Фельдмаршал из универмага. Как заканчивалась Сталинградская битва

2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва.

В студеном январе 1943 года 6-я армия вермахта, некогда бравшая Париж, а в 1941 году победно входившая в Киев, могла почувствовать себя Золушкой, не успевшей вернуться с бала до полуночи — от былого величия и блеска не осталось ничего, карета превратилась в тыкву, и никакая хрустальная туфелька уже не могла спасти положение.

Обреченные на гибель

Впрочем, в армии Паулюса уже практически не осталось людей, способных на красивые образные сравнения. После контрудара Красной армии в ноябре 1942 года гитлеровцы оказались изолированы в «котле». Попытка фельдмаршала Манштейна деблокировать армию Паулюса в ходе операции «Зимняя гроза» в декабре 1942 года потерпела неудачу.

«Воздушный мост», по которому велось снабжение 6-й армии, не обеспечивал и половины потребностей немецкой группировки в районе Сталинграда. Кроме того, под ударами советских войск, один за другим, терялись аэродромы, которые могли принимать транспортные самолеты.

К новогодним праздникам войска 2-й гвардейской и 51-й советских армий вышли на рубеж Тормосин, Жуковская, Коммисаровский, продвинувшись на 100–150 км, и завершили разгром 4-й румынской армии.

В итоге фронт отодвинулся от попавшей в окружение армии Паулюса почти на 200 километров.

Окруженные отдавали себе отчет, что это конец. Немецкая группировка насчитывала 250 тысяч солдат, 4130 орудий и миномётов, 300 танков, 100 самолётов, однако грозной силы она из себя уже не представляла.

Нормы выдачи продовольствия в 6-й армии постоянно сокращались. Согласно показаниям немецких военнопленных, в последний период существования Сталинградского котла нормы выдачи хлеба в разных подразделениях колебались от 25 до 100 граммов в день.

Голодные, обмороженные, больные люди находились в состоянии, близком к полному отчаянию.

Операция «Кольцо»

В конце декабря 1942 года советское командование завершило разработку операции «Кольцо» — плана окончательно разгрома армии Паулюса. Ликвидировать сталинградскую группировку было поручено Донскому фронту, который насчитывал 212 тысяч человек, 6860 орудий и миномётов, 257 танков и 300 самолётов.

План операции «Кольцо» предусматривал нанесение удара сначала с западного направления, а затем — с южного, в последующем рассечь оставшиеся войска надвое и уничтожить их по частям.

8 января 1943 года парламентер передал немцам предложение о капитуляции, подписанное генерал-полковником Рокоссовским и маршалом артиллерии Вороновым. Армии Паулюса предлагали «почетную сдачу, обеспечение нормального питания, оказание помощи раненым, сохранение оружия офицерскому составу, репатриацию после войны в Германию или любую другую страну».

Паулюс, зная, какой последует ответ, все же запросил Берлин. Гитлер, разумеется, потребовал до конца оборонять Сталинград.

10 января 1943 года операция «Кольцо» началась. Немецкие войска оказывали яростное сопротивление, но территория, контролируемая гитлеровцами, продолжала неуклонно сокращаться.

14 января 1943 года наступающие части захватили аэродром Питомник — основную посадочную площадку, которая еще принимала грузы для окруженных. Еще через неделю был захвачен Гумрак, последняя площадка, принимавшая транспортники.

Центр Сталинграда после освобождения от гитлеровцев.

Центр Сталинграда после освобождения от гитлеровцев. Фото: / Георгий Зельма

«Где ваши полки, генерал?»

Теперь немецкая авиация пыталась помочь окруженным тем, что сбрасывала грузы на парашютах. Часть грузов попадала на советские позиции, и гитлеровцы готовы были идти в атаку от отчаяния, лишь для того, чтобы отбить немного еды.

Дисциплина в немецких частях более не существовала. Наплевав на приказы, солдаты Паулюса стали сдаваться в плен целыми подразделениями.

25 января 1943 года части 21-й армии вошли в Сталинград с запада. 26 января они соединились с войсками 62-й армии, многие месяцы державшей оборону в Сталинграле, в районе Мамаева кургана.

Армия Паулюса перестала существовать как единое целое, будучи расчленена на северную и южную группировки.

После этого сдача в плен приняла массовый характер.

Немецкий генерал Мориц фон Дреббер, сдаваясь в плен, услышал от советского офицера, принимавшего капитуляцию, вопрос: «Где ваши полки, генерал?»

Дреббер указал на стоящую рядом горстку больных и измученных немцев, и ответил: «Разве вам нужно объяснять, где мои полки?»

Немецкие военнопленные, Сталинград, 1943 г.

Немецкие военнопленные, Сталинград, 1943 г. Ваше Слово:

«Не имею желания стреляться ради этого богемного ефрейтора»

Командование 6-й армии, оказавшееся в составе южной группировки, перебазировалось в подвал здания сталинградского универмага. Этот район обороняла 71-я пехотная дивизия генерала Росске.

В последних числах января советская разведка знала и о месте нахождения штаба Паулюса, и о его состоянии. Командующий был на грани нервного срыва, и к тому же измучен дизентерией. Управление войсками фактически перешло в руки начальника штаба генерала Артура Шмидта, чьими стараниями агония 6-й армии затягивалась.

По инициативе Шмидта 29 января в Берлин была послана радиограмма по случаю десятилетия прихода Гитлера к власти: «6-я армия поздравляет своего фюрера со славной годовщиной! Флаг со свастикой по-прежнему реет над Сталинградом. Пусть наша борьба послужит назиданием настоящему и будущим поколениям. Даже в безвыходной ситуации солдат рейха не сдается! Хайль, мой фюрер! Паулюс».

На следующий день Паулюс был произведен в фельдмаршалы, а его войскам Гитлер предписывал «обороняться «до последнего солдата и последнего патрона».

Присвоение звание фельдмаршала оживило Паулюса, но совсем не так, как на это рассчитывал Гитлер. Командующий процедил: «Не имею ни малейшего желания стреляться ради этого богемного ефрейтора».

«Мы — представители Красной армии. Встать! Сдать оружие!»

К утру 31 января советские войска завладели центром Сталинграда, подойдя вплотную к зданию, в котором укрывался Паулюс.

Офицер штаба 38-й стрелковой бригады старший лейтенант Федор Ильченко через переводчика передал в рупор: «Предлагаем прекратить огонь! Предлагаем начать переговоры о капитуляции окруженной немецкой армии!»

Ильченко первым встретился с генералом Шмидтом, который заявил, что Паулюс будет вести переговоры только со старшими офицерами, равными ему по званию.

Миссию поручили начальнику штаба 64-й армии генералу Ивану Ласкину. Вот что он вспоминал о своем визите в подвал Паулюса: «Оказавшись в подвале, набитом гитлеровцами, мы совершенно не знали — в какую сторону нам идти. Двигались молча. Боялись, что услышав русскую речь, немцы с перепугу начнут палить. Шли в темноте, держась за стену, надеясь, что в конце концов наткнемся на какую-нибудь дверь. Наконец ухватились за ручку и вошли в освещенную комнату. Сразу заметили на мундирах находившихся здесь военных генеральские и полковничьи погоны. Я подошел к столу в центре комнаты и громко через переводчика сказал всем присутствующим: „Мы — представители Красной армии. Встать! Сдать оружие!“. Одни встали, другие замешкались. Я еще раз резко повторил команду. Никто из них сопротивления не оказал. Один за другим немцы стали называть свои имена. В помещении находились начальник штаба генерал Шмидт, командующий южной группой войск генерал Росске и другие высшие военные чины... Генерал Росске заявил, что командующий Паулюс передал ему полномочия по ведению переговоров. Я потребовал немедленной встречи с Паулюсом. „Это невозможно, — заявил Шмидт. — Командующий возведен Гитлером в чин фельдмаршала, но в данное время армией не командует. К тому же он нездоров“. Молнией мелькнула мысль: „Может быть, здесь идет какая-то игра, а Паулюса успели переправить в другое место?“ Однако постепенно в ходе допроса немецких генералов выяснилось, что Паулюс находится поблизости, в подвале. Я потребовал, чтобы начальник штаба Шмидт отправился к нему и передал наши условия капитуляции немецких войск. По моему приказу следом за Шмидтом последовал комбат Латышев с тем, чтобы установить наш пост у кабинета Паулюса. Никого туда не впускать и не выпускать. У двери встал рядовой Петр Алтухов».

Агония северной группировки

Особых препирательств со стороны немцев не было. Был согласован приказ Паулюса, предписывавший войскам сложить оружие. После этого вошли в кабинет самого Паулюса, который на ломаном русском произнес: «Фельдмаршал Паулюс сдается Красной армии в плен».

Около полудня Паулюса и Шмидта вывезли в штаб 64-й армии. Сдавшийся в плен фельдмаршал, однако, отказывался отдать приказ северной группировке также сложить оружие, объясняя это тем, что не имеет возможности как-то влиять на изолированные от него части.

Агония северной группировки, костяк которой составлял 11-й корпус генерала Штрекера, продлилась еще два дня. Советская артиллерия и танки сносили последние укрепленные точки гитлеровцев. В четыре утра 2 февраля генерал фон Ленски, командовавший дивизией, сообщил Штрекеру, что он начал переговоры о сдаче в плен, не дожидаясь его одобрения.

В иной ситуации, командир корпуса, возможно, объявил бы подчиненного мятежником, но тут он просто махнул рукой. Вопрос окончательного разгрома остатков группировки был делом нескольких часов, и Штрекер решил не продолжать сопротивления.

Гитлер в бешенстве

Сталинградская битва завершилась. Вплоть до 22 февраля советские войска продолжали «зачистку» сталинградских руин и принимали в плен гитлеровских солдата и офицеров.

Всего в период с 10 января по 22 февраля 1943 года в городской черте Сталинграда были взяты в плен 91 545 человек. Все, кто не вошел в это число, и не успел эвакуироваться до прекращения работы «воздушного моста», были уничтожены или умерли сами — от ран, голода и болезней.

3 февраля 1943 года берлинское радио передало официальное сообщение: «Сражение за Сталинград закончилось. Верная своему долгу сражаться до последнего вздоха, 6-я армия под образцовым руководством фельдмаршала Паулюса была побеждена в неблагоприятно сложившихся условиях превосходящими силами противника».

Гитлер был вне себя от ярости из-за поступка Паулюса: «Самым неприятным для меня лично является то, что я произвел его в фельдмаршалы. Я полагал, что он получил полное удовлетворение... И такой человек в последнюю минуту осквернил героические дела стольких людей! Он мог бы освободить себя от всех душевных страданий и уйти в вечность, став национальным героем, но он предпочитает отправиться в Москву».

Время расплаты

В первый и последний раз в Третьем Рейхе был объявлен траур. Сделано это было для того, чтобы придать величественности предполагаемому «подвигу» 6-й армии, но вызвало совершенно обратный эффект. Рядовые немцы осознали, что элита немецкого вермахта, непобедимость которой прославляли нацистские вожди, полностью уничтожена на берегах Волги.

Германия стала понимать: наступает время платить по счетам, и эта расплата за все содеянное будет по-настоящему страшной.

  • / Bundesarchiv/Georgii Zelma

  • / RIA Novosti archive/Georgii Zelma

  • / Олег Кнорринг

  • / Наталья Боде

  • / Владимир Гальперин

  • / Анатолий Архипов

  • / Георгий Зельма

  • / Александр Капустянский

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here