В 2014 г. в Сочи по инициативе Владимира Путина был создан уникальный образовательный центр «Сириус» для одарённых детей.

Каждый месяц сюда приезжают 600 подростков, чтобы поучиться у настоящих мастеров своего дела — скажем, художника Сергея Андрияки, пианиста Дениса Мацуева, тренера Елены Чайковской и многих других знаменитостей. «Сириус», между прочим, появился под эгидой фонда «Талант и успех», так что неслучайно нашим собеседником сегодня стал художественный руководитель фонда — известный немецкий оперный режиссёр и продюсер Ханс-Йоахим Фрай.

Акустические соблазны

Виктор Булатов, «АиФ»: — Легко ли вы откликнулись на предложение работать в России?

Ханс-Йоахим Фрай: — Я работаю по всему миру уже давно. И в России бывал частенько — особенно в последние 9 лет. Без преувеличения могу сказать: объездил почти всю страну.

С 2013 г. я советник генерального директора Большого театра, а с 2017 г. — художественный руководитель образовательного фонда «Талант и успех». Мне сейчас 52 — возраст вполне подходящий для того, чтобы браться за решение новых и неожиданных задач. Так что раздумывал я недолго. Проект амбициозный и крайне важный для России. Да и не только для России: «Сириус» — уникальный пример всему миру, здесь есть чему поучиться всем. Собственно, сюда и едут из многих стран гости, представляющие сферы образования, науки, искусства и спорта.

Кстати, определённую роль в том, что я взялся за эту работу, сыграло и то, что в рамках проекта мне поручили открыть новый концертный зал для оперы, балета и симфонической музыки.

— А что за задачу вы сами перед собой поставили? Чем должен стать «Сириус»?

— Кроме сильной образовательной платформы здесь уже формируется Парк науки и искусства. Это будет действительно инновационный парк с высокотехнологичными научными лабораториями, выставочными пространствами, современными концертными площадками. Парк, где можно, с одной стороны, увидеть лучших исполнителей классической музыки и балета, оценить достижения науки и техники, а с другой — сформировать своё представление о мире и возможностях, которые он открывает.

Я большой сторонник идеи Европы от Лиссабона до Владивостока. Мне кажется, это абсолютно нормально — перемещаться внутри единой и связанной многими нитями Европы.

Меня эта работа сейчас поглотила целиком. Не буду бежать впереди паровоза, скажу только, что всё будет на самом высоком уровне. А чтобы вы оценили, скажу: например, за качество звука в новом концертном зале будет отвечать сам Ясухиса Тоёта — таких специалистов по разработке акустических систем для залов, поверьте, в мире немного. Среди его работ акустика Дома музыки в Хельсинки, филармонии в Гамбурге, концертного зала имени Уолта Диснея, зала Мариинского театра в Санкт-Петербурге.

Нам с коллегами важно ещё помочь в формировании новой среды и условий для привлечения в Сочи туристов, ориентированных на такой вот культурный отдых. Во всём мире есть люди, которые не мыслят жизни без музыки, живописи или балета, и есть бизнес, который обеспечивает эти потребности. В Сочи есть хорошие отели и здравницы, уникальные природа и климат. А теперь будет ещё и возможность совместить отдых и встречи с мировыми звёздами классической музыки, оперы, балета и джаза. Согласитесь, это заманчиво.

Чем вдохновляет Сочи

— Сколько времени вы проводите в Сочи?

— Больше, чем где бы то ни было. А в следующем году буду бывать здесь ещё чаще. В конце этого года я покидаю пост художественного руководителя и председателя правления концертного общества LIVA в Линце (Австрия), одновременно с этим оставляю руководство концертным залом «Брукнерхауз» и Брукнеровским фестивалем. Времени на работу в Сочи будет больше — тем более что жить здесь мне нравится!

— Коллег не удивляет ваш выбор? Вообще насколько ощутима разница в работе режиссёра и продюсера в России и в Европе?

— Вначале многих моё решение пойти таким необычным путём — с Запада на Восток — удивило. Но для меня это совершенно естественный выбор. В Сочи я востребован. Проект меня воодушевляет — что ещё надо?

И вообще я большой сторонник идеи Европы от Лиссабона до Владивостока. Мне кажется, это абсолютно нормально — перемещаться внутри единой и связанной многими нитями Европы.

Работа с одарёнными детьми - основополагающая идея этой школы.

Работа с одарёнными детьми — основополагающая идея этой школы. Фото:

Что касается работы режиссёра, то всегда можно обнаружить различия. Дело не в том, в какой стране ты работаешь, — каждый театр имеет свои особенности, у каждого есть своя художественная идентичность. Нельзя, обобщая, сказать, что в России это вот так, а в Германии как-то иначе. Везде своя специфика. Важно быть к этому готовым.

За последние годы я поставил как режиссёр немало спектаклей в России, так что, мне кажется, знаю неплохо, в какой форме здесь можно работать. Этот опыт и в «Сириусе» очень кстати.

В музыке, в искусстве у нас у всех есть общий и понятный всем язык нот, язык красок, линий, букв, звуков и жестов. Неважно, откуда ты, из какой точки мира, — всё подлинное понятно каждому.

— Но в Сочи вы работаете в основном с детьми.

— Да, работа с одарёнными детьми — основополагающая идея образовательного центра. Они в центре всего. Я бы не стал говорить, что российские дети чем-то отличаются от других детей в мире. Каждый ребёнок индивидуален и чуток ко всему настоящему. А в музыке, в искусстве у нас у всех есть общий и понятный всем язык нот, язык красок, линий, букв, звуков и жестов. Неважно, откуда ты, из какой точки мира, — всё подлинное понятно каждому.

Большая и неизвестная

— В последнее время трудно избавиться от ощущения, что европейцы не очень дружелюбны по отношению к России. Как вы к этому относитесь?

— Я бы хотел ещё раз подчеркнуть: для меня чрезвычайно важен единый европейский дом, в котором определяющее значение имеют культура и искусство. Они объединяют. Они говорят на международном языке, понятном каждому. Они возводят мосты, сближают народы и страны, ведут к взаимопониманию.

Культура создаёт общую идентичность. В XIX в. было нормой, что произведения Верди исполняли в Санкт-Петербурге, а творения русских композиторов в Милане. И в современном мире культура оставляет нам шанс понять друг друга. Мы в самом деле живём в одном европейском доме, где у Чайковского, Глинки, Мусоргского, Рахманинова, Римского-Корсакова, Вагнера, Брукнера и Малера общая традиция.

— Нередко в наше время люди, услышав слово «патриотизм», напрягаются: нет ли за этим подвоха? А на ваш взгляд, русский патриотизм отличается, скажем, от немецкого, австрийского или ещё какого-то?

— Патриотизм — это любовь к Родине, и, конечно, в России он сильнее выражен. После победы в войне 1941-1945 гг. воспитанию патриотизма здесь уделялось много внимания. В Германии и Австрии наоборот — это страны, развязавшие Вторую мировую и проигравшие в ней. И многие годы спустя у западноевропейцев сохраняется чувство стыда за произошедшее, за миллионы невинных жертв, за холокост, за преступления перед другими народами. Так что в Германии и Австрии с понятием патриотизма всё сложнее.

Мне импонирует то, что в России связь между прошлым, настоящим и будущим воспринимается как основополагающая ценность.

Если ты в Европе, в той же Германии или Австрии, говоришь, что ты патриот, это сразу приравнивается к понятию «националист». При этом для меня патриотизм — это любовь к Родине, это нечто очень важное, в том числе и как форма самоидентификации каждого человека, народа.

Поэтому мне импонирует то, что в России связь между прошлым, настоящим и будущим воспринимается как основополагающая ценность. Здесь не предана забвению Русская православная церковь, здесь помнят и чтят своих героев, здесь настоящей любовью к Родине — патриотизмом — живут миллионы граждан. Важно сохранить такую форму идентификации, передать её будущим поколениям. Я счастлив, что здесь у меня есть возможность узнавать об этом больше, и был бы рад, если бы такой подход служил примером для всех европейских народов.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here