Модные монеты, бритьё бород, а также гробы непривычного типа — что стояло за английскими новинками, которые Пётр Великий вывез в Россию?

320 лет назад, 21 января 1698 г. вблизи нынешнего лондонского моста Хангерфорд были ошвартованы яхты «Мэри», «Генриетта и Изабелла», а также несколько грузовых баркасов. С яхт на английскую землю сошли представители Великого посольства — русские дворяне, уже несколько месяцев путешествовавшие по Европе. Ожидалось, что среди них будет и сам царь Пётр I. Но он всех обманул. Сохраняя инкогнито, русский монарх разместился в одном из грузовых баркасов. С этого момента начинается отсчёт трёхмесячному пребыванию Петра I в Англии.

О том, чем была эта поездка для русского царя, размышляют до сих пор. Иным представляется, что Европа была для Петра своего рода супермаркетом, где у него от обилия новых модных продуктов и кунштюков разбежались глаза, и он тащил в Россию всё подряд. Иные уверены, что главной целью было элементарное знакомство с тем, «как добрые люди живут» — этакий тур по выставке достижений инородного хозяйства. Кое-кто полагает, что важнейшим результатом поездки стала массовая вербовка специалистов для работы в России.

Всё это является правдой — в большей или меньшей степени. Но следует признать, что в данном случае оперируют понятиями откровенно устаревшими. Которые, так или иначе, восходят к формулировке русского историка Василия Ключевского. «Попав в Западную Европу, Пётр прежде всего забежал в мастерскую её цивилизации и не хотел идти никуда дальше. Западная Европа должна была представляться ему в виде шумной и дымной мастерской с её машинами, молотками, фабриками, пушками, кораблями…»

Гораздо более перспективно представить путешествие Петра в ту же Англию несколько иначе. Иногда в неформальных разговорах историков фигура царя-реформатора в шутку описывается примерно так: «Представь, что ты играешь в грандиозную компьютерную игру — глобальную стратегию. И начинаешь в заведомо проигрышной позиции. Цель — сделать свою страну доминирующей в регионе. Только вместо цифровых юнитов — реальные люди. Представил? Вот то же самое было и у Петра».

Подход, при всей его несерьёзности, весьма любопытный. Русский царь, как и нынешний геймер за компьютером, не знал слова «нельзя». Ему было можно всё — в том числе без спроса и без зазрения совести тысячами швырять человечков на строительство городов и каналов, в жерло войны, или производить их апгрейд до приемлемого/желаемого уровня. Если всё-таки встречалось очевидное «нельзя», он прибегал к взлому системы и продолжал играть дальше.

К тому же не будем забывать двух вещей. Во-первых, все строительство нового русского государства в случае Петра начиналось как раз с игры — с «потешных полков». Во-вторых, он восхищался трудами философов-механицистов, которые описывали общество, как часовой механизм или счётно-логическую машину. Что, по большому счёту, очень даже соответствует реалиям компьютерной программы.

Словом, если следовать этой логике, Пётр отправился в Европу не как в мастерскую, а как в специальную локацию — лагерь игрового героя для прокачки соответствующих скиллов (навыков и умений).

Скилл «Управление юнитами»

Пётр посетил несколько заседаний английского парламента. Впечатления у него были противоречивые. С одной стороны, очевидцы зафиксировали его слова: «Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду». Кроме того, в своём «Духовном регламенте» от 1721 г. Пётр записал: «Правление соборное совершеннейшее есть и лучшее, нежели единоличное правительство, наипаче же в государстве монаршеском, яковое есть наше Российское». С другой стороны, известны и такие слова Петра о парламенте: «Чтобы мужики торговые указывали правителю, куда ему деньги тратить — у нас такого никогда не будет!»

По факту придётся признать, что данный скилл прокачан не был. Но на качестве игры это не сказалось. Напротив — именно без активного участия парламента Россия/СССР достигали наивысшей степени своего могущества.

Скилл «Управление ресурсами»

Одной из важных вещей, которые Пётр купил в Англии на казённые средства и отправил в Россию для изучения и копирования, был гроб. Обычный гроб из тонких сосновых досочек. Этот факт вызывает массу бурных эмоций — от зубоскальства до уныния. Между тем, гроб был иллюстрацией того, как умные и умелые игроки управляют ресурсами. Дело в том, что Англия уже тогда была бесспорным лидером в судостроении, становясь настоящей «Владычицей морей». Основа парусного флота — лес. Конкретно — дуб. В России же этот ресурс использовался, как казалось Петру, совершенно нелепо — из дуба делали долблёные гробы-колоды. Чтобы пресечь безобразие, последовал запрет на захоронение в дубовых колодах и повеление делать гробы по экономному английскому образцу — тонкие, сосновые, можно даже из горбыля. Потом было ещё много «ресурсных» запретов — например, на каменное строительство везде, кроме Петербурга.

Итог — скилл прокачан почти идеально.

Скилл «Управление финансами»

Русский царь наведался на английский Монетный двор, где как раз в те годы сэр Исаак Ньютон занимался реформой денежного дела. Под его руководством создавался новый тип европейской монеты — из-под пресса, со стандартным чётким рисунком и знаками по гурту (ребру), чтобы ушлые дельцы не вздумали обрезать монеты в свою пользу. 

Поскольку в скором времени в России завели точно такую же монету, следует признать, что скилл прокачан целиком и полностью. Но есть один нюанс. Кое-что Пётр добавил от себя. А именно — реально революционную денежную систему. 

В ходе денежной реформы 1698-1704 гг. он придумал ту систему денежного счёта, которой весь мир пользуется и по сей день. Десятичную. Когда 1 рубль равен 100 копейкам, 1 доллар — 100 центам и т. д. До Петра в денежных делах царил полный раздрай. Скажем, в рубле насчитывали 33 алтына и 2 деньги. А фунт стерлингов равнялся 20 шиллингам или 240 пенсам. Датский математик Петер ван Хавен, посетивший нашу страну и издавший в 1743 г. книгу «Путешествие в Россию», был в восторге от петровской реформы: «Только русская монетная система построена на научной основе и наиболее соответствует здравому смыслу».

Скилл «Апгрейд юнитов»

О том, что царь, едва вернувшись из Европы, лично занялся доведением внешности своих подданных до цивилизованного образца, известно всем. Знаменитые указы о бритье бород, чистке зубов и ношении европейского платья не замедлили ждать. Но именно в Англии Пётр задумался о будущем апгрейде серьёзно. О чём свидетельствует его письмо в Москву: «Здешние цирюльники и брадобреи весьма изрядны, и двух я уж нанял на предмет будущих боярских надобностей». 

Итог — скилл прокачан целиком, но не полностью. В желаемый вид приведено только дворянство и купечество. Апгрейдом крестьян не занимался никто.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here