Оксана Карас: «У меня полно лайфхаков, как снять кино на голом энтузиазме»

Режиссёр Оксана Карас рассказала Ваше Слово о проекте «Счастье — это...», проблемах семейного кино и привычках современных зрителей.

В 2015 году на большие экраны вышел семейный киноальманах «Счастье — это...», снятый молодыми кинематографистами при участии именитых профессионалов. Социокультурный проект оказался удачным во всех отношениях, поэтому в июне 2017 года его создатели — компания Disney в России — объявили о продолжении.

Шанс принять участие в съёмках нового киноальманаха, посвящённого теме счастья, есть у всех — для этого предусмотрены конкурсы идей, сценаристов, режиссёров, актёров. Выбирают лучших Владимир Грамматиков, Фёдор Бондарчук, Анна Михалкова, Оксана Карас и другие известные мастера киноиндустрии.

Ваше Слово встретился с режиссёром фильма «Хороший мальчик» и сериала «Отличница» Оксаной Карас, чтобы узнать подробности проекта.

Елена Яковлева, Ваше Слово: Вы новичок в жюри проекта «Счастье — это...». Сразу согласились принять в нём участие?

Оксана Карас: Предложение поучаствовать в таком проекте мне очень польстило, и я ему, конечно, удивилась, ведь ещё буквально вчера сама ходила с протянутой рукой, не зная, где найти камеру, деньги на съёмку, как договориться с артистами, как убедить больших продюсеров, что ты можешь, хочешь и знаешь как. Но Владимир Грамматиков (председатель жюри проекта, креативный продюсер компании Disney в России — Ред.) сказал, что им как раз нужен человек, который будет на связи с молодыми кинематографистами, мечтающими высказаться, но пока не имеющими такой возможности.

Для меня это счастье — поработать в одной команде с такими выдающимися режиссёрами и актёрами. А, во-вторых, это очень большое дело. «Счастье — это...» — демократичный конкурс, ориентированный на всё население России. Не секрет, что после развала советской системы кинообучения, у нас нет лифта, в который, поступив во ВГИК, ты садишься и едешь дальше, попадая в какие-то кинообъединения. Сегодня ты сам пробиваешь себе дорогу, и даже человеку с красным дипломом непросто себя реализовать, непонятно, в какую дверь стучаться... А компания Disney предлагает прозрачную, понятную схему, как молодому кинематографисту получить всё для того, чтобы высказаться.

— Каждый член жюри в рамках проекта проведёт мастер-класс. А о чём с молодой аудиторией будете говорить вы?

— Я об этом ещё не думала... Наверное, я бы могла прокачать аудиторию на тему «Ребята, оно вам надо? А если надо, то я скажу, как не отчаяться и не остановиться на этом тернистом пути».

Свой дебют в полном метре — «Репетиции» — я снимала на голом энтузиазме. Чтобы убедить продюсеров дать деньги, я построила декорации в своей квартире на собственные средства и уговорила артистов сниматься бесплатно. Это была проверка вселенной на мой нездоровый фанатизм и преданность идее. Так что лайфхаков, как сделать так, чтобы твоё кино случилось, если ты очень хочешь, у меня полно (смеётся).

Кино для всей семьи

— Альманах Disney «Счастье — это...» будет семейным кино. Этот жанр считается одним из самых сложных и, к сожалению, не всегда удаётся российским кинематографистам. Как думаете, почему?

— Мне кажется, у нас просто прервана традиция семейного кино. В советские годы было очень много фильмов, которые можно отнести к категории «семейные», а в 90-е годы и начале нулевых всё внимание кинематографистов было сосредоточено на остросоциальных темах. Казалось, о какой семье можно говорить, когда вокруг разруха, война, наркомания и тысячи других проблем... Сейчас семейное кино только начинает возрождаться и непонятно, каким оно будет. Конечно, уже есть какие-то отдельные фильмы, которые могут претендовать на то, чтобы считаться семейными, но это случайные удачи.

Вся сложность этого жанра в том, что нужно попасть в очень широкую аудиторию: надо поднимать проблемы, которые интересны всей семье. К тому же это очень сложный юмор, надо шутить так, чтобы и взрослые не чувствовали себя скучающими, и дети (простите за жаргон) врубались в то, что происходит на экране. Это непросто. Когда пытаешься погнаться за очень широкой аудиторией, здорово рискуешь.

— Приступая к съёмкам «Хорошего мальчика», вы были уверены, что получится семейное кино?

— Мы очень переживали, к какой категории отнести этот фильм. Для меня было понятно, что это такое же взрослое кино, как «Курьер» Шахназарова и «Плюмбум, или Опасная игра» Абдрашитова. Проблемы, которые там поднимаются, про взрослых (измены, двойная жизнь, взросление), но при этом человек, который проходит путь героя, — это юноша 14-15 лет, его глазами мы воспринимаем историю, поэтому всё, что с ним происходит, детям тоже понятно.

Мы не то чтобы пытались угнаться за двумя зайцами, а балансировали на стыке подросткового и взрослого кино. Мне кажется, в данном случае баланс был сохранен: и взрослые поймут какие-то шутки, и дети порадуются, потому что увидят узнаваемую ситуацию, смогут идентифицировать себя с главным героем. Но опять же, это не универсальный рецепт, как сделать успешное семейное кино. Здесь надо как раз искать, экспериментировать, читать сценарии...

Актуальный формат

— Фильм «Счастье — это...» будет состоять из семи новелл. Но не кажется ли вам, что формат киноальманахов со времён картин «Париж, я люблю тебя», «Нью-Йорк, я люблю тебя» утратил свою актуальность?

— Здесь я с вами не соглашусь. Мне кажется, современная аудитория в большей степени ориентирована именно на малые формы. Мы ведь все испорчены современными технологиями, всё реже читаем книги, а быстро просматриваем что-то в своих гаджетах (у пиарщиков даже есть чёткие представления о том, сколько знаков должен содержать текст, чтобы читатель прочел его до конца). Способность кратко высказываться на серьезные темы сейчас ценится во всех жанрах — в кино, в литературе, в информационных сферах.

Вы знаете, что некоторые зрители выбирают фильм в кинотеатре по хронометражу? Например, идут на 90 минут, потому что 105 для них слишком много, «нудятина» (хотя непонятно, что за эти 15 минут может такого случиться, в чём потеря времени?). Когда же идёшь в кино на историю, состоящую из набора новелл, значит, что твоё внимание будут переключать быстрее. Только ты устал от чего-то, тебя тут же увлекут другим, причём от этого не страдает сама история. По крайней мере, я надеюсь, что у нас получится собрать новеллы так, чтобы было ощущение единого цельного произведения, общего высказывания и какого-то одного художественного решения.

— Вы уже работали и в полном метре, и в короткометражном кино, и в формате сериала. А какая форма лично вам ближе, интереснее?

— Мне в принципе нравится снимать кино. И если сейчас позвонит Грамматиков, чтобы сказать: «Оксана, чего-то ты себя дискредитировала в жюри, давай-ка ты просто снимешь новеллу», — я отвечу: «Ура, ура!» (смеётся).

Сейчас у меня из стола вываливается 5 сценариев по короткому метру. В сентябре на Первом канале показали сериал «Отличница», который я снимала прошлым летом. Недавно в Питере закончила съёмки полнометражного фильма по книге Вадима Шефнера — видите, у меня нет какого-то предпочтения. Параллельно можно работать в самых разных форматах: одни истории — это полнометражные фильмы, другие тянут на сериалы, а третьи, как анекдот, укладываются в короткий метр.

Я к этому отношусь, как к большой песочнице, в которой ты ковыряешься, лепишь куличики — что-то у тебя получается, что-то нет. Поэтому и участникам конкурса, которые присылали свои сценарии, я бы посоветовала не отчаиваться. Если работа не пошла в коротком метре, возможно, это как раз не ваш формат, а надо сесть и расписать синопсис на полный метр.

— Давайте как раз вернёмся к конкурсу: 30 сентября закончился один из этапов всенародного кастинга, в котором все желающие могли поделиться своей историей из жизни. Если бы вы тоже принимали участие в конкурсе, какую бы «счастливую историю» рассказали?

— Интересный вопрос. Вы меня поймали... Сейчас же надо ответить не просто на вопрос, что такое счастье, а рассказать настоящую историю... Всё, ушла думать, я вам позвоню (смеётся).

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here