В течение полутора десятков лет Францией правил опийный наркоман, приведший свою страну к военному и политическому краху.

210 лет назад, 20 апреля 1808 г., увеличилась и без того большая семья императора французов Наполеона Бонапарта. У его младшего брата Людовика Бонапарта, в тот момент короля Голландии, родился сын. Третий. Назвали его Шарль Луи Наполеон. Впоследствии он отбросит два первых имени. А вот порядковый номер сохранит. И останется в истории как последний император Франции: Наполеон III.

Более-менее продвинутый преподаватель истории обязательно сочтёт нужным упомянуть, что канонический внешний вид самого знаменитого фантазёра всех времён и народов — Барона Мюнхгаузена — целиком и полностью срисован с нашего героя. Художник Гюстав Доре, автор классических иллюстраций к книге о бароне, весьма точно, хотя и шаржированно, воспроизвёл характерные черты императора Наполеона III: заострённое лицо, внушительный нос, длинные усы стрелами и несколько модифицированная бородка-эспаньолка. 

Если кто-то заподозрит, что это неспроста, то будет абсолютно прав. Жизнь последнего императора французов — настоящий фейерверк невероятных, фантастических, а временами и феерически глупых или безнадёжно опасных ситуаций, в которые этот авантюрист попадал регулярно. И не просто попадал, а частенько сам же их и провоцировал.

«Барон Мюнхгаузен» Гюстава Доре

«Барон Мюнхгаузен» Гюстава Доре. «Ваше Слово»:

1. «Ах, орлуша, орлуша, большая ты стерва!»

Как поступает любой уважающий себя авантюрист, желающий подняться к вершинам власти? Прежде всего — обзаводится сторонниками. И чем их больше, чем более важные посты они занимают, тем лучше. 

Шарль Луи пытается сломать эту плохую, негодную, как ему казалось, систему. И полностью доверяется яркому, но весьма опасному принципу: «Хороший понт дороже денег». О вербовке (и тем более — подкупе) сторонников он думает в последнюю очередь. Главное — это произвести впечатление. Для этого он тщательнейшим образом прорабатывает свой имидж. Заказывает костюм, напоминающий одежды его дяди, того самого, великого Бонапарта, которого ещё неплохо помнили в войсках. Оттачивает похожую походку и жесты. Разумеется, завершающим, самым важным штрихом служит знаменитая треуголка. 

И является в таком вот виде в казармах города Страсбурга, надеясь взбунтовать местные полки и на их штыках войти в Париж.

Поначалу всё складывается хорошо, в первом полку его встречают криками: «Да здравствует император!» Но во втором полку солдаты оказались покрепче. Руководствуясь французской пословицей «золочёная свинья ничуть не лучше, чем первая встречная», они арестовывают Наполеона, не обратив на треуголку никакого внимания.

Попытку захвата власти путём армейского бунта Шарль Луи повторяет четыре года спустя. За этот срок можно было бы поумнеть и кое-чему научиться. Наш герой поумнел ровно настолько, чтобы к своему имиджу добавить ручного орла. Месседж, в общем, понятен: золотой орёл с пучком молний в когтях был символом Франции Наполеона и присутствовал на всех имперских знамёнах. Так что если живой орёл будет многозначительно парить над головой претендента на императорский трон, то это сочтут знаком свыше и моментально склонятся перед величием нового императора.

Наполеон III, 1848.

Наполеон III, 1848. Фото:

Всё очень красиво, только вот в 1840 г. нашего авантюриста вместе с его треуголкой и несчастным орлом подвергают аресту уже в первом же полку, в который он явился.

2. Ловите наркомана!

О том, что русский царь Александр III любил приложиться к бутылочке, знают многие: эту тему ещё в XIX столетии с удовольствием полоскали во французской прессе. Стыдливо умалчивая при этом, что их собственный император был самым настоящим наркоманом со всеми вытекающими последствиями. 

Впрочем, вины самого Шарля Луи здесь было немного. Просто он много лет страдал ревматизмом и желчекаменной болезнью. Позже к этим недугам добавились ещё и камни в почках. Вместо нормального лечения врачи прописали ему лауданум: спиртовую настойку опия.

Это, разумеется, не внутривенные инъекции морфия или, того пуще, героина. Но итоговый результат, в принципе, похож. Начав свой путь опийного наркомана в середине 1850-х годов, Наполеон III через 15 лет превратился в классического торчка. Путающиеся мысли, невнятная речь, провалы в памяти, паранойя и прочие радости преследовали его уже неотвязно. В таком вот состоянии он занимался важнейшими государственными делами. В том числе решал вопросы войны и мира.

Наполеон III. Портрет работы Франца Винтергальтера. 1857

Наполеон III. Портрет работы Франца Винтергальтера. 1857. Иллюстрация:

3. На свою голову

Наполеон III был неплохим оратором и публицистом. Во всяком случае, он отлично чувствовал политическую конъюнктуру. Так, его коньком была весьма популярная в те годы идея национального возрождения. Он использовал её, как правило, в антирусской риторике. Дескать, Российская империя — тюрьма народов, в том числе польского и финского, которые имеют право на самоопределение. 

«Зоркий глаз Наполеона III заметил национальный характер всех стремлений XIX века, и искусная рука его воспользовалась им для своих целей, — писал об этом современник французского императора, русский учёный, публицист и геополитик Николай Данилевский. — Опираясь на принцип национальности, Франция приобрела Савойю и может иметь притязание на французскую часть Бельгии и, пожалуй, Швейцарии… Но в целом ничего существенного не приобретает и не теряет».

Здесь русский учёный допустил ошибку. Через несколько лет Франция, благодаря националистической риторике своего императора, потеряла очень многое. Конкретно — свои провинции Эльзас и Лотарингию. Эти продвинутые в промышленном отношении регионы были населены преимущественно немцами. И Пруссия, как раз в тот момент объединявшая Германию под своим началом, моментально воспользовалась столь любимым Наполеоном III «принципом национальности».

Наполеон III. Художник - Адольф Ивон.

Наполеон III. Художник — Адольф Ивон. Иллюстрация:

4. Мы мирные люди, но наш бронепоезд…

Впрочем, иногда и паранойя может приносить неожиданные парадоксальные плоды. Переживший несколько покушений на свою жизнь Наполеон III к середине 1860-х гг. видел террористов везде и всюду. И всячески настаивал на сугубом сбережении своей драгоценной августейшей персоны.

Тут очень кстати подвернулась Гражданская война в США, во время которой были применены или разработаны многие перспективные и полезные военные новинки. В частности, что-то, весьма напоминающее бронепоезд. 

В результате падкий, как и все авантюристы, на экзотику и внешние эффекты Наполеон III срочно захотел завести подобную игрушку для себя. И завёл. В 1869 г. во Франции был введён в строй первый европейский бронепоезд. Для личной охраны императора. 

Императорский вагон Наполеона с монограммами на бортах.

Императорский вагон Наполеона с монограммами на бортах. Фото: / Jef-Infojef

Это было решение революционное во всех смыслах. Во-первых, все европейские державы очень скоро принялись клепать бронепоезда у себя: впоследствии они станут заметной силой в мировых войнах. А во-вторых, первый европейский бронепоезд принял участие в самой настоящей революции: в Парижской коммуне. Английский журнал The Illustrated London News даже поместил у себя гравюру, изображающую атаку коммунаров при поддержке бывшего императорского бронепоезда.

5. Позор Седана

Говорят, что последними словами умирающего Наполеона III были: «Мы же не струсили тогда под Седаном? Мы же не струсили?»

В этом весь Шарль Луи. Внешний эффект и попытка сохранить лицо даже на пороге смерти оказываются для него важнее, чем реальность.

Франко-прусская война 1870-1871 гг. закончилась для Франции не просто трагедией проигрыша, но и самым настоящим позором. Судьба кампании решилась уже к сентябрю 1870 года, когда французские войска были окружены и блокированы под Седаном. Мясорубка там была страшнейшая. Дело усугубилось неразберихой и полной потерей управления войсками со стороны французов. Собственно, вопрос императора — струсил он или нет — имеет вполне реальную причину. Дело в том, что он приказал поднять белый флаг и отправил врагу послание о капитуляции ещё в то время, когда значительная часть армии сражалась. Записка Наполеона III, адресованная кайзеру Вильгельму I («Так как мне не пришлось умереть в рядах моих войск, то мне остаётся теперь лишь передать мою шпагу в руки Вашего величества»), действительности не очень соответствует. Смерти он не очень-то и искал.

Наполеон III на смертном одре. Гравюра из журнала Illustrated London News Jan.

Наполеон III на смертном одре. Гравюра из журнала Illustrated London News Jan. Иллюстрация:

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here