Летим, товарищи! Как СССР открыл эру «космического туризма»

​В 1978 году путешествия на орбиту перестали быть монополией граждан СССР и США.

К середине семидесятых годов накал космической гонки между СССР и США несколько спал. Общая разрядка международной напряженности позволила даже в 1975 году осуществить первый в истории советско-американский космический полет «Союз — Аполлон».

К сожалению, эта инициатива не получила продолжения. Тогда Советский Союз решил самостоятельно развивать идею международных космических полетов.

«Интеркосмос»

Еще в 1967 году была принята программа по совместным работам в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, к которой присоединились социалистические страны: Болгария, Румыния, ГДР, Куба, Монголия, Польша, Чехословакия. Первоначально программа предусматривала проведение совместных исследований в области космической физики и биологии, метеорологии, дистанционного зондирования Земли. СССР предоставлял ракеты и космические аппараты, а другие страны разрабатывали программы исследований и соответствующую научную аппаратуру. Программа получила название «Интеркосмос».

Об отправке на орбиту космонавтов из соцстран поначалу речь не шла. Но в середине семидесятых в СССР началась подготовка к запуску первой орбитальной станции второго поколения: «Салют-6».

В отличие от своих предшественниц станция была рассчитана на более долгий срок работы. Кроме того, она была оборудована двумя стыковочными узлами, что создавало новые возможности. Теперь основная экспедиция могла принимать прибывающие грузовые корабли с продовольствием, водой и научной аппаратурой. Кроме того, появилась возможность отправки на станцию второго экипажа, который мог вести совместную работу с основным. Такие краткосрочные миссии получили название «экспедиции посещения».

Было решено, что в «экспедиции посещения» войдут и космонавты из социалистических стран, которые смогут осуществить на борту «Салюта-6» научные эксперименты.

Строгий отбор

В 1976 году соглашение об осуществлении пилотируемых полетов в рамках программы «Интеркосмос» было подписано. Практически сразу в странах, включенных в программу, начался отбор кандидатов.

Велосипед изобретать не стали: как и в СССР, в первую очередь кандидатов искали среди военных летчиков. Предпочтение отдавалось тем, кто учился в Советском Союзе, а значит, имел высокий уровень владения русским языком.

Первые три полета по программе «Интеркосмос» запланировали на 1978 год. На орбиту должны были отправиться представители Чехословакии, Польши и ГДР.

После того как кандидаты прошли сквозь сито национального отбора, к работе подключилась группа советских медицинских специалистов во главе с лётчиком-космонавтом СССР Василием Лазаревым.

В Москву, в Центр подготовки космонавтов, для прохождения Главной медицинской комиссии, отправили по 4 представителя от каждой из трех стран. К подготовке к полету планировалось допустить по 2 кандидата, одному из которых затем предстояло побывать на орбите, а второму — исполнять обязанности дублера.

В декабре 1976 года подготовку к полету на корабле «Союз» и станции «Салют-6» начали Зенон Янковский и Мирослав Гермашевский (Польша), Зигмунд Йен и Эберхард Келлнер (ГДР), а также Владимир Ремек и Олдржих Пелчак (Чехословакия).

«Салют-6» начинает работу

В каждый экипаж должен был войти советский космонавт, имеющий за плечами опыт космического полета.

29 сентября 1977 года «Салют-6» был выведен на орбиту. В начале октября там должны были начать работу Владимир Коваленок и Валерий Рюмин, однако их «Союзу-25» не удалось состыковаться со станцией.

Юрий Романенко и Георгий Гречко были успешнее: пристыковавшись на «Союзе-26» 10 декабря 1977 года, они начали работу первой основной экспедиции на станции. Экипажи, работавшие по программе «Интеркосмос», облегченно выдохнули: угроза отмены их полетов миновала.

Почтовая марка «96 суток в космосе на борту станции «Салют-6». Репродукция.

Почтовая марка «96 суток в космосе на борту станции «Салют-6». Репродукция. Фото:

В январе 1977 года состоялась первая экспедиция посещения, которую на «Союзе-27» осуществили Владимир Джанибеков и Олег Макаров. При этом впервые в истории космонавтики состоялась замена корабля на орбите: Джанибеков и Макаров вернулись на Землю на «Союзе-26», оставив коллегам более «свежий» «Союз-27».

Советский «отец» и чехословацкий «сын»

Первый старт по программе «Интеркосмос» назначили на март 1978 года. Было решено, что на «Союзе-28» на орбиту отправится советско-чехословацкий экипаж в составе Алексея Губарева и Владимира Ремека.

Губарев пришел в отряд космонавтов в 1963 году, проходил подготовку по «лунной программе», а также по программе военных исследований, которую в СССР старались не афишировать. Свой первый полет он совершил в 1975 году вместе с Георгием Гречко на «Союзе-17» и орбитальной станции «Салют-4».

Губареву к моменту второго полета было 46 лет, а его товарищу по экипажу Владимиру Ремеку — 29. «Он относился ко мне как к сыну», — вспоминал Ремек спустя годы.

Владимир окончил с отличием специализированный физико-математический класс, но гены взяли свое: отец Ремека был генералом авиации. Владимир стал военным летчиком, а в 1972 году был направлен для дальнейшего обучения в Москву, в Военно-воздушную академию имени Гагарина. Окончив ее, он вернулся в Чехословакию, приступил к дальнейшей службе, но вскоре в стране начался отбор в космонавты. Ремек принял в нем участие и в итоге оказался лучшим из лучших.

Космическое преимущество социализма

«Союз-28» успешно стартовал с Байконура 2 марта 1978 года. После успешной стыковки с «Салютом-6» началось выполнение обширной программы советско-чехословацких исследований, которую необходимо было окончить в очень ограниченные сроки.

Экспедиция Губарева и Ремека успешно завершилась 10 марта 1978 года, когда спускаемый аппарат корабля «Союз-28» успешно приземлился в 135 км севернее города Аркалыка.

Члены первого международного экипажа орбитального научно-исследовательского комплекса «Салют-6» — «Союз-28» летчик-космонавт СССР Алексей Губарев и чешский космонавт-исследователь Владимир Ремек.

Члены первого международного экипажа орбитального научно-исследовательского комплекса «Салют-6» — «Союз-28», летчик-космонавт СССР Алексей Губарев и чешский космонавт-исследователь Владимир Ремек. Фото: / Владимир Акимов

Вся Чехословакия ликовала: Владимир Ремек не просто стал первым космонавтом своей страны. Будучи восемьдесят седьмым человеком, побывавшим в космосе, он стал первым космонавтом, не являвшимся гражданином СССР или США.

На Губарева и Ремека обрушился целый поток почестей и наград, на которые не поскупились правительства Советского Союза и Чехословакии.

Успешно начавшись, пилотируемая программа «Интеркосмос» набирала обороты. До конца 1978 года на орбите побывали также советско-польский экипаж в составе Петра Климука и Мирослава Гермашевского и советско-восточногерманский в составе Валерия Быковского и Зигмунда Йена.

Интернациональный экипаж космического корабля «Союз-30» после приземления. В центре — космонавт-исследователь Польской Народной Республики Мирослав Гермашевски. Справа — командир космического корабля, дважды Герой Советского Союза Петр Климук.

Интернациональный экипаж космического корабля «Союз-30» после приземления. В центре — космонавт-исследователь Польской Народной Республики Мирослав Гермашевский. Справа — командир космического корабля, дважды Герой Советского Союза Петр Климук. Фото: / Сенцов

А еще в 1978 году начал выходить еженедельник «Аргументы и факты».

Источник

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here