Клюквенный край. Правда ли, что в Юже всем заправляют женщины?

Возможно, вы даже не слышали о городе Юже. Имя знойное, но городок не на юге, а в 90 км от Иванова.

Если Иваново считают городом невест, то Южу недавно назвали местом, где всем распоряжаются женщины: мол, мужики все на заработках в столицах, а бабы город держат в своих руках. Так ли это, корреспондент «АиФ» решил увидеть своими глазами.

Из Южи уезжать не нужно

Жители Южи — это 12 834 человека, 98% — русские. С раннего утра город заполнен велосипедистами. Молодёжь везёт детей в сад, себя — на работу, бабушки катят на базар с гладиолусами и грибами, полицейские — на службу. Ходят и два автобусных маршрута. Воскресенье у автобусов — выходной. В центре стоят пятиэтажки, но большинство южан живёт в домах с наличниками, выгнутыми над окошками кружевной дугой.

«Молодёжь в квартиры не загонишь, едва поженятся — начинают строиться. Даже центральное отопление в избах есть, котельная мощная, на газу. Квартиры больше покупают пенсионеры с Севера. Двухкомнатная в пятиэтажке — миллион двести», — рисует обстановку пенсионерка Лидия Кузнецова.

В советское время Южа считалась моногородом. Главным предприятием была ткацкая фабрика, начавшая работать ещё в 1861 г. Имя её хозяина Асигкрида Балина произносят до сих пор с уважением. Вся гордость и боль города — его наследие. Центральный парк, липовые аллеи, пруд с шлюзами, главные архитектурные шедевры. В этих домах по сей день живут театр и библиотека, 12 мастерских народных ремёсел, художественная школа, детсад. Циклопическое по масштабам XIX в. здание фабрики и сейчас выглядит мощно, словно кирпичный авианосец, севший на мель. Тридцать лет назад сюда въезжало сырьё в тюках, выезжали постельное бельё, халаты, школьная форма. Фабрика умерла с развалом СССР, когда узбекский хлопок потёк мимо. После закрытия производства сотни людей лишились работы. Женщины два года ждали выплаты долгов по зарплатам, мужчины поехали на заработки в Москву — колотить поддоны. Эта работа особых умений не требует. Две недели вахты — 25 тыс. руб. Многих это устраивает до сих пор. Но смекалистые и энергичные поняли, что уезжать из родного города не нужно.

Братья-близнецы Масловы стали варить из сливок помадку и конфеты «Южские». Частный молокозавод делает творог, сыр, масло. Может производить продукции в 4 раза больше, да не хватает рук и 45 т молока. Фермерские хозяйства, зная это, смело расширяются по периметру города.

Бывшая ткачиха Анна Васильева сумела найти инвестора в Москве, и 300 южанок в небольших цехах строчат военные шевроны и камуфляжные кепки. Ещё 200 швей готов трудоустроить город, да взять негде.

Муж и жена Игнатьичевы организовали единственный в городе ритуальный зал. Тишину в их похоронной конторе нарушает щёлканье степлера — беременная женщина ловко обивает гроб синими рюшками: «Да ко всему привыкаешь, ничего пугающего, — говорит она улыбаясь. — Гроба` готовые покупаем, я только украшаю, 20 минут — и готово. Венки вязать — это подольше. Девочку ждём, — ловит она мой взгляд, поглаживая живот. — А хозяйка, моя свекровь, сейчас к копальщикам уехала. Мы же полный комплект услуг семьёй оказываем. А конкуренты — только частично».

Если достался лимон

«В маленьком городе свои преимущества в бизнесе: мало конкурентов. Нужно делать всё, что требуется людям всегда: от ватрушек до надгробий», — делится секретом успеха местная бизнес-вумен, 40-летняя Елена Процик, хозяйка гостевого дома.

Елену прислали сюда в командировку 12 лет назад: столичная туркомпания решила расширить географию поездок по Золотому кольцу. Идея не пошла, Лену сократили. А она решила остаться: «За материнский капитал мы купили дом с газом и центральным отоплением. Ребёнок один может идти в школу. Тут безопасно. Нет хамства, люди отзывчивые, все друг друга знают, дурная слава никому не нужна. Леса, озёра- всё рядом. Город и деревня в одном флаконе!»

Первый гостевой дом Лена организовала в съёмной избе. Надевала сарафан, пекла пироги, квасила капусту, сидела в архивах, собирая материал для экскурсий. Желающие поесть с русским размахом да отдохнуть в тишине нашлись. Среди постоянных клиентов есть даже миллионер, прилетающий в Южу на личном вертолёте. Здесь он доит козу, молоко парное пьёт.

Проживание в гостевом доме — 500 руб. с человека в сутки, обеды и ужины по 200.

«Если вам достался лимон, сделайте из него лимонад», — советовал один американский миллиардер начинающим предпринимателям. Юже достались болота и разбитые дороги, чего уж хуже... В переводе с угро-финского «юзга» — «топкое место», вокруг море жирной грязи. Но оказалось, если подойти с умом, то и ухабы с жижей найдут спрос! Пятый год из разных областей России едут в глубинку любители адреналина ради автогонок «Южская топь». В эти дни нарасхват всё: гостевые дома, шашлыки и сметана от фермеров, корзины, баня. Зарабатывают все, кто не ленится.

А Лена Процик предложила городской администрации сделать брендом города... клюкву. Теперь Южа именуется клюквенной столицей. В ожидании туристов уже шьют футболки, делают значки и керамику с изображением ягоды.

В Юже создаётся интернет-телевидение. Его директор 30-летний Алексей Кутьин новости размещает на Ютубе. Тысячи просмотров, и вот уже местные магазины начали цеплять к роликам рекламу. «Мне обидно, что многие не видят, как много у нас хорошего! Главное, что город принадлежит молодым. Любые идеи можно воплотить, никто не мешает. Будем регистрировать СМИ», — обещает Алексей.

А 19-летний Саша Саков жил с дедушкой в приросшей к Юже деревне Реброво, о которой никто бы не узнал, если б Саша не придумал гастрономический фестиваль «КухонЪ». Фестиваль прошёл в 4-й раз, собрав 3 тыс. едоков. А Сакова уже пригласили в областное правительство для работы с молодёжью.

В Юже каждый может стать знаменитостью. Местному народному театру уже 123 года, и его здание — мини-копия столичного Малого. Ставят русскую классику и сказки для ребятни. На «Вильяма, нашего Шекспира» не замахиваются, поскольку южане ярко окают и «Отелло» из трагедии превращается в цирк. Ладно бы ещё у себя окали, но театр ездит на гастроли. Без них нельзя: за 3-4 представления весь город успевает пьесу посмотреть. Более того, каждый третий южанин и сам побывал актёром. Недавно Городничего играл юрист гордумы (бакенбарды растил полгода), Добчинского — программист Антон Процик (его козу миллионер доит).

«А правду говорят, что из Южи мужчины уезжают?» — спрашиваю у советника главы администрации Станислава Соломонова. «Уезжают. Недавно анестезиолог и хирург уехали на Сахалин, по 120 тыс. в месяц им там обещали. Ещё и педиатр нужен, даже жильё найдём. Требуется 100 охранников в колонию, но работа тяжёлая. Кому-то, конечно, проще уехать. Но вообще народ наш отзывчивый и без дела не сидит. Весной понтонный мост ледоходом снесло. Пока администрация ломала голову, где технику брать, приехал директор бани и сказал: «Мы тут, это, с мужиками уже всё на место поставили».

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here