21 февраля 75-летний юбилей отмечает российская писательница Людмила Улицкая.

Людмила Улицкая — писатель, драматург, сценарист, лауреат национальных литературных премий «Русский Букер», «Большая книга». Её произведения переведены на десятки языков и отмечены престижными литературными премиями Франции, Италии, Австрии, Китая и других стран. Она офицер Ордена Почетного легиона и кавалер французского Ордена искусств и литературы.

Как знаменитый автор относится к собственным регалиям, что хотела бы изменить в своём дебютном сборнике рассказов и в какой стране её книги принимают лучше всего? Накануне юбилея живой классик отечественной литературы ответила на вопросы корреспондента «Ваше Слово».

Елена Яковлева, «Ваше Слово»: — Статья в «Википедии» о вас начинается со слов: «Первая женщина — лауреат премии „Русский Букер“». А как лично вы относитесь к разделению на «женское» и «мужское» в литературе?

Людмила Улицкая: — Классификации очень удобны. Можно и так рассматривать литературу. А можно авторов расставить по году рождения, по знаку гороскопа или по размеру обуви. Да ради Бога!

— Ваш коллега по перу Алексей Иванов, например, нелестным образом отзывается о литературных премиях. Ещё лет десять назад он сформулировал тезис о том, что их получают «либо члены тусовки, либо люди, лояльные тусовке, либо фигуры компромисса». Вы можете согласиться с таким утверждением?

— Нет, я думаю, что премии очень полезны, особенно для молодых авторов — помогают им пробиться к публике. Да и старым не вредят. Я не считаю, что формулировка Алексея Иванова имеет ко мне отношение. А премий я получила очень много — и дома, и за рубежом. И в тусовке я не состою. Может, я фигура компромисса? Я подумаю.

— Раньше писатели были «властителями дум» и отчасти пророками. А сегодня писатель — он зачем?

— По-разному. У каждого своя мотивация. Лично мне это занятие нравится.

— В 2011 году в интервью изданию ВВС на вопрос: «Какую роль играют русские писатели (интеллигенция в целом) в политической жизни страны?», — вы ответили, что минимальную, и что Россия отстаёт во многих областях, в том числе и политической. За эти годы ситуация или ваше отношение к ней не изменились?

— К интеллигенции? А что у нас есть, кроме интеллигенции? Рабочий класс? Трудовое крестьянство? Олигархат? Силовики? Лично я вне всякого сомнения предпочитаю интеллигенцию, как бы ее дерьмом не закидывали. Ситуация все время меняется, и это нормально: пока живем, все меняется. В чем-то к лучшему, в чем-то к худшему. И отношение мое слегка меняется.

Дневники вместо автобиографии

— Ваши книги переведены на десятки языков. Какие из них наиболее популярны у иностранных читателей и как думаете, почему именно они?

— Мои книги переведены на 40 языков. В разных странах по-разному. В Германии самый большой тираж был у сборника «Сквозная линия». В США лучше всего прошел «Зеленый шатер». Страна, в которой меня как автора лучше всего принимают — Венгрия. А почему так — не знаю.

— Вы перечитываете собственные произведения? Что сегодня думаете о своём дебютном сборнике «Бедные родственники»?

— Мне несколько лет тому назад в связи с переизданием пришлось прочитать все, в том числе и сборник рассказов «Бедные родственники». Сегодня я немного уплотнила бы текст, но в целом осталась довольна.

— Антон Чехов, например, о себе писать не любил и шутливо признавался, что у него «болезнь автобиографофобия». А как вы относитесь к автобиографиям, могли бы написать свою?

— Разные бывают автобиографии, иногда очень интересные. Свою писать я не буду — у меня огромное количество дневников, за сорок лет. Я сейчас их перечитываю, мне самой очень интересно. Но такого рода книги издают в качестве посмертных изданий. Я не тороплюсь.

Людмила Улицкая на встрече с читателями.

Людмила Улицкая на встрече с читателями. Фото:

О «соседях»

— Есть какие-то тенденции или персоны в современной русской литературе, за которыми вам кажется важным наблюдать?

— Думаю, что лучшее поле наблюдений у меня лично — сочинения, которые присылают школьники на конкурс общества «Мемориал», который называется «Человек в истории».

— В прошлом году вы обратились к людям присылать их семейные истории о своих национальных корнях и об отношении к людям другой национальности для будущего сборника «Соседи по стране». Почему вы заинтересовались этим проектом, и какие истории ожидаете от авторов?

— Да меня тема эта давно интересует. Даже проект одно время делала — «Другой, другие, о других». Это — культурная антропология, важная наука, человек исследует сам себя. Но самую важную книгу серии — об агрессии — издать не удалось. Сборник «Соседи по стране» может быть интересен с этой точки зрения: как люди разных культур, вероисповеданий, бытовых привычек живут рядом, что им мешает находить общий язык, что помогает? Как преодолевать взаимное недоверие, предрассудки относительно людей других национальностей, как строить отношения?

— Над чем работаете сегодня? Скоро ждать вашу новую книгу?

— Я сейчас занимаюсь немного своими дневниками, а также всякой чепухой.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here