Подкупить Рузвельта. Сколько стоило СССР обойти санкции США

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство  останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

80 лет назад в США случился первый «рашенгейт».

Тогда американские конгресс­мены, подозревая президента США Франклина Рузвельта в получении взятки от руководства СССР, планировали даже начать процедуру импичмента — почти как сейчас с Дональдом Трампом. Годы спустя из архив­ных документов Политбюро стало известно, что советская разведка действительно пыталась подкупить главу США, но только ничего хорошего из этого так и не вышло.

...Накануне блокады Ленинграда случился примечательный эпизод. 29 августа 1941 г. передовые части 122-й пехотной дивизии вермахта захватили мост через реку Ижору. Казалось, путь на Ленинград был открыт. Но едва первый немецкий танк показался на переправе, как мощный взрыв превратил мост в груду обугленных досок. Второй залп чудовищной силы разворотил дорогу — немцы в панике поворачивали назад, не понимая, кто и откуда обстреливает их огромными снарядами. Наступление было остановлено. Командир немецкой дивизии даже не поверил докладам перепуганных офицеров: такого разрушительного оружия у русских просто не могло быть!

Что ж, генерал был почти прав — эта пушка существовала в единственном экземпляре. Экспериментальное орудие главного калибра недостроенного линкора «Советский Cоюз», которому так и не суждено было выйти в море.

Броня крепка

В начале ХХ в. у великих дер­жав не было страшнее оружия, чем линкоры — огромные броненосцы с мощной артиллерией, способные и потопить неприятельский флот, и разрушить береговые укрепления. Они были воплощением колониальных устремлений Запада, и в начале 1930-х предполагалось, что новая мировая война разразится уже не в Европе, а в Атлантике и на Тихом океане, где сферы влияния будут делить Великобритания, США и Япония. Именно эти страны и лидировали в строительстве линкоров. Больше всего линкоров было у США (21) и Великобритании (20). Япония решила взять не количеством, а качеством — 2 заложенных линкора «Ямато» и «Мусаси» должны были стать самыми большими в мире кораблями с самым мощным вооружением и бронированием. В составе ВМФ СССР в начале 30-х насчитывалось всего 3 линкора, доставшихся в наследство от Российской империи. Правда, в 1936 г. приняли «Программу крупного морского судостроения», планируя построить 8 линкоров. Однако возник вопрос: кто и где будет строить корабли? Верфи императорских судостроительных заводов в Гельсингфорсе (Хельсинки), Риге и Ревеле (Таллине) были потеряны, в стране не хватало морских инженеров-конст­рукторов. И тогда чертежи линкоров большевики решили достать на Западе.

Охотники за секретами

12 мая 1927 г. британская полиция внезапно заблокировала все входы и выходы у дома № 49 по ул. Моргейт, где размещался офис компании «Аркос» (All Russian Cooperative). Через эту компанию, созданную по инициативе первого наркома внешней торговли Леонида Красина, проходили все торговые операции между СССР, Великобританией и её бывшими колониями. Но теперь сыщики Скотленд-Ярда подозревали, что именно через «Аркос» большевики финансировали подпольные боевые ячейки Коминтерна, готовившие революцию по всему миру.

Обыск не принёс особых результатов — в подвале успели сжечь все компрометирующие документы. К тому же головной офис «Аркоса» всегда был «чисто коммерческой» фирмой, а вот главным предприятием ОГПУ по добыванию чужих секретов и военных технологий служил американский филиал «Аркоса» — компания «Амторг» (Amtorg Trading Corporation) с шикарным офисом в самом центре Нью-Йорка на Пятой авеню. Первым главой компании был Эфраим Склянский — студент-медик Киевского университета, в 26 лет ставший замом председателя Реввоенсовета Троцкого. Но, после того как он утонул на рыбалке, его место занял Арон Шейнман, бывший глава Госбанка СССР и приближённый Красина. При нём «Амторг» за год увеличил оборот в сто раз — до 50 млн долл. Одним из секретов успеха стали демпинговые цены, ведь СССР, стремясь захватить рынок леса-кругляка или льна, часто продавал свою продукцию ниже мировых цен. Газета Chicago Tribune писала: «Советская угроза не ограничивается демпингом на лес и лён. Демпинг может перекинуться на другие отрасли промышленности. При русской системе можно игнорировать различные статьи расхода, которые приходится принимать во внимание, когда речь идёт об обычных производителях». В итоге конгрессмены ввели новые санкции против экспорта из СССР угля, асбеста и древесины — дескать, эти товары дешевле американских только потому, что в СССР на лесоповалах применяется бесплатный рабский труд.

Санкции практически никак не повлияли на деятельность «Амторга». Ведь добрую половину служащих компании составляли агенты Иностранного отдела НКВД и Разведупра РККА, которых интересовали вовсе не вопросы торговли, а закупка образцов новейшего оружия. Именно сотрудники «Амторга» провели уникальную шпионскую операцию, отправив в СССР два американских танка M1931. Чтобы обойти законы о санкциях, «Амторг» вёз их под видом тракторов — с машин были сняты башни с вооружением. Но пушки и не интересовали советских конструкторов — изюминкой танка была его «свечная» подвеска, превращавшая тихоходную боевую технику того времени в скоростные смертоносные машины. В итоге танк М1931 превратился в советский БТ-2, на основе которого были созданы и другие, включая знаменитый Т-34. По такой же схеме в СССР отправляли и другие образцы военной техники. Так в Союз попал двухместный бомбардировщик «Валти V-11», который у нас стал известен как бомбардировщик-штурмовик БШ-1. Через подставные фирмы-однодневки в Москву шли новейшие модели самолёта-разведчика «Нортроп-2Е» и транспортники «Дуглас DC-3», которые в СССР стали выпускать под брендом Ли-2.

Но вот боевой линкор незаметно переправить через океан под видом баржи или прогулочного теплохода было невозможно. Нужны были документы. Однако советская разведка нашла выход.

Транспортный самолет ЛИ-2

Транспортный самолет ЛИ-2. Фото: / В. Шияновский

Родственник Молотова

Решить вопрос с разрешением Белого дома на покупку линкора взялся некий Сэм Карп — бизнесмен средней руки из города Бриджпорт в штате Коннектикут, где была зарегистрирована его фирма Carp Export and Import Co. На советскую разведку Карп вышел благодаря семейным связям: Самуил Семёнович Карповский был родным братом Перл Семёновны Карповской, более известной под псевдонимом Полина Жемчужина, — это была законная супруга Вячеслава Молотова, который с 1930 г. возглавлял правительство СССР.

Самуил и Перл Карповские выросли в большой семье бедного еврейского портного в еврейском местечке Пологи, что в Екатеринославской губернии. В начале века Карповские, проникнувшись идеями сионизма, эмигрировали в Палестину, которая тогда принадлежала Османской империи. Но затем пути семьи разошлись. Старший брат Давид остался в Палестине, где вскоре стал известным религиозным деятелем, Самуил же уехал делать бизнес в США, а Перл стала большевиком Полиной Жемчужиной, супругой будущего главы советского правительства. Её взлёт, по сути, стал спасением для брата Сэма, когда дела с приходом Великой депрессии пошли неудачно.

В 1934 г. Самуил и Перл снова встретились, когда Полина Жемчужина во главе советской делегации приехала в США «для изучения постановки дела в институтах красоты и на заводах парфюмерии». Затем и Сэм Карп приехал в Москву, чтобы познакомиться с Молотовым и предложить большевикам свои услуги лоббиста, имеющего хорошие связи с вашингтонскими политиками через различные организации сионистов. И вскоре компания Carp Export and Import Co. стала одной из посреднических контор при «Амторге». Например, Сэм Карп помог советским разведчикам купить и переправить в Москву образцы новейшей американской взрывчатки, несколько моделей радиостанций, прицелов для авиапушек и новейшие звукоуловители — до появления радаров они были основным средством обнаружения в небе вражеских самолётов.

Джеймс Рузвельт.

Джеймс Рузвельт. Фото:

Покупка линкора должна была стать трамплином для карьеры Карпа. Используя свои связи, Сэм Карп вышел на адмирала Эрнеста Джозефа Кинга, который за долгую карьеру в ВМФ США успел сменить немало постов — от члена штаба командующего Атлантическим флотом США до командира дивизии подводных лодок и командующего базой военно-морской авиации. Адмирал Кинг дружил с подполковником морской пехоты Джеймсом Рузвельтом — сыном президента США, который и обещал поговорить с отцом по поводу продажи корабля. Но за свои посреднические услуги Рузвельт-младший, работавший в Белом доме на должности президентского секретаря, запросил немалый гонорар — 500 тыс. долларов, огромные деньги по тем временам.

В мае 1937 г. руководство «Амторга» отправило в Москву шифровку: «Разрешение американского правительства на продажу нам проекта линейного корабля уже имеется. Чтобы это разрешение получить, требуется израсходовать 500 000 долларов на компенсацию для соответствующих лиц». В Политбюро согласились. Вскоре советский полпред Александр Трояновский передал Джеймсу Рузвельту требуемую сумму, а тот в ответ вручил советским товарищам ответ Рузвельта-старшего. Американцы были готовы продать СССР линкор из серии «Южная Дакота», но только не готовый, а новый, который построят специально по советскому заказу.

Это насторожило разведчиков. Возможно, американцы хотели использовать при строи­тельстве нового линкора не новые разработки, а устаревшие технологии. Возможно, накануне войны Рузвельт просто решил за счёт СССР подготовить частных подрядчиков к постройке боевых кораблей по заказам Морского ведомства США. Так или иначе, но сделка сорвалась по вине Сэма Карпа. Возжелав славы и признания, он дал несколько интервью газетчикам, и в Вашингтоне разразился скандал — продажа СССР новейших военных кораблей была запрещена конгрессом. О внезапных трудностях в Москву телеграфировал и Трояновский: «Рузвельт сообщил, что формально всё более-менее в порядке, но Морское министерство прохладно относится к нашим морским заказам и не даёт своего благословения и помощи. Неофициально моряки будут нам помогать, официально ничего сделать нельзя...»

Полина Жемчужина ответила за брата

Тогда адмирал Кинг предложил Москве альтернативную сделку. Он познакомил советских разведчиков с неким Уильямом Гиббсом, основателем компании «Гиббс энд Кокс», который был прежде известен как создатель самых больших круизных пароходов в мире. Однако во времена Великой депрессии покупателей таких лайнеров было немного, и Гиббс переключился на проектирование военных кораблей. Для ВМФ США он разработал проект корабля будущего — гибрид линкора и авианосца. Это был корабль, превосходящий размерами все когда-либо построенные военные суда мира. На нижней палубе располагались мощные пушки, способные пробить любую броню, на верхней — взлётно-посадочная полоса для самолётов-торпедоносцев. Американские адмиралы, правда, весьма скептически оценили боевой потенциал детища Гиббса, а вот в СССР им заинтересовались.

Но на этот раз сделка сорвалась по вине самого Уильяма Гиббса, который в предвкушении лёгкого заработка поставил условие: он продаст чертежи линкора-авианосца только вместе с готовым судном, которое будет построено на его верфи. Переговоры затянулись на многие месяцы... В итоге после подписания пакта Молотова-Риббентропа советско-американские отношения вновь оказались на грани разрыва, и Морское ведомство США запретило американским конструкторам проектировать и строить военные корабли для СССР. Были разорваны и отношения с Сэмом Карпом, а товарищ Сталин настоятельно рекомендовал товарищу Жемчужиной прервать все связи с братом. В решении Политбюро говорилось: «Тов. Жемчужина проявила неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей, в силу чего в окружении тов. Жемчужиной оказалось немало враждебных шпионских элементов». Правда, на этом история не закончилась.

Уже после войны, когда братья Джеймс и Эллиотт Рузвельты стали помощниками и доверенными лицами генерала Эйзенхауэра, выставившего свою кандидатуру на президентских выборах 1948 г., Сэм Карп попал в поле зрения комиссии конгресса США по расследованию антиамериканской деятельности. На допросах Карп, удачно вложивший полученные из Москвы деньги в акции бейсбольного клуба New York Yankees, рассказал практически всё — и о том, как давал взятки видным политикам и адмиралам, и о том, как пробивал для «Амторга» разрешения на вывоз секретной военной техники у чиновников Госдепа США и военных министерств. В итоге разоблачительной кампании Эйзенхауэр ещё до проведения партийных праймериз был вынужден снять свою кандидатуру. Трумэн был избран на второй строк, а за длинный язык Карпа ответила его сестра.

Полина Семёновна Жемчужина

Полина Жемчужина дорого заплатила за длинный язык своего брата. Фото:

В январе 1949 г. Полину Жемчужину арестовали по обвинению в том, что она «находилась в преступной связи с еврейскими националистами и вместе с ними проводила вражескую работу против партии и Советского правительства». Вместе с ней, как следует из докладной записки Берии в президиум ЦК КПСС, были арестованы все члены оставшейся в России семьи Карповских: «МГБ СССР в 1949 г. без каких-либо оснований арестовало ряд родственников, сослуживцев и знакомых т. Жемчужиной: Лешнявскую Р. С. — домашнюю хозяйку, сестру т. Жемчужиной; Карповского А. С. — пенсионера, брата т. Жемчужиной; Штейнберга И. И. — директора завода № 339 Министерства авиационной промышленности СССР, племянника т. Жемчужиной; Голованевского С. М. — помощника по кадрам начальника ГУ лесотарной промышленности Министерства рыбной промышленности СССР, племянника т. Жемчужиной. Как установлено проверкой, все эти лица на следствии подвергались всевозможным издевательствам, вплоть до избиений, с целью вымогательства от них показаний, компрометирующих т. Жемчужину. Арестованные Лешнявская и Карповский, не выдержав применённого к ним режима, умерли в тюрьме».

В декабре 1949 г. МГБ СССР закончило следствие по делу Жемчужиной, и в связи с невозможностью передачи дела в судебные органы из-за отсутствия доказательств она была осуждена Особым совещанием при МГБ СССР к 5 годам высылки в Кустанайскую область Казахской ССР.

«Царь-пушка» против вермахта

Советские же линкоры пришлось строить своими силами — в 1939 г. на верфях Балтийского завода в Ленинграде был заложен первый советский линейный корабль «проекта 23», получивший название «Советский Союз». Борис Чиликин, главный конструктор ЦКБ-17, решил создать самый мощный военный корабль в мире, а орудия главного калибра, созданные в КБ ленинградского завода «Большевик», лишь немного уступали орудиям японского «Ямато». Следом последовала закладка ещё трёх линкоров: «Советской Украины» в Николаеве, «Советской России» и «Советской Белоруссии» в Северодвинске.

Но затем началась война, и все работы над «Советским Союзом» были законсервированы. В этот момент главное орудие линкора — пушка Б-37 калибра 406 мм — прибыло для испытаний на Ржевский артиллерийский полигон. Для этого орудия на заводе «Большевик» изготовили и сотню снарядов, каждый весом больше тонны. В итоге пушка была поставлена на защиту Ленинграда от фашистов. Едва строители закончили монтаж орудия на огромном стальном кольце с электромоторами, как поступило сообщение о продвижении вермахта в район Колпино. Тогда же состоялся и боевой дебют орудия, продемонстрировавшего ювелирную точность — первые же три выстрела остановили атаку немцев, едва не уничтожив все механизированные части 122-й пехотной дивизии.

Пушка Б-37 в одноствольной опытной установке МП-10 в цехе Новокраматорского завода, 1939 год

Пушка Б-37 в одноствольной опытной установке МП-10 в цехе Новокраматорского завода, 1939 год. Фото:

Всего же в период блокады Б-37 выпустила по врагу 81 снаряд — 17 фугасных и 64 бронебойных. Огромные снаряды, оставлявшие воронки глубиной 3 м, уничтожали и бронированные бункеры, и железнодорожные коммуникации, и склады вооружений. Недаром в люфтваффе была образована группа самолётов-разведчиков, которым приказали найти и уничтожить «царь-пушку». Но орудие было хорошо замаскировано, да и немецким пилотам не могло прийти в голову искать его в глубоком тылу. Удивительно, но и сегодня Б-37 находится на своём боевом посту на Ржевском полигоне — уже как памятник.

Конечно, в советском руководстве звучали предложения вернуться к строительству «Советского Союза», но к тому времени во всём мире мода на линкоры уже прошла. Как выяснилось, грозные бронированные чудовища беззащитны перед торпедными атаками и бомбардировками с воздуха, что было доказано в Пёрл-Харборе, когда за одну атаку японские лётчики уничтожили 8 американских линкоров. Самая же незавидная судьба ожидала французские линкоры «Бретань», «Прованс» и новейший «Дюнкерк»: после капитуляции Франции в 1940 г. их расстреляли английские самолёты-торпедоносцы, чтобы бронированные монстры не достались немцам.

И в мире началась эпоха господства авианосцев.

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного  диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here