«От боли мама не хотела жить». Женщина умерла от забытой в ней салфетки

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство  останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

Жительница Краснодара винит врачей в смертельной халатности. Мать женщины умерла в страшных мучениях из-за большой медицинской салфетки, забытой внутри её тела во время операции. Подробности трагической истории узнал корреспондент Ваше Слово.

«Мама корчилась от боли»

«Перед смертью мама корчилась от боли в области желудка и сохла буквально на глазах: из-за нескончаемой рвоты она не могла ни есть, ни пить. А в последнюю неделю ей было настолько плохо, что она уже просто не хотела жить. Мы думали, что это рак, и были шокированы результатами вскрытия. Патологоанатом достал из брюшной полости прогнившую хирургическую марлевую салфетку, из-за которой всё и произошло», — такие страшные подробности смерти 56-летней Ирины Ковалёвой рассказывает её дочь Алёна. Убитая горем молодая женщина хочет доказать, что во всём виноваты краснодарские врачи, оперировавшие маму. А ведь она сама позвала её лечиться в столицу Кубани из другого региона, наслушавшись историй о профессионализме местных врачей.

Эта трагическая история начиналась примерно так же, как и закончилась: однажды жительницу Хабаровского края Ирину Ковалёву стали беспокоить боли в желудке. Сельские врачи не могли выяснить причину её недуга, и нужно было ехать обследоваться в большой город. Свою помощь сразу же предложила одна из дочерей женщины, которая пять лет назад переехала жить с Дальнего Востока в Краснодар. Алёна Кондаурова пригласила маму к себе, потому что считала местную медицину лучше хабаровской.

«Я сделала ей временную прописку в Краснодаре, и она стала ходить по врачам, — рассказывает женщина. — За два месяца обследований здесь мы так и не выяснили причину её болей. А потом однажды маме стало очень плохо, и пришлось вызвать „скорую“. В результате её положили в больницу, где через пять дней сделали экстренную операцию. Это было 15 февраля 2017 года. Лечащий хирург сказал, что у неё выявили и удалили обширную грыжу желудка, перекрывавшую часть пищевода и кишечника. Помимо этого они обнаружили кисту поджелудочной железы и сделали её дренаж».

Врачи сказали, что операция прошла успешно и женщина действительно постепенно шла на поправку. Ещё пару недель она продолжала лечение и наблюдалась в той же больнице. А после контрольного обследования, не выявившего никаких серьёзных проблем, её окончательно выписали. 31 марта Ирина Ковалёва улетела обратно в Хабаровский край и на протяжении нескольких недель после этого чувствовала себя нормально. Но потом ей опять неожиданно стало плохо.

Ирина Ковалёва с внучкой Алисой через две недели после операции.

Ирина Ковалёва с внучкой Алисой через две недели после операции. Фото: / Алёна Кондаурова

Хождения по мукам

«Маму госпитализировали с желудочными болями и рвотой в больницу Ванинского района Хабаровского края, находящуюся ближе всего к её населённому пункту, — рассказывает Алёна Кондаурова. — Мы подумали, что на этот раз мама просто нарушила прописанную диету. Она её соблюдала, но позволила себе что-то жареное. По симптомам было очень похоже на обострение хронического панкреатита, и врачи через неделю обследований тоже поставили именно такой диагноз. Они назначили лекарства и сказали ехать домой. Дескать, извините, мы ничем больше не можем вам помочь».

Со слов Алёны, мама выписалась и вернулась к себе, поскольку всё равно не ощущала никакой помощи от больницы. Но дома ей становилось всё хуже. Она абсолютно ничего не ела и худела на глазах, потому что вся пища сразу же выходила с рвотой. Дочь стала по телефону уговаривать женщину срочно отправиться на обследование в Хабаровск, но та чувствовала себя слишком плохо для дальней дороги. До столицы края Ирине Ковалёвой нужно было добираться около суток на поезде, и поэтому она сказала, что сначала хочет немного прийти в себя дома.

«Она протянула ещё с неделю на обезболивающих, которые сама себе и назначала, — говорит Алёна Кондаурова. — Ведь в её населённом пункте из врачей есть только амбулаторная медсестра, которая максимум чем может помочь — это сделать укол. В какой-то момент я поняла, что ситуация критическая, и начала бить во все колокола. Я звонила в МЧС, министерство здравоохранения и просила госпитализировать маму на вертолёте в Хабаровск. Иначе её невозможно было быстро и безболезненно туда доставить. Мне сказали, что для использования вертолёта нужна бумага от врача и моя сестра из Хабаровска должна была поехать решить этот вопрос в ваненской больнице. Но пока мы пытались что-то сделать, мама умерла».

Алёна Кондаурова всеми силами пыталась спасти свою маму.

Алёна Кондаурова всеми силами пыталась спасти свою маму. Фото: / Александр Власенко

Ирина Ковалёва скончалась в машине «скорой помощи» 17 мая, через три месяца после операции в Краснодаре. Её родные не могли понять причину смерти и лишь строили догадки. Они склонялись к версии об онкологическом заболевании, которое стремительно развилось у женщины из кисты поджелудочной железы. Но заключение патологоанатома их ошарашило.

«При аутопсийном исследовании тела Ковалёвой И. В., 56 лет, обнаружена высокая полная кишечная непроходимость вследствие обтурации просвета подвздошной кишки спрессованной марлевой салфеткой. Разлитой гнойный (с примесями: каловый) перитонит, вызванный перфорацией и деструкцией стенки подвздошной кишки в месте нахождения данного инородного тела, привёл к развитию эндотоксического шока с присоединением ДВС-синдрома, которые сыграли финальную роль в танатогенезе и явились непосредственной причиной смерти», — написано в клинико-патологоанатомическом эпикризе от 18 мая 2017 года. А если сказать простым языком, то забытый кусок ткани вызвал сильнейшее воспаление с образованием дыры в кишечнике пациентки.

Клинико-патологоанатомический эпикриз.

Клинико-патологоанатомический эпикриз. Фото: / Алёна Кондаурова

Кто за всё ответит?

На основании истории болезни Ирины Ковалёвой патологоанатом Ванинской ЦРБ пришёл к выводу, что фатальную для неё врачебную ошибку допустили именно в Краснодаре. «Основное заболевание: Оставленная марлевая салфетка (объёмом в спрессованном виде до 100 см, размерами в развёрнутом виде — 57×38 см) в верхних отделах желудочно-кишечного тракта при проведении хирургической операции 15.02.2017 г.», — так написано в документе, составленном по результатам вскрытия тела. Родные женщины, естественно, обратились в правоохранительные органы. Они хотят знать, по чьей вине дорогой им человек пережил мучительную смерть, и как вообще врачи могли забыть салфетку в теле пациентки. Тем более что Ирину Ковалёву лечили бывалые доктора. Операцию проводил известный в Краснодаре заслуженный хирург, профессор, которому ассистировала не менее опытная коллега. Но есть один нюанс: они оба уже давно достигли пенсионного возраста.

«Может быть, они просто не выносят больших нагрузок из-за возраста, — размышляет Алёна Кондаурова. — Ведь операцию маме делали два врача, которым уже 65-70 лет. Одна из них связалась со мной после того, как мы подали заявление в Следственный комитет. Я встретилась с ней ради одного лишь вопроса: „Как такое могло произойти?“. Но мне было сказано, что они сами ничего не понимают, и на этом наше общение закончилось. Хочется добиться наказания виновных и их отстранения от медицинской деятельности. Страшно представить, что ещё кто-то может пережить случившееся с моей мамой. Но на данном этапе я, конечно, не могу обвинять никого конкретно, потому что идёт следствие».

Если говорить точнее, то сейчас проводится судебно-медицинская экспертиза, для которой в Краснодар с Дальнего Востока передали злополучную салфетку и все документы. Только после её окончания можно будет судить о наличии или отсутствии состава преступления в действиях конкретных врачей. А пока не факт даже то, что вообще кого-то привлекут к уголовной ответственности. Ведь сами медики своей вины не признают.

Адвокат Александр Макаров не понаслышке знает, как сложно доказать врачебную ошибку.

Адвокат Александр Макаров не понаслышке знает, как сложно доказать врачебную ошибку. Фото: / Александр Власенко

«Я считаю, что у этого дела очень хорошая судебная перспектива, — говорит адвокат Александр Макаров. — На мой взгляд, есть неопровержимые доказательства вины врачей, которые делали операцию. Здесь речь идёт о халатности, повлекшей по неосторожности смерть потерпевшего. Но опять же всё будет зависеть от выводов экспертов и следствия. Хотя врачебные ошибки, к сожалению, довольно частое явление, редко кому удаётся привлечь виновных. Медицинские дела вообще очень сложно доказуемые. Тем не менее, в моей практике были примеры, когда врачей осуждали».

Но в любом случае понятно, что медики несут ответственность за случившееся и вопрос лишь в персоналиях. А ужаснее всего то, что смерть женщины допустил явно не один врач. Даже если предположить, что салфетка осталась в теле Ирины Ковалёвой по вине кого-то одного, то, как быть с теми специалистами, которые проверяли её состояние перед выпиской из краснодарской больницы и обследовали уже дома в Хабаровском крае?

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного  диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here