Известный сценарист Виктор Мережко, по сценариям которого сняты легендарные картины «Родня», «Одинокая женщина желает познакомиться», «Полёты во сне и наяву», рассказал об эпопее со своей дачей и о том, почему не хочет жениться.

«В беспорядке жить не могу»

Ольга Шаблинская, «АиФ. На Даче»: Виктор Иванович, в разных интервью вы не раз повторяли: «Я – хуторянин». Но так было в детстве и юности. А сейчас у вас дача есть?

Виктор Мережко: С загородным домом длинная история… Сначала дача у меня была в Рузском районе, но я лишился её при весьма неприятных обстоятельствах. Выручил одного человека день­гами, взял для него в банке большую сумму, а он оказался аферистом. Часть денег мне потом помогли вернуть, но дачу к тому времени у меня уже забрали за долги. Через некоторое время моя дочь Маша в той же деревне под Рузой нашла для нас очень красивый дом. Люди, которые там жили раньше, обустраивали его под себя. Дом был деревянный, и, когда шли ремонтные работы, случился пожар. Так он до сих пор и стоит недостроенным. Летом там жить можно, а зимой очень холодно – нужно его утеплять. Хотя с нынешним климатом уже и лето не лето… В июле поехал на дачу поработать. А там, во‑первых, Интернет не ловится, а мне он для работы нужен, а во‑вторых, лето выдалось холодное и в доме было прохладно. В общем, дача у меня хорошая, но её ещё надо доводить до ума.

– А за чем же дело встало?

– Пока мне банально не хватает денег, чтобы достроить дом. Я же не ворую – зарабатываю. Съёмки, сценарии… Как только накоплю нужную сумму, начну дачу утеплять, чтобы можно было с детьми приезжать туда круглый год. Хочу, чтобы дом стал настоящим семейным гнездом. Я вообще обожаю чистоту и уют.

– А кто у вас наводит порядок на даче и дома?

– На даче – я сам. В московскую квартиру приходит помощница по хозяйству. Но в её отсутствие порядок тоже поддер­живаю самостоятельно. Не могу оставлять на ночь немытую посуду, не терплю, чтобы унитаз или раковина были грязные. Если плита заляпана, немедленно чищу – ненавижу грязь. Я не зануда, но в беспорядке жить не могу: мне, например, удобно взять вещь оттуда, куда я её положил.

Виктор Мережко.

Виктор Мережко. Фото: Максим Бурлак

«Считаю картошку неплохим подарком»

– Я знаю, что вы ещё и готовите великолепно.

– Это правда. Для меня накрыть шикарный стол – не проблема вообще. На даче я делаю очень вкусное мясо на гриле, сам верчу фарш и готовлю обалденные котлеты. Сын с дочерью обожают мой борщ. В общем, люблю, чтобы еда была обильной и вкусной: у меня всегда припасены нужные продукты. Кстати, когда Никита Сергеевич Михалков снимал по моему сценарию фильм «Родня» с Нонной Мордюковой в главной роли, мы с ним сдружились неслыханно. То он у меня в гостях, то я у него. Его жена Татьяна принимала нас на даче на Николиной Горе, накрывались невероятные столы… Помню, на день рождения я подарил Никите мешок картошки – килограммов 60. На рынке купил и сам дотащил. Михалков до сих пор при встрече говорит: «Помнишь, как ты мне картошку подарил?» А я правда считаю картошку неплохим подарком. Из неё можно приготовить массу блюд, да и удобно, когда за каждым килограммом не надо мотаться в магазин.

Когда-то мы с родителями на хуторе Ростовской области сами выращивали овощи. Жили, конечно, бедно. А вот моя жена Тамара была из очень обеспеченной семьи. Когда мы поженились, тёща говорила: «Тамара, ты за кого вышла?! Он же нищий!» И это действительно было так. Мои родители даже не смогли приехать на нашу свадьбу – стеснялись, что они бедно одеты. У мамы была одна-единственная юбка, да и та заштопанная.

– После смерти супруги прошло уже много лет, а вы больше не женились…

– Когда я вышел из больницы, где скончалась Тамара, сказал себе: «У тебя двое детей, ты за них отвечаешь. Не пей, не раскисай. Уныние – это грех, не впадай в него!» Я ведь человек верующий. Что касается другой жены… Любая женщина, приходя в твой дом, в твою семью, становится хозяйкой: такова её природа. Она занимает гнездо. Но у меня есть «птенцы» – Ваня и Маша! Они взрослые, но ведь остались без мамы, наполовину сиротами. Пусть летят на все четыре стороны, получается? Не дай Бог. А потом с новой женщиной надо строить отношения, жизнь с чистого листа. Это трудно, очень трудно. А мне нужно работать. Но я всё равно обожаю женщин. Поэтому, когда говорят, что я лучше всех пишу и снимаю про женщин и для женщин, – это, наверное, правда.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here