Иван Калита — цель оправдывает средства. Четыре шага к величию Москвы

Московский князь был крепким хозяйственником, мастером политической интриги и блистательно использовал коррупцию в своих целях.

690 лет назад, 26 марта 1328 г. престол Великих князей Владимирских достался Ивану Даниловичу Московскому, который уже при жизни, как уверены многие, носил характерное запоминающееся прозвище — Калита.

Впрочем, слова о престоле князей Владимирских нуждаются в серьёзной корректировке. Великое княжение Ивану Калите досталось не полностью. Хан Золотой Орды Узбек, явно придерживаясь принципа «разделяй и властвуй», выдал два ярлыка. Половина Великого княжения причиталась как раз Ивану — туда входили Новгород и Кострома. Другую половину — собственно Владимир, а также Нижний Новгород и вообще «всё Поволжье» Узбек отдал князю Александру Суздальскому. Поскольку хан справедливо опасался объединения Руси под сильной рукой, надо признать этот его ход несомненной политической удачей. Другое дело, что в данном случае Узбек налетел на политика, который превосходил его по всем статьям.

1. Низкий старт

Иван Калита начинал свою карьеру из чрезвычайно скверной позиции. Впрочем, как и все князья Московского дома. Они происходили от самого младшего сына Александра Невского — Даниила Московского. И, согласно древнерусскому лествичному праву, могли занять великокняжеский престол только в том случае, если вдруг перемрут все остальные весьма и весьма многочисленные претенденты.

Иван же был четвёртым сыном Даниила Московского. То есть младший отпрыск младшего дома. Его шансы на великокняжеский престол были даже не нулевыми, а отрицательными. Максимум, чего можно добиться — тихая жизнь в дальнем уделе, за который приходится дрожать — а ну как отнимут жадные и хищные родственнички. Калита трезво оценил свои шансы и начал свою «игру престолов» не как остальные — с усобиц и качания прав, а с укрепления и развития той базы, которая досталась. Маленькой Москвы, которую до поры никто всерьёз не воспринимал.

«Кремль при Иване Калите». А. Васнецов.

«Кремль при Иване Калите». А. Васнецов.

2. Крепкий хозяйственник

«Калита» — всего лишь поясной кошель. И у Ивана Даниловича он никогда не пустовал. Более того — всегда пополнялся. Завещания князя поражают дотошностью. Ладно — серебро, золото, украшения и недвижимость. С невероятной, почти ростовщической скрупулёзностью там перечисляется и одежда, и посуда, и поголовье скота. Соответствие пословице: «Курочка по зёрнышку клюет, и сыта бывает» буквальное безо всяких «почти» — в завещаниях перечисляются также и птичьи дворы.

А цель весьма интересна. Когда говорят, что Иван Данилович вроде как скупил все княжества скопом и на корню, сильно ошибаются. Он покупал неспешно и в разных местах. Там — деревенька, там — сельцо, там — погост... В принципе, тогдашним законом это не возбранялось. Просто не все видели в таком вот «крохоборстве» смысл. А Калита видел. В результате все его «купли» представляли собой в совокупности княжество неслабого размера, распылённое по соседним землям. Это одновременно и солидный доход, и много-много плацдармов, с которых весьма удобно тихо душить соседей.

Были места, где князьям запрещалось покупать деревни — владения Господина Великого Новгорода. Но Калита нашёл лазейку и здесь. Князьям нельзя? Ну и ладно. Боярам же можно? И вот, извольте. Внезапно на Новгородчине появляется целый кулёк сёл и деревень, принадлежащих московским боярам. Купили, и всё тут. А на чьи деньги — на свои, или же многоумный Иван Калита ссудил, это уж никого не касается.

Князь Иван Данилович Калита. Репродукция рисунка из собрания государственного Исторического музея.

Князь Иван Данилович Калита. Репродукция рисунка из собрания государственного Исторического музея.

3. Ханский коллектор

Покупал князь и эфемерные штучки. Например, ханские ярлыки на право сбора ордынской дани с разных княжеств и волостей. Грубо говоря, он пошёл к хану Узбеку в коллекторы — выбивать долги и недоимки, которых к тому моменту у соседей Калиты накопилось изрядно.

Кто другой воспользовался бы такой вот лицензией на выбивание долгов как жулик мелкого пошиба — обобрать всех до чёрного волоса, львиную долю присвоить себе, а хану наплести с три короба.

Но Калита был не жулик, а стратег. Вероятнее всего, часть дани он действительно присваивал. Но в Орду отдавал всё положенное, и иной раз даже с походом. Соль же стратегии была в ином.

В 1333 г. он отправил в Ростов Великий двух наместников — московских воевод Василия Кочеву и Мину. Со строгим наказом — изъять «в пользу Орды» сначала всё, а потом и всё остальное тоже. Те ограбили Ростов и всё это богатое некогда княжество подчистую. Отнимали последнее. Разоряли всех подряд — и мужиков, и бояр. Ростовская земля оказалась на грани голода.

И тут Калита делает по-настоящему ловкий ход. Объявляет, что Московское княжество готово принять всех разорённых, всех сирых и убогих на своих землях. И не просто принять. Каждому, кто поселится в пределах владений Калиты, были обещаны «леготные дачи». То есть буквально — «раздача льгот». Полное освобождение от налогов и поборов на 5, 10, а в некоторых случаях и на 20 лет. Сверх того — разовая материальная помощь хлебом.

В результате Ростовская земля, будучи ограбленной, ещё и обезлюдела — очень и очень многие ушли к Москве. В их числе и сыновья разорённого ростовского боярина Кирилла Иванчина. Старший станет преподобным Стефаном Московским, духовником князя Симеона Гордого. Младшего мы знаем как Сергия Радонежского.

4. Благодетельность коррупции

Известно, что коррупция — уникальный инструмент. С её помощью формально бесправный человек может жить припеваючи — были бы деньги. Раньше прочих это правило усвоил Иван Калита. По отношению к «повелителю мира» хану Узбеку он был именно что бесправен. Но огромное ордынское государство управлялось не столько ханом, сколько непомерно раздутым бюрократическим аппаратом.

Именно этот инструмент Иван Данилович использовал для зачистки политического поля от главного конкурента — тверского князя Александра, который тоже претендовал на великокняжеский стол. И имел на это стократно больше прав, чем московский выскочка.

Калита здесь проявляет себя в полную силу. Делай раз — в шатёр хана Узбека является донос на Александра. Обвинения в утаивании и присвоении ордынской дани, а также в измене. Делай два — московское серебро течёт в Орду рекой и оседает в карманах наиболее влиятельных советников Узбека. Делай три — хан вызывает Александра на суд в Орду. Тот является, и тоже с серебром. Месяц ожидания и колебаний. Но коррупция — штука опасная. Надо знать, кому и как давать. Калита знал. Тверской князь — нет. Результат очевиден. Александра казнят. В Твери князем становится Константин, женатый на племяннице Калиты. Москва торжествует.

Источник

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here