«Он такой один». Эксперт — о новой «публичном образе» Кадырова

Политолог уверен: глава Чечни выступает в роли защитника мусульман всего мира в том числе и в противовес «турецкому» Эрдогану.

Глава Чечни Рамзан Кадыров не впервые выступает с заявлениями, которые выделяют его среди других региональных лидеров. Однако, пожалуй, впервые это проявилось настолько ярко: несанкционированный митинг у посольства Мьянмы в Москве, затем «миллионный» митинг в Грозном, слова о том, что «если Россия будет поддерживать шайтанов, которые совершают преступления, я против позиции России». Правда, чуть позже Кадыров пояснил, что он по-прежнему остается «верным пехотинцем президента», готов выполнять любые его приказы и даже отдать жизнь за Верховного главнокомандующего. А заодно поблагодарил Владимира Путина за то, что тот осудил насилие против мусульман в Мьянме. 

Можно ли говорить о новом повороте в публичном образе Рамзана Кадырова? Об этом Ваше Слово рассказал первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Александр Колесниченко, Ваше Слово: Алексей Владимирович, массовые выступления в Москве и Грозном — это спонтанные события?

Алексей Макаркин: Я думаю, что они были организованы. 

— Владимир Путин, выступая сегодня на брифинге в Китае, так ответил на вопрос об этих выступлениях и позиции Кадырова, которая идёт вразрез с официальной позицией РФ по ситуации в Мьянме: «Мы против любого насилия и призываем власть этой страны взять ситуацию под контроль... Что касается мнений граждан России по поводу внешней политики Российского государства, то каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения. Что касается руководителей регионов — это тоже в полном объёме их касается. Но уверяю вас, здесь никакой фронды со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, всё в порядке».

— Очевидно, что Кадыров среди глав регионов такой один. Любой другой губернатор, который выскажется в подобных формулировках, очень скоро прочитает в газетах о своей отставке «в связи с утратой доверия». Впрочем, я думаю, что акция у посольства Мьянмы, организованная Рамзаном Кадыровым, не была только его спонтанным решением: наверняка глава Чечни посоветовался и получил разрешение. Никакого страха полиции перед несколькими сотнями московских чеченцев на этом мероприятии заметно не было. 

Теперь что касается многотысячной акции, которая состоялась в Грозном. Тут надо иметь в виду два момента. Первый — я думаю, была задача подчеркнуть авторитет Кадырова в качестве защитника мусульман международного уровня, в некотором смысле в противовес турецкому лидеру Эрдогану, который по отношению к России то «друг», то «предатель». Заявление Кадырова по поводу ситуации в Мьянме в своем роде далеко не первое. Можно вспомнить и его выступления насчет признания Южно-Сахалинским судом экстремистской книги, содержащей цитаты из Корана, и заявления по поводу мечети Аль-Акса в Иерусалиме с поддержкой палестинцев. Да и гигантский митинг в Грозном тоже не первый (предыдущий был организован в противовес поддержке французского журнала Шарли Эбдо, публикующего карикатуры на пророка Мухаммеда и т.п. — ред.).

Второй момент — думаю, и это тоже учитывалось — в отношении Мьянмы Россия долгое время придерживалась позиции, идентичной китайской. У Китая в Мьянме серьезные интересы, Пекин находится на стороне центрального правительства этой страны и крайне негативно относится к исламскому сепаратизму, поскольку сам имеет схожую проблему (в Синцзян-Уйгурском автономно районе — ред.). Китай блокирует любые решения Совбеза, осуждающие власти Мьянмы за «перегибы» в отношении мусульманского меньшинства. Нельзя сказать, что между Москвой и Пекином в этом вопросе сейчас появились противоречия, но, судя по всему, Москва хотела бы несколько отстраниться от позиции Китая по Мьянме. Примерно так, как сам Китай отстранился от крымской истории в 2014 году. Позиция России по Мьянме не меняется на 180 градусов, но даже слова президента свидетельствуют о том, что в позиции появился новый акцент: нужно защищать всех, в том числе и мусульман.

  • ©

  • ©

  • ©

  • ©

  • ©

  • ©

  • ©

  • ©

— Глава Чечни выступает в качестве одного из переговорщиков, «посла доброй воли», в диалоге России с Саудовской Аравией и некоторыми другими мусульманскими странами. Насколько органичен Кадыров в такой роли?

— Кадыров, с одной стороны, пользуется доверием российского президента, что немаловажно. Это представитель мусульманской общины России, которому президент доверяет в большей степени. С другой стороны, он сумел найти общий язык, хорошо знаком с арабскими шейхами, некоторыми правителями мусульманских стран. На этих двух основаниях и строится его достаточно уникальная роль.

— Политический вес, морально-религиозный авторитет Кадырова — насколько они велики, распространяются ли они за пределы Чечни, на мусульман из других регионов России? 

— В Татарии и Башкирии другие религиозные традиции, нежели в Чечне. Вообще, мусульманское сообщество в России очень разнообразно и плюралистично. Там не может быть одного руководителя. Тем более, что Рамзан Кадыров — не религиозный деятель, он скорее позиционирует себя в качестве защитника ислама. Я бы не преувеличивал его роль на общероссийском уровне.

В самой Чечне Рамзан сейчас — доминирующая фигура, но и тут есть два обстоятельства, которые надо иметь в виду. Во-первых, доминирование Кадырова в немалой степени связано с поддержкой, которая у него есть в Москве, хотя, конечно, он имеет и собственный ресурс — силовой, политический. Во-вторых, в чеченском обществе существует традиция разнообразия, выдающаяся роль одного человека — это исключение. Сейчас Кадыров доминирует в Чечне, но будет ли это продолжаться в течение длительного времени — вопрос. Иногда говорят, что его режим — на десятилетия, но я бы придерживался более скромных оценок.

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here