Мы не представляем себе Новый год и Рождество без ёлки, Деда Мороза и Снегурочки. Но эти атрибуты присутствовали на празднике далеко не всегда.

Вместо дуба

Говорят, что традицию наряжать ёлку на Рождество положил святой Бонифаций. Проповедуя в VIII веке христианство язычникам, он решил срубить священный дуб, которому те поклонялись, чтобы показать, что у дерева нет никакой силы. Когда дуб упал, он повалил все деревья вокруг, кроме ели. Её-то Бонифаций и объявил деревом Христа.

По другой версии, христианская церковь всего лишь присвоила древний обычай. Традиция украшать ель была ещё у древних кельтов. В день зимнего солнцестояния, 21–22 декабря, полагалось задабривать лесного бога, принося ему в жертву животных. Внутренности несчастных агнцев развешивали на ёлке. Позже обряд перестал быть столь жестоким – и кишки заменили яблоками, колосьями, фигурками птиц и животных.

На Руси же ёлки появились благодаря Петру I. Царь не только повелел праздновать Новый год первого января (до этого Новолетие отмечали 1 сентября), но и издал особый указ, согласно которому полагалось по западному обычаю украшать фасады зданий ветвями хвойных деревьев. Указ показался подданным весьма странным – на Руси еловые ветки ассоциировались с погребальным обрядом. Поэтому к распоряжению царя прислушались немногие – лишь владельцы кабаков развесили еловые лапы у входа в свои заведения. После этого в течение многих веков горьких пьяниц называли Ёлкиными.

Традиция вносить ель в дом появилась в России лишь в 1817 году благодаря императрице Александре Фёдоровне. Дочь прусского короля решила отпраздновать Рождество по западному образцу и устроила домашнюю ёлку в своих личных покоях.

Обычай праздновать Новый год под ёлкой просуществовал чуть более ста лет. После революции и Гражданской войны, когда к власти окончательно пришли большевики, ёлки были признаны буржуазным пережитком и надолго забыты.

Реабилитировали ёлку лишь в 1935 году. Советский государственный деятель и пропагандист Павел Постышев в своей статье в газете «Правда» назвал нападки на ёлку «левым загибом», и ёлка вернулась в дома советских граждан. Правда, не как символ Рождества, а как непременный атрибут Нового года.

Дед Мороз и Санта

Весёлый добрый старик с мешком подарков – таков привычный образ Деда Мороза. Однако наши предки представляли его совсем другим. Повелитель вьюги и холодов у древних славян звался Карачун, и он вовсе не был добрым дедушкой. Это суровый старик с длинной белой бородой, в синем кафтане и с волшебным посохом. Коснётся им окон домов – и те вмиг покроются инеем, дотронется до речки – та в минуту замёрзнет.

Людей Карачун не жалеет – бывает, насмерть морозит путников, бывает, ворует детей и уносит их в своё холодное подземное царство. Свита Карачуна тоже совсем не похожа на милых оленей Санта-Клауса. Карачуна сопровождают птицы-вьюжницы, волки-метели, медведи-шатуны и души людей, замёрзших до смерти.

Чествовали Карачуна 21–22 декабря, в день зимнего солнцестояния. Чтобы угодить злобному старику, наши предки оставляли Карачуну немного кутьи (особая каша), считая, что это убережёт обитателей дома от гнева повелителя вьюги.

После того как на Русь пришло христианство, языческих богов стали заменять христианские святые. И на смену злобному Карачуну пришёл святой Николай, чей день памяти приходится на 19 декабря. Католики и протестанты называли его Санта-Клаусом.

В отличие от Карачуна святой Николай был весьма добрым человеком. С юности он посвятил себя религии и со временем сделался епископом. А в свободное от проповедей время Николай совершал добрые дела. Причём старался делать это тайком, чтобы избежать благодарности за свою щедрость.

По одной из легенд, как-то раз Николай узнал о трёх сёстрах-красавицах, чей отец был слишком беден, чтобы дать за ними приданое. Тогда папаша не сумел придумать ничего лучше, чем продать дочек в публичный дом. На помощь пришёл святой Николай. Через печную трубу он подкинул в дом несчастных девиц три кошелька, набитых золотом, которые угодили прямо в чулки, сушившиеся у печки. В память о добрых делах Николая в Европе было принято дарить друг другу подарки. Однако делали это не на Новый год, а на день рождения святого – 19 декабря.

Позже, в эпоху Реформации, традицию чуть изменили – подарки стали дарить на Рождество в память о дарах, принесённых волхвами младенцу Иисусу. Санта же стал символом Рождества ещё позже – в 1823 году, после того как стихотворение «Ночь перед Рождеством», написанное Клементом Кларком Муром, стало популярным. В стишке описано семейство, которое в ожидании Рождества наблюдает упряжку оленей, везущих Санта-Клауса с мешком подарков для детей.

Русский Дед Мороз очутился под ёлкой ещё позже. В дореволюционной России Рождество обходилось без него. У русских детишек Дед Мороз по-прежнему ассоциировался со злобным духом зимы, поэтому редкие попытки пригласить по западной традиции Деда на праздник оканчивались неудачно – дети попросту рыдали или разбегались в страхе. Дело пошло на лад только в 30-е годы XX века, когда сказки о Карачуне были основательно забыты. Именно тогда Дед Мороз обзавёлся Снегурочкой, которая смягчила образ сурового старика и выступила в качестве посредницы между ним и ребятишками.

Дочка или внучка?

Ответ на вопрос, кем приходится Деду Морозу Снегурочка, не так уж однозначен. Современные дети уверены, что она его внучка. Однако их прабабушки и прадедушки были другого мнения.

Дело в том, что образ Снегурочки полюбился детям и взрослым после того, как увидела свет одноимённая пьеса Александра Островского. В этом произведении Снегурочка приходилась Деду Морозу дочерью, а её мамой была Весна-Красна.

В советское время Снегурочка из девушки превратилась в маленькую девочку и стала внучкой Деда Мороза. С годами она подросла и снова превратилась в девушку, как в пьесе Островского, но родственные связи с Дедом Морозом остались неизменными.

Впрочем, кем бы ни приходилась Снегурочка Деду Морозу, она была его неизменной спутницей на всех советских ёлках. Исключение было сделано лишь на пару лет в начале 60-х годов после полёта Юрия Гагарина в космос. Тогда на празднике вместо Снегурочки Деда Мороза сопровождал космонавт.

Кстати

Первое января когда-то был обычным рабочим днём. Лишь В 1947 году указом Президиума Верховного Совета СССР первый день года был официально объявлен праздником и выходным.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here