что советского командира, руководившего этой операцией, по решению военного трибунала признали виновным в просчёте, разжаловали и отправили в штрафбат.

Больших жертв советским солдатам удалось избежать благодаря их командиру — лейтенанту Гукасу Мадояну, проявившего в трагические минуты лучшие качества. С вокзала бойцы отступили и укрылись в зданиях мастерских Лензавода (так назвался РЭРЗ), с этой высоты они вели прицельный огонь по противнику. 

  В 100 метрах от ростовской крепости находится пассажирский вокзал Ростов-Главный.

В 100 метрах от ростовской крепости находится пассажирский вокзал Ростов-Главный. Фото: / Виталий Колбасин

Но помощи от армии не было, а боеприпасы подошли к концу. Тогда Мадоян принял решение уходить через подземные ходы мастерских. 

Прикрывать отход товарищей остались тяжелораненые солдаты, которые не могли с ними идти. Этим бойцам-смертникам не хватило продержаться всего полдня до прихода основных частей Советской Армии. Погибших в спешке похоронили в братской могиле, поэтому имена большинства защитников ростовской крепости неизвестны до сих пор.

Немцы также понесли большие потери. От вокзала до нынешнего проспекта Буденновского тянулась аллея из 300 немецких могилок — на чужбине упокоились те, которых захватчики не успели увезти с собой. Каски со свастикой на деревянных крестах ребятня быстро посбивала, некоторые взяли их себе в качестве трофея, говорят, они хорошо в хозяйстве пригодились, а рыбаки вычерпывали ими воду из лодки.

Что будет с литейным цехом?

После войны в цехах сделали ремонт, но производство так и не наладили, оставив помещения практически в неизменном виде. Сегодня тут склад металлолома и запчастей. На полу мне попалось руководство по эксплуатации токарного станка за 1972 год.

На РЭРЗе бережно хранят память о подвиге солдат. Монумент на территории завода.

На РЭРЗе бережно хранят память о подвиге солдат. Монумент на территории завода. Фото: / Виталий Колбасин

Ветеран завода РЭРЗ Евгений Васюк по крупицам собирает сведения о героях ростовской крепости. В 1991 году его просила 80-летняя ростовчанка, очевидец тех событий: «Сынок, подымите этих солдат, они там ещё лежат!».

Десять лет назад, в 2007 году, поисковикам удалось найти и установить имена трёх защитников литейного цеха, бойцов 159-й отдельной стрелковой бригады. Один из них — командир роты автоматчиков лейтенант Иван Архипович Коньков — посмертно удостоен Ордена Красной звезды. Личность Конькова подтверждает и описание очевидца тех событий, пенсионерки. По её словам, у одного из защитников было удостоверение с «лошадиной» фамилией…

Ещё двое погибших — рядовые Б. Дюсинов и И. Диржигоряев числились пропавшими без вести. Возможно, эти бойцы стали последними защитниками цехов паровозоремонтного. Похоронены герои со всеми воинскими почестями на территории нынешнего завода, рядом с тем местом, где они приняли свой последний бой. Каждый год, в день 2-го Освобождения Ростова-на-Дону, 14 февраля на их могиле появляются букеты цветов…

По словам очевидцев, ещё одного смертельно раннего офицера, с перебитыми ногами и ранением в живот, товарищи спрятали в водонапорной башне, чтобы немцы не глумились над телом. Но место его последнего пристанища пока найти не удалось.

Активисты: учёный Владимир Афанасенко, поисковик Андрей Кудряков и работник завода РЭРЗ Евгений Васюк.

Активисты: учёный Владимир Афанасенко, поисковик Андрей Кудряков и работник завода РЭРЗ Евгений Васюк. Фото: / Виталий Колбасин

«Поисковики продолжат работы на этой территории с помощью специальной аппаратуры, — говорит Владимир Афанасенко, — нужно проверить все пустоты, велика вероятность того, что здесь покоятся защитники. Война не закончена, пока не похоронен последний солдат…».

Руководство РЭРЗа не спешит сносить старинные цеха и бережно хранит память о тех трагичных событиях. «До наших дней сохранился уникальный объект, которому необходимо придать статус памятника федерального значения и сделать здесь музей», — считает военный историк Владимир Афанасьев. Есть также предложение включить цех в реестр локаций для съёмок кино…

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here