Как голосуют "на краю географии"

Досрочное голосование в поселке Тигирек

Поселок Тигирек на территории заповедника «Тигирекский» в Алтайском крае называют краем географии. В поселке живут 36 человек. От Барнаула сюда ехать восемь часов, а то и дольше, если погода плохая. Порой в Тигирек и вовсе проехать нельзя, поэтому голосование здесь проводят досрочно, в том числе и на нынешних президентских выборах. Сотрудники местной избирательной комиссии добираются в заповедник на снегоходах, лошадях или тракторах, чтобы дать возможность реализовать право голоса жителям заповедной территории. Отправился с ними и корреспондент «Ваше Слово».

Через Дунькин Пуп

От ближайшего села Чинета до Тигирека — 36 км, и пройти их можно только по горам: круглогодичных открытых дорог в Тигиреке нет. Сотрудникам Чинетинской избирательной комиссии в этот раз пришлось поволноваться: снега в горах мало, дороги подтаяли, и возникла перспектива добираться до избирателей несколько часов на гусеничном тракторе с прицепом. Но за день до голосования повезло: выпало много снега, а это значит — снегоходы и 1,5–2 часа в пути.

«Растает снег — туда вообще никак. Немножко «подвялится» земля — пойдут квадроциклы, в конце мая — машины: ГАЗ-66, «Уралы», а в июне — уже уазики», — объясняет особенности местной транспортной системы председатель участковой избирательной комиссии №1025 Людмила Лунева.

От избиркома в поселок едут два человека, их сопровождает местный участковый. За день, туда и обратно, они преодолевают больше 140 км по горам. Чтобы люди видели, что это не простая поездка, а по важному государственному делу, к ведущему снегоходу пристраивают флаг России. Избирательную урну, документы и маленькую ширму для соблюдения тайны голосования аккуратно упаковывают и грузят на снегоходы.

Заснеженные горы и лес, алтайские виды, пасущихся в заповеднике маралов утром в день досрочного голосования скрыл густой туман. Видимость — до 10–15 м, солнце едва просвечивает матовым пятном. Шумят двигатели, снег сразу залепляет глаза, и два часа на снегоходе даже при минус пяти градусах для непривычного человека превращаются в маленькое арктическое путешествие.

Машины летят по краю обрыва, в гору, пролетают подтопленные участки. В опасных местах, не снижая скорости, водитель ведет технику стоя, причем на ходу перебираясь на одну сторону снегохода, чтобы отбалансировать его.

«На лошади сложнее, она же тебя не так слушается, как снегоход, чего ей там в голову взбредет», — рассказывает один из водителей во время плановой остановки на горе под местным названием Дунькин Пуп.

В этот раз делегации по пути встретились косули — наблюдали с гор, и волк, бежавший в отдалении от шумных снегоходов. Сотрудники заповедника говорят, что здесь звери не такие пугливые: знают, что люди их не тронут.

Домашняя обстановка и насущные вопросы

Тигирек — поселок на несколько десятков домов, раскиданных по долине среди лесистых гор. Дети учатся в Чинете — своей школы здесь нет.

Контора заповедника — маленькое деревянное одноэтажное здание — в день досрочного голосования обретает снаружи официальный вид. На дом вешают флаг и табличку местного избиркома. По словам Луневой, в труднодоступных и отдаленных местах допускается голосование вне помещения, но если есть общественные здания, имеющие отношение к государству, выборы проводят там.

Внутри конторы — домашняя обстановка: русская печка, рыжий кот, чай из лечебного красного корня. В комнате, отведенной для голосования, ставят столы, раскладывают буклеты, чтобы каждый мог ознакомиться с кандидатами. Впрочем, про них здесь и так знают: телевидение, в отличие от сотовой связи и интернета, в заповеднике есть.

— Ширму берем всегда — так положено. Люди идут, голосуют, потом, когда останутся те, кому далеко ходить, кто не может по каким-то причинам, тогда мы делаем голосование вне помещения, в домах у людей — также при помощи ширмы, переносного избирательного ящика. Вчера мы его пломбировали, он был пустой, у нас есть акт для пломбирования ящика, — поясняет Лунева.

Первыми идут голосовать сотрудники заповедника. Госинспектору Олегу Романову примерно через год на пенсию, здесь он работает практически со дня основания — 18 лет.

«Всегда хожу на выборы. Не голосовать — это неправильно, — говорит он. — Люди не ходят на выборы, а потом начинают: «вот, без нас решили». Сегодня я не пойду, завтра другой не пойдет — не правы они. Ну вы же сами выбираете».

Люди постепенно начинают собираться на участке. Женщины обсуждают фотографии кандидатов, мужчины — политическую обстановку. Для тигирекцев сотрудники избиркома — своеобразные представители власти. Им рассказывают о проблемах: о том, что хотели бы провести в дома стационарные телефоны — пока их в заповеднике только два, о том, что нужен маленький магазин в поселке, что было бы здорово, если бы врачи приезжали почаще. По словам Луневой, когда избирательная комиссия едет сюда, то старается решить и какие-то простые социальные вопросы.

«Везем им пенсию — получили на почтовом участке, потому что им трудно добираться, везем газеты, письма, как можем — помогаем. Также, допустим, у человека есть звание «ветеран труда», инвалидность, льгота в соцзащите на твердое топливо — помогаем оформить льготные выплаты», — рассказывает она.

«Если не проголосуешь, то как ты жить-то потом будешь?»

Затем выборы приходят к тем, кто не может прийти самостоятельно. Таких домов около десятка — есть пенсионеры и инвалиды. Сотрудники избиркома всех их знают поименно. Кажется, даже дворовые собаки настроены доброжелательно, хоть и встречают делегацию на снегоходах лаем и пытаются потом догнать ее. В каждом доме гостям предлагают выпить чаю, но избиркому пока не до этого.

Александра Литвинова — местная травница, пенсионерка. Она живет в поселке 50 лет, много лет проработала на пасеке. Женщина поставила свою галочку в избирательном бюллетене, поблагодарила за привезенную пенсию, а после ухода избирательной комиссии перенервничала и расплакалась: признается, что гости бывают редко.

«Должен человек голосовать, пусть голосуют все. Высказаться надо — если ты не проголосуешь, то как ты жить-то потом будешь? Наши-то все тигирекские голосуют», — говорит Литвинова.

После обхода десятка домов избирательная комиссия возвращается в контору заповедника — там считают проголосовавших и пломбируют урну. Ее не будут вскрывать до 18 марта — основного дня голосования. До тех пор урну будут охранять сотрудники полиции, специально командированные в Чинетинский сельсовет. Досрочные выборы в отдаленных поселках стараются проводить, по словам Луневой, как можно ближе к основному дню голосования, чтобы меньше нагружать правоохранительные органы.

«Полиция должна, вынуждена тут жить и избирательные бюллетени охранять, это тоже человеческий фактор, трудозатраты. Мы, конечно, оттягиваем, стараемся поближе к выборам», — поясняет Лунева.

Только после завершения обхода последних избирателей участок снова превращается в контору заповедника — на короткий обед с местным жареным хариусом и чаем на травах. А потом делегация вновь садится на снегоходы. Явка в Тигиреке оказалась высокая: проголосовал 31 человек, а остальных в тот день в поселке не было. 

«Ваше Слово»: «Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here