Крысы принимают удар на себя

Крыса — идеальное лабораторное животное: у нее развитой интеллект и яркие эмоциональные реакции

НПО «Дом фармации» — место, где вам лучше всего расскажут о заслугах крыс перед человечеством. Здесь в виварии — так называют место, где содержатся подопытные животные, — каждый день испытывают новые лекарства. Для этого здесь содержат около 3,5 тыс. лабораторных крыс.

Путь молекулы

«Прежде чем лекарство попадет в аптеку, оно должно пройти ряд испытаний. После того как какая-то инновационная молекула разработана, вступаем мы, фармакологи. Здесь без животных нам не обойтись, потому что мы должны проверить два момента: что препарат, заявленный для лечения, например, сахарного диабета, действительно будет лечить сахарный диабет, и второй момент, который мы обязательно должны выяснить, — это то, что данная молекула безопасна для человека», — рассказала директор НПО «Дом фармации» Марина Макарова.

И не только для самого человека, но и для его будущих детей. В прошлом таких исследований не было, поэтому случались трагедии: например «талидомидная катастрофа», когда врачи стали прописывать новое успокоительное беременным, не зная о его побочных свойствах. В результате тысячи детей появились на свет с инвалидностью.

Сегодня тесты любого лекарства на животных проводятся от нескольких месяцев до нескольких лет, чтобы такое не повторилось. Только после этого новый препарат проверяют на людях, изъявивших добровольное согласие.

Идеальное животное

Крыса — это одно из самых распространенных животных в лабораториях мира. Конкуренцию ей может составить разве что мышь. Дело не только в легкости разведения, дешевизне содержания, но и в том, что крыса, в отличие от многих других животных, подходит для испытания почти всех лекарств.

Но идеальным лабораторным животным крысу делает не только это. 

«Интеллект крысы помогает, крыса — это самый благодарный объект для изучения поведения и влияния препаратов на поведение. Ни одно другое животное настолько богатую картину проявлений тревожности, дискомфорта не отражает — крыса наиболее богатый в этом плане объект», — поясняет Макарова.

И все же некоторые препараты на крысах проверить нельзя — например, средства от атеросклероза. У крыс вырабатывается желчная кислота, которая растворяет холестерин в сосудах. «У человека этого не происходит, у него весь холестерин задерживается, а у крысы выводится и не может отложиться в виде бляшек», — говорит Макарова.

Если крысы по каким-то причинам не подходят для исследования лекарства, используют других животных, иногда нескольких видов последовательно. Так, помимо крыс в виварии живут мыши, хомяки, песчанки, морские свинки, дегу, кролики, хорьки и минипиги (карликовые свиньи).

Крыса в эксперименте

Для испытаний крысы выращиваются прямо на территории объединения, в специальном питомнике. Во время эксперимента они живут в специальных прозрачных боксах — самцы и самки отдельно. Вход в помещения с боксами только в специальных халатах, масках и бахилах, как в операционную, — чтобы не заразить животных принесенным вирусом или бактерией и не помешать эксперименту. На полу перед каждым помещением даже лежит кусок липкой пленки, чтобы снять пыль, которая могла оказаться на бахилах.

Трижды в день ветеринар обходит боксы, проверяет, самочувствие зверьков, при необходимости оказывает помощь. Также в помещении работают лаборанты. На каждом боксе есть бирка, куда записывается код эксперимента. Если крыса вялая, постоянно лежит или, наоборот, кидается на соседей по боксу — сразу становится понятно, что ей необходим осмотр.

Новые молекулы

Когда к исследователям попадает совершенно новая, ранее не известная молекула, ее испытывают сначала только на одном животном. Даже если молекула не причинила видимых повреждений, животное приходится эвтаназировать, чтобы провести вскрытие и проверить состояние внутренних органов. «Мы обязательно препарируем крысу, потому что мы должны увидеть повреждения. Мы можем не заметить никаких изменений в анализе крови, ничего не произошло с мочой, но при этом негативные последствия есть «, — пояснила Макарова, добавив, что до окончания опытов доживает обычно около 5–7% подопытных крыс.

Этическая сторона вопроса — важная часть работы с сотрудниками, отмечает Макарова. «Безусловно, душой грубеешь в определенной степени, когда постоянно приходится эвтаназировать животных, но в целом мы в коллегах стараемся поддерживать ощущение, что животные от нас зависят и мы должны создать для них, пока они живы, максимум благополучия. Мы периодически освежаем это у них в памяти, проводим лекции по этому поводу», — добавила Макарова.

Когда молекула проверена на одном животном, начинаются следующие испытания, уже на группах животных. Разные тесты требуют разного количества животных: для аналогов уже известных препаратов иногда берут всего трех животных, для сложных испытаний инновационных средств, которые длятся до двух лет (что приближается к среднему сроку жизни крысы), берут до полутора сотен зверьков.

Результаты исследований

В начале работы результат предсказать невозможно: он иногда бывает совершенно неожиданный. Более того, даже если испытания на крысах прошли успешно, иногда лекарство может дать неожиданные побочные эффекты на других животных.

«У нас было исследование — препарат, влияющий на центральную нервную систему. Большая часть этих исследований была выполнена на крысах, все прошло так, как мы ожидали. Перед тестами на людях-добровольцах у нас была возможность провести последние исследования на минипигах, и после введения первой же дозы мы увидели жутчайшую неврологическую картину — у животного парализовало ноги. Сразу же прекратили исследования, животное лечили, оно поправилось», — рассказала Макарова.

Иногда исследования показывают безвредный или даже полезный побочный эффект, на который не рассчитывали разработчики лекарства. «Был препарат, который, как мы думали, будет работать как виагра, а на самом деле он так не работал, но при этом увеличивалась подвижность сперматозоидов и количество беременностей от самцов, принимавших препарат, существенно увеличивалось — вместо 10–12 детенышей у крысы рождалось до 20 детенышей. Но это сырые данные, надо повторять», — пояснила она.

Забота о крысе

За время, пока люди проводят исследования на животных, отношение к четвероногим подопытным сильно изменилось. Если раньше животных вскрывали без наркоза, держали в необорудованных клетках, то с середины XX века лабораторные крысы и другие животные питаются сбалансированными кормами, о них заботятся ветеринары.

Для каждого зверька оборудованы специальные клетки, в зависимости от того, что именно нужно тому или иному животному для максимально комфортного существования. «Крысы в эксперименте могут испытывать стресс, боль, и основная задача ветеринарного врача — предотвращение данных воздействий на животных. У крыс есть игрушки-тоннели, они в них могут есть, спать, скакать, прыгать. Если животное испытывает боль, мы используем анальгезирующие средства. Если животному холодно в ходе эксперимента, используются специальные маты для обогрева», — рассказывает врач-ветеринар Александра Амосова.

«Прежде чем открыть клетку и производить какие-то манипуляции, опускаем руки в клетку, чтобы они к нам, а мы к ним привыкли. Прежде чем что-то сделать, мы сначала с ними  играем, чтобы они привыкли, и никакие манипуляции не проводятся насильно», — рассказала лаборант Елена Воронько.

В целом в отношении всех лабораторных животных действуют сегодня три важнейших правила: улучшать качество и точность экспериментов, создавать как можно более комфортные условия для жизни зверьков и снижать количество животных в эксперименте, спасая тем самым крысиные и мышиные жизни.

Почетная пенсия

Существуют исследования, по завершении которых лабораторных животных не эвтаназируют. Однако, пройдя через них, лабораторное животное уже не может участвовать в других тестах — для проверки лекарств каждый раз используют только тех животных, которые не подвергались воздействию других опытных препаратов.

Такие животные остаются жить в питомнике на «почетной пенсии»: у крысы начинается вольная жизнь, ее можно угостить не предписанным стандартным кормом, а яблоком или морковкой. Или даже придумать кличку. Ведь пока идет исследование, имен у крыс нет, их различают по цветным полоскам, нанесенным на хвосты.

Крысы-пенсионеры живут почти в тех же условиях, что и во время эксперимента, — это делается специально, чтобы не вызывать у них стресс в связи с перестройкой быта. При этом они получают особый корм и уход в связи с возрастом. «Они живут в тех же условиях, что и в молодости, но есть особенности: например, можно подобрать другой рацион питания, который будет более уместен для данного животного», — рассказывает Амосова.

Некоторые животные доживают свой век у ученых дома — уже в качестве питомцев.

Будущее

Технологии исследований постоянно совершенствуются: действие новых лекарств проверяется полнее, так же как и их безопасность. Не стоят на месте и технологии исследований. Например, появились методы, позволяющие проверять новые лекарственные молекулы не на животных, а на отдельных клетках. Однако полностью заменить лабораторных животных пока все же не удается.

«В нашем институте есть лаборатория клеточных линий (клетки легких, бронхов, печени)», — говорит Макарова, но делает оговорку: с помощью этих исследований можно ответить только на вопрос о механизме воздействия на клетку. «Эти исследования не дают нам ответа на вопрос, как будет это вещество работать в живом организме. Предположим, в этом исследовании лекарство воздействует на воспаление просто потрясающе, а ввели в животное — и ничего или совсем печально — животное погибло», — продолжает Макарова.

В течение ближайших десятилетий исследователи ожидают широкого внедрения специальных аппаратов МРТ для крыс и мышей, которые позволят не эвтаназировать животных на промежуточных этапах исследования.

Тогда, отмечают в виварии, процент лабораторных животных, которые останутся в живых, может вырасти в несколько раз, при этом без ущерба для точности исследований.

«Ваше Слово»: «Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here