"Это у нас не бизнес, это способ показать, что нужно жить"

Анастасия Ширяева — девушка с железным стержнем. Она не сдается и уверенными шагами идет к выздоровлению

Пять лет назад, когда Анастасии Ширяевой было 22 года, она отправилась в городской парк Новосибирска на обычную прогулку, которая сыграла в жизни девушки страшную роль. Настю укусил энцефалитный клещ, и ее практически полностью парализовало. Тогда и оказалось, что у девушки железный стержень. Настя не сдается и шаг за шагом идет к выздоровлению. Что еще помогает ей сохранять оптимизм, как она нашла себе любимое занятие, которое помогает ей не оставаться одной в замкнутом пространстве, — в материале «Ваше Слово».

Сила воли и параподиум

«Мама, заплети мне волосы», — просит Настя Валентину Борисовну. Прическу надо сделать быстро, чтобы успеть до прихода любимого доктора Алексея Ширинкина, поэтому мама спешит. К доктору в семье отношение особое: уже почти год он вытягивает и разминает непослушные мышцы Насти, заставляя их работать. Процедуры болезненные, но без них никак не обойтись, и каждый день минимум по часу врач занимается с Настей реабилитацией.

«Здесь полиомиелитическая форма клещевого энцефалита, то есть нарушена нервная проводимость. Вот мышцы есть, а проводящие нервные структуры работают неполноценно, импульсы не доходят до места. Постепенно это начинает восстанавливаться, но на это нужно время», — говорит доктор, попутно пытаясь выпрямить ногу Насти.

Результаты тяжелой работы уже хорошо видны: Настя может двигать руками, сгибать их в суставах, брать в руки телефон и самостоятельно держать голову. Это огромное достижение, ведь у Насти позади многодневная кома и почти полная парализация.

«У нее вообще не шевелились руки, она не могла их сгибать, просто застывшая была тогда, в 2013 году. Нам около года разрабатывали руки и пальцы, каждый пальчик потихонечку массировали, это было очень больно, но она терпела», — говорит мама Насти.

Вспоминать о прошлом мама и Настя не любят. Там, в прошлом, Настя успела окончить Новосибирский университет экономики и управления, начать работать в финансовой компании и строить планы на будущее, которое оказалось перечеркнуто одним клещом. Несмотря на поставленный иммуноглобулин, который используется для экстренной профилактики и лечения клещевого энцефалита, Настя все же заболела.

«Настя молодец, у нее такой железный стержень, у нее такая сила воли… А вы знаете, это очень тяжело — не сломаться, не заистерить, не бросить на полпути, а выстоять», — говорит мама шепотом, пока Настя продолжает работать, теперь уже на специальном аппарате с диковинным названием «динамический параподиум». Это специальный ортопедический аппарат, который помогает развить подвижность ног и подготовить человека к самостоятельному передвижению.

«Мама, я стою!»

«Внимание, я сейчас буду ходить, вот мои сапоги-скороходы», — врач надевает специальные лангеты на ноги девушки, а Настя шутит. С помощью врача она поднимается и идет по комнате.

Такой моцион при открытых окнах — пока единственное, что Настя может себе позволить. Выйти гулять пока невозможно: маме одной Настю не поднять, а сидеть она пока не может — не позволяют тазобедренные суставы. По словам врача, исправить ситуацию можно, но необходимо хирургическое вмешательство. Некоторые крупные мышцы, связки и суставы уже нельзя разработать руками.

Не меньшая проблема состоит в том, что программы реабилитации подобных больных просто нет и подбирать методы лечения приходится на свой страх и риск. «Мы никому не нужны, по сути. С инсультом — пожалуйста, а мы — нет. Нас спасает только наше НИИТО (Научно-исследовательский институт травматологии, ортопедии и нейрохирурги — прим. «Ваше Слово»), но это очень дорого. И поэтому люди порой остаются один на один с проблемой, все держится на своей выживаемости», — говорит мама Насти.

Врачи проблему признают: реабилитация в таких случаях — дело сложное и затратное. И единого подхода к решению проблемы нет, практически каждый случай заболеваний после инфицирования клещевым энцефалитом уникален. «Нет единого подхода, основные принципы есть, но нужно изучать дополнительную литературу, чтобы проработать программу под каждого конкретного пациента», — уточняет Алексей Ширинкин, тем временем уводя Настю в другую комнату.

«Мама, мама, я стою!» — кричит оттуда Настя. Она стоит, держась за кровать, и это хорошее достижение, говорит врач, — еще один шаг к тому, чтобы начать передвигаться самостоятельно.

Спасибо за добро

Но вот час занятий позади. Теперь можно заняться чем-то «для души», и Настя садится за любимое занятие — делать украшения из бусин. В этом ей помогает сиделка Ирина. «Меня сначала учили рисовать, лепить из цветного теста, чтобы развивать моторику, а потом мне Ирина подарила цветок из бисера, и мне захотелось делать что-то подобное. Год назад мы начали с крупных бусин, а теперь уже делаю из обычных», — говорит Настя.

Валентина Борисовна показывает первую работу Насти — цветок и солнце из объемных бусин, еще пробный вариант тех ярких браслетов, фенечек и брелоков, которые она делает сейчас. «Смотрите, это змеевик, это агат, это гранат, авантюрин, это брелоки из вулканической лавы», — говорит мама Насти, выкладывая работы на кровать, куда сразу же запрыгивает кошка Пуся — еще одна компаньонка Насти, которая всегда рядом.

Насте ее увлечение не просто нравится — оно ее поддерживает: средства, которые она выручает за украшения, идут на оплату лечения. «В прошлом году все лето работала так, что даже ничего другого не успевала, мне заказали много разных браслетов», — рассказывает Настя, попутно выбирая, что она сегодня будет делать в первую очередь, чтобы попросить сиделку принести необходимые материалы.

«Настя просит что-то подать, я пока подам — Настя уже все сделала, я вот и бегаю туда-сюда. Я за ней не успеваю, а она меня еще и подгоняет», — смеется Ирина.

Настя стремится успеть сделать как можно больше украшений. Потом мама упакует их вместе с визиткой «Спасибо за добро» и отнесет на почту. Заказы расходятся не только по Новосибирску — сегодня Настины работы носят по всей России и даже в Германии. «Мы, бывает, работаем всю ночь. Потому что это наши деньги, это наша жизнь. У нас один человек спросил: а сколько вы зарабатываете, как у вас бизнес идет? Да я не знаю. Это у нас не бизнес, а способ показать, что нужно жить», — вздыхает Валентина Борисовна.

Пока мы разговариваем, новая фенечка из сиреневых бусин, так подходящая к маникюру девушки, уже готова. Настя опять улыбается — можно выбирать следующие заказы, которые она получает через социальные сети и мессенджеры.

«Бывает, конечно, подскребается уныние… Но зачем оно нужно-то?! Бывает, проснемся грустными, но включаем музыку и танцуем. Потому что улыбка спасает человека, жизнерадостность спасает. Нельзя унывать, нельзя замыкаться в себе. Нельзя обижаться, ныть, требовать, чтобы тебя пожалели. Надо не мечтать, а идти к цели, пусть маленькими шагами, но двигаться. Всегда двигаться вперед», — говорит мама Насти. ​

«Ваше Слово»: «Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here