14 февраля 1994 г. маньяка, чьё имя стало нарицательным, расстреляли в подвале одного из донских учреждений службы исполнения наказаний.

В год 40-летия «АиФ» в каждом номере — специальная страница для читателей из истории газеты. Двадцать пять лет назад страна замерла в ожидании приговора самому кровожадному убийце современности — Андрею Чикатило. Как освещался громкий процесс и кто сочувствовал маньяку, вспоминают наши коллеги из «АиФ на Дону». 

Спецкор «АиФ» Людмила Винникова была единственным журналистом, который не просто вёл репортажи из зала суда, но получил доступ к уголовному делу и лично пообщался с ростовским потрошителем.

Шокирующего материала набралось на целую документальную повесть. Её опубликовали в специальном выпуске газеты, а спустя год вышла уже книга «Маньяк является в дождь». И хотя своё произведение Людмила Николаевна недолюбливала (мол, писала некоторые главы наспех, кое-что прямо в суде, буквально на коленке) — всё равно вспоминала о своей встрече с Чикатило.

Сутулый, невзрачный, нескладный. Казалось, с таким справится подросток. Невозможно было представить, что своих жертв от терзал со звериной жестокостью, от которой содрогались даже опытные криминалисты… Ему хорошо удавалось наводить морок на окружающих. За решёткой нелюдь изображал сумасшествие и до последнего надеялся на помилование, трезво рассчитав, что его «последнее слово», напечатанное на страницах самой популярной в СССР газеты, сможет повлиять на приговор.

Он передал в редакцию письмо, которое опубликовали в первом январском номере 1993 года. Душегуб взывал к жалости, описывая свои головные боли, и надеялся на встречу с любимой женой.

Из письма Чикатило:

«Маша Распутина поёт: «Отпустите меня в Гималаи насовсем, а не то я завою, залаю и кого-нибудь съем…» Писатель Агата Кристи предлагает злодеев-маньяков ссылать на дикие, необитаемые острова.

Я прошу сослать меня, как Наполеона, погубившего миллионы жизней, на остров — необитаемую вулканическую скалу Северо-Курильской гряды или к тиграм Уссурийской тайги… И, может быть, со мной на остров поедет моя многострадальная подруга, жена Феничка…»

Бутерброды для людоеда

Но расчёт не удался, и 14 февраля 1994 г. маньяка, чьё имя стало нарицательным, расстреляли в подвале одного из донских учреждений службы исполнения наказаний. 

Впрочем, на этом его история не закончилась. Спустя несколько лет журналисты регионального приложения «АиФ на Дону» раскопали, что сын Чикатило, сменив фамилию, ищет любовь в одной из ростовских газет в разделе «Знакомства». Указал Юрий Андреевич и свой адрес — колония строгого режима неподалёку от Ростова. Выяснилось, что сын серийного убийцы и людоеда не раз сидел за изнасилования и похищения людей, которых запугивал, козыряя именем отца.

Передаётся ли «признак преступности» с генами по наследству? Интересовался этим вопросом и «Прошу сослать меня». О чём писал в «Ваше Слово» маньяк Чикатиловыдающийся ростовский психиатр Александр Бухановский, о котором широкая общественность узнала во время следствия по делу Чикатило. Профессор составил подробный психологический портрет убийцы задолго до его поимки, сообщив оперативникам о возрасте преступника, его повадках, профессии и даже чемодане с орудиями пыток. Помог он и доказать его вину. Несмотря на массу доказательств, Чикатило почти две недели не сознавался в содеянном и начал давать показания лишь после разговора с врачом. 

В одном из интервью «АиФ» Александр Олимпиевич рассказывал, что брал на встречу с мань­яком бутерброды и чай, чем вызывал негодование жены. 

Из интервью с психиатром Бухановским:

«Когда искали Чикатило, ко мне домой привозили дела. Я просиживал ночи с фотографиями растерзанных детей. Тогда я был готов растерзать того, кто это сделал. Но, когда оказался с Чикатило за одним столом, осознал, что я врач, а передо мной больной человек».

Феномен серийного убийцы

Перестав оценивать его поступки с точки зрения морали, психиатр расположил к себе кровожадного собеседника. Исповедь Чикатило позволила Бухановскому изучить феномен серийных убийц, создать отдель­ную науку — криминальную психиатрию. Благодаря его разработкам за десять лет на Дону поймали 34 серийных убийц. Стали даже поговаривать, что Ростов и его окрестности — некая аномальная зона. Но сам эксперт считал, что дело просто в высокой раскрываемости особо тяжких преступлений.

Помогал он не только полицейским, но и самим садистам. Создав лечебно-реабилитационный центр, Александр Олимпиевич стал безвозмездно лечить малолетних некрофилов, живодёров и мучителей.  

Из интервью с Бухановским:

«Матери везут к нам детей со всей России и даже из зарубежья. Бывает, спрашивают: как понять, что терапия помогла пациенту не стать преступником? Может, он и без неё не совершил бы преступление? Мы отвечаем: такие люди должны лечиться пожизненно. У нас был трагический случай, подтверждающий нашу правоту.

Мать привезла ребёнка из Московской области со словами: «Или лечите, или я его убью». Мальчик жестоко обращался с животными, насиловал их до смерти, у него были проблемы с коммуникацией, он плохо учился. Мы стали с ним заниматься. В результате он начал общаться с одноклассниками, встречаться с девочками, блестяще окончил школу, институт. Но потом уехал к себе в город и перестал лечиться, решив, что здоров. Через какое-то время он убил трёх человек». 

Александр Олимпиевич долгие годы дружил с нашей газетой. И последнее интервью он дал «АиФ» буквально за пару дней до смерти. В апреле 2013 г. его не стало. А в октябре прошлого года ушла из жизни и Людмила Николаевна Винникова, 25 лет руководившая ростовским приложением еженедельника. У неё был талант располагать к откровенному разговору таких незаурядных людей, как Бухановский. И читатели это ценили.

В Ростове продолжает работать реабилитационный центр, помогающий людям с психическими расстройствами. Сегодня его возглавляет дочь психиатра, потомственный врач Ольга Бухановская. Она по-прежнему дружит с «АиФ на Дону». 

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here