Освоение космоса в СССР началось с Петропавловской крепости

Освоение космоса в СССР началось с Петропавловской крепости

Музей Газодинамической лаборатории в Санкт-Петербурге

Наверное, никто не сможет назвать дату, когда человек впервые захотел покорить космос. Зато мы вполне точно можем сказать, что в 1920-е годы, когда даже самолеты были крайне далеки от совершенства и частично изготавливались из дерева, в Иоанновском равелине Петропавловской крепости Ленинграда открылась "колыбель" советской космонавтики — Газодинамическая лаборатория (ГДЛ), которая положила начало отечественному космическому двигателестроению и стала предтечей опытно-конструкторских бюро, которые занимались разработкой ракетных двигателей. 

Сердце ракеты

"Двигательную установку принято называть сердцем машины. Очень сложное и совершенное сердце, созданное коллективом ОКБ, работало отлично и вынесло "Восток" 12 апреля 1961 года в космическое пространство" — так начинает свое письмо легендарному конструктору Валентину Петровичу Глушко первый в мире человек, побывавший в космосе. И внизу ставит короткую подпись — "Гагарин".

"В 1929 году в Ленинграде создается восемь отделов ГДЛ под руководством изобретателя Николая Тихомирова. Это была первая в СССР государственная научно-исследовательская и опытно-конструкторская организация по разработке ракет и ракетных двигателей. До этого были лишь общественные организации", — рассказывает хранитель экспозиции музея Елена Федотова.

Петропавловская крепость была выбрана не случайно — в те годы это был военный объект и зайти на ее территорию любой желающий, как сейчас, не мог. "Именно в стенах Меншикова бастиона проходили испытания первых в Советском Союзе жидкостных ракетных двигателей", — продолжает Федотова.

На должность руководителя второго отдела Тихомиров пригласил 21-летнего Валентина Глушко — одессита, который учился в Ленинградском университете. Этот выбор тоже был сделан не просто так. Сначала Тихомиров прочитал дипломную работу "Металл как взрывчатое вещество". "Он ее еще даже не успевает защитить, но его уже зовут начальником отдела", — говорит Елена Федотова, пока мы проходим по небольшим помещениям музея, заставленным экспонатами.

Позже Глушко по памяти воссоздал интерьер, который больше походил на небольшую мастерскую, — простые станки, верстаки с тисками, нехитрый инструмент, который теперь можно приобрести в любом магазине. "Это кабинет руководителя, — показывает Федотова на маленький угол со столом и стулом. — А вот кабинет чертежника — все достаточно скромно, обычная готовальня".

Мечты о космосе

Лаборатория в те годы подчинялась военным, которые особого значения покорению космоса не придавали. Ученые вели тогда разработку реактивных снарядов на порохе, а Тихомиров занимался разработкой ракетных двигателей уже на бездымном порохе. "Например, в ГДЛ были разработаны первые реактивные снаряды на бездымном порохе, которые потом, после модернизации, использовались в установке БМ-13, той самой легендарной "Катюше", — рассказывает Федотова.

"Трудно сказать, о чем они тогда мечтали, но подумайте сами — еще живя в Одессе, Глушко писал письма Циолковскому. Мы верим, что у каждого была мечта — и у Глушко, и у Королева — полететь в космос, но молодая республика развивалась, время было другое, страна нуждалась в вооружении", — отмечает хранитель экспозиции.

Глушко и Циолковский переписывались несколько лет, и Глушко всю жизнь бережно хранил эти письма. "Относительно того, насколько я интересуюсь межпланетными сообщениями, я Вам скажу только то, что это является моим идеалом и целью моей жизни, которую я хочу посвятить этому великому делу. Уже три года, как я каждую свободную минуту отдаю ему", — пишет совсем юный Глушко Циолковскому в 1924 году. И свое обещание Валентин Петрович выполнит.

Свидетели великих открытий

Никого из сотрудников лаборатории в настоящее время в живых уже не осталось. Но экспонаты говорят сами за себя. "Здесь была экспериментально доказана работоспособность первого в мире ЭРД — электрического ракетного двигателя, в космосе он сейчас не используется. Сотрудники лаборатории, будучи еще живы, в 80-х годах показали, что испытания его проходили здесь", — показывает Федотова электрическую установку в экспозиции музея.

"А вот ОРМ — опытный ракетный мотор, здесь их испытали больше 50 штук. Делали их тут же — вот на этих инструментах", — отмечает хранитель экспозиции. По внешнему виду опытный мотор больше напоминает небольшой сосуд высотой около 40 сантиметров.

Совсем небольшого размера были и первые ракеты — они едва достигали высоты в полтора метра. Космодромом для них стал двор Иоанновского равелина. "Вот этой стеночки тут не было, тут был двор, огороженный дощатым забором, на архивных фотографиях все это видно, — показывает Федотова другое помещение музея, — здесь эти ракеты и запускали".

Нередко эксперименты оканчивались и травмами для самих сотрудников лаборатории, отмечает хранитель музея, показывая старое черно-белое фото, где один из "лаборантов" ГДЛ в военной форме сидит после испытаний с перевязанным глазом. Испытания "ракетных сердец" в крепости проходили до 1933 года, пока не был создан так называемый ОРМ-52 — прямой предок двигателя, который доставил корабль Гагарина на орбиту Земли.

Закрытие лаборатории

"Лаборатория просуществовала тут недолго — в 1933-м пришлось съехать из крепости. Почему это произошло — история умалчивает, но, скажу вам по секрету, старожилы рассказывают, что во время очередных испытаний двигатель сорвался со стенда и улетел за стены крепости — фактически приземлился на пляже возле нее", — говорит Федотова.

Тем самым обстановка строжайшей секретности, которая царила вокруг испытаний, была нарушена и лаборатории пришлось покинуть крепость. Одновременно с этим государство увидело большое будущее у изобретений ленинградской лаборатории, и она превратилась в Объединенное конструкторское бюро, преемником которого сейчас является научно-производственное объединение "Энергомаш" в Химках Московской области, которое носит имя легендарного конструктора Валентина Глушко.

Музей космонавтики

Несмотря на высокие должности, которые занимал Глушко после расформирования ленинградской лаборатории, он, по словам сотрудников музея, всегда с большой любовью вспоминал о том месте, где начал "путь к звездам". "В 1965 году Глушко, уже академик, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, обращается в Ленсовет с письмом, где просит установить мемориальную доску на стенах Иоанновского равелина в память о ГДЛ", — говорит Федотова.

До этого времени лишь немногие ленинградцы и гости города знали, как расшифровывается аббревиатура ГДЛ и где были заложены основы отечественного ракетного двигателестроения. Чиновники откликнулись на просьбы конструктора письмом, где указали, что ОКБ может установить доску "за счет собственных средств".

12 апреля 1973 года под личным руководством Глушко на месте бывшей лаборатории открывается музей ГДЛ. Интерес туристов и жителей города был огромен, и в начале 80-х годов в нем была проведена большая реэкспозиция.

"Конечно, открывая такую экспозицию, он рисковал. До 80-х годов в музее и фотографировать-то было запрещено. А сам Валентин Петрович, к сожалению, был в музее всего один раз — очень занят был работой", — рассказывает хранитель.

Космическая Мекка

Идея создания музея нашла отклик не только у туристов и горожан, но и у чиновников, а самое главное — у самих космонавтов. В разные годы здесь бывали члены отряда космонавтов, в том числе Гагарин.

Американские астронавты, которые были участниками легендарного "рукопожатия в космосе" при стыковке кораблей "Союз" и "Аполлон", также после полета посетили небольшое здание Иоанновского равелина и сфотографировались на память с пионерами.

"Практически все экспонаты музея — подарки и личные вещи Глушко. Он так болел идеей его создания, что все передавал сюда", — говорит Елена Федотова, показывая перчатки космонавтов, скафандры, части космических аппаратов и лунный глобус, покрытый истершимися от времени автографами космонавтов.

12 апреля 2018 года музею лаборатории исполняется 45 лет. За годы работы он пополнился сотнями экспонатов, которые побывали на околоземной орбите. А тогда, в 1973 году, после открытия музея в "Ленинградской правде" вышла статья "Колыбель грома".

"Вот каким делам положено начало в нашем городе… Идите в Иоанновский равелин, вдохните атмосферу великих свершений, атмосферу подвига пионеров космической техники" — так завершалась газетная статья тех лет журналиста Юрия Стволинского.

Источник: «Ваше Слово»

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here