В год 40-летия «Ваше Слово» в каждом номере — специальная страница для читателей из истории газеты.

Сегодня наши ростовские коллеги из «АиФ на Дону» рассказывают о подвиге советского офицера, 75 лет назад возглавившего восстание в лагере смерти Собибор, и о том, как благодаря газете героя вспомнили и наконец наградили.

В германском Бундестаге на днях показали фрагмент российского фильма «Собибор». До немецких депутатов отрывок картины видели только президент Путин и израильский премьер Нетаньяху. Фильм Константина Хабенского — о самом громком восстании в фашистском лагере смерти.

В России «Собибор» выйдет в прокат весной этого года. Константин Хабенский не только режиссёр, он играет и главную роль — советского лейтенанта Печёрского, организовавшего и возглавившего восстание в концлагере. О нём, герое этого фильма, не раз писал «АиФ». Во многом благодаря газете когда-то его и вспомнили…

До конца жизни Александр Печёрский хранил рубашку своей 18-летней соратницы по восстанию Люки. Все узники тогда пришли в ужас от мысли о побеге — а она первой поверила, что пленный офицер Красной армии поможет им спастись.

Собибор был не просто конц­лагерем: здесь не сортировали на «годных» и «негодных» — здесь убивали всех. Но в сентябре 1943-го стояли такие тёплые прозрачные дни, и юной пленнице Люке так отчаянно хотелось жить. И Печёрский дал ей надежду на это.

Для него этот лагерь был не первым. В октябре 1941-го в тяжёлых боях за Вязьму в плену оказались 500 тыс. попавших в «котёл» советских солдат и офицеров. Среди них и лейтенант Печёрский. Из плена он и тогда пытался бежать, но был схвачен.  

Из воспоминаний Печёрского:

«Сколько кругов было в Дантовом «Аду»? Кажется, девять. Сколько уже пройдено? Окружение, плен, лагеря в Вязьме, Смоленске, Борисове… И наконец здесь. Что будет дальше?»

И пришёл Судный день

Со дня прибытия до побега прошло всего три недели. ­Сашко, как звали его в лагере, практически сразу стал готовить восстание. Уговаривал бежать всем вместе — оставшихся всё равно казнят.

Из воспоминаний бывшего узника Томаса Блатта:

«Многие не знали даже его фамилии. На тайном со­брании он сказал: «Нас скоро убьют. Но, пока мы живы, надо показать немцам — мы не бес­словесный скот…» 

Как-то один из заключённых не смог поднять топор, чтобы по приказу надзирателя разрубить большой пень. Его пристрелили на месте. Печёрский возмутился — и ему приказали: бери сам, руби. Откуда силы взялись, неизвестно, но измождённый пленник расколол колоду с первого удара. Эта история вдруг всех воодушевила. И накануне побега, отмечая иудейский празд­ник Йом Кипур (Судный день), узники стали молиться, чтобы Сашко не оставили силы.  

Их молитвы были услышаны. По плану Печёрского 14 октября 1943 г. пленники заманили нескольких гитлеровцев в мастерскую, задушили, захватили оружие. Фашисты подняли тревогу, но пленные пошли на прорыв. Отстреливаясь от охраны на вышках, бросались на колючую проволоку, выламывали ворота.

Из 550 узников в восстании участвовали 420. 80 человек погибли при прорыве. Оставшиеся были расстреляны. За сбежавшими объявили большую охоту. Шли по следу, расстреливали с самолётов, словно охотились на крупную дичь. Выжило меньше полусотни беглецов. Сашко добрался до отряда бело­русских партизан.

Александр Печерский. 1965 г.

Александр Печерский. 1965 г. Фото: / В. Козлов

Рубашка Люки

После освобождения Бело­руссии его, как и многих бывших узников, отправили в штраф­бат «искупать вину за то, что попал в плен» кровью. В первом же бою он был тяжело ранен. После Победы вернулся в родной Ростов, где ждали жена и дочка. Удивительно, но историю восстания в после­военные годы старались не вспоминать, будто и не было. У Печёрского, сумевшего победить в нечеловеческих условиях лагерей, и в мирной жизни не всё складывалось. Три года не мог устроиться на работу, потом тихо работал на заводе, семья жила бедно. Долгие годы он переписывался с уцелевшими солагерниками. Раз в несколько лет они съезжались отовсюду. И каждый раз он молча доставал рубашку Люки — её саму он разыскать после войны так и не сумел.

Печёрский умер в январе 1990-го, не получив за свой подвиг награды. Его похоронили на ростовском Северном кладбище вдалеке от Аллеи Героев. А потом о Сашко написал «АиФ на Дону», требуя установить хотя бы мемориальную доску на доме, где когда-то жил бесстрашный узник Собибора. И в 2008 г. на доме героя эта доска появилась. Три года назад одну из улиц в Ростове назвали его именем. В 2010 г. обозреватель «АиФ» Георгий Зотов, , на страницах нашей газеты задал вопрос: «Может быть, 65-летие Победы — достойный повод, чтобы наградить Александра?» А год назад П­ечёрского посмертно наградили орденом ­Мужества. 

Мемориальная доска на доме, где жил Александр Печерский

Мемориальная доска на доме, где жил Александр Печерский. Фото: / IgorMagic

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here