Дефицит медицины. Почему россияне лишены нормальной врачебной помощи?

Несмотря на огромный конкурс в медицинские вузы, в больницах и поликлиниках не хватает персонала. Почему?

«Требуются на работу специалисты...» Заходишь в больницу, видишь такое объявление с перечнем почти всех медицинских специальностей и понимаешь, что помощи можешь не дождаться. Государство вкладывает миллиарды в строительство современных медцентров, но работать в них некому. При этом мединституты осаждают толпы абитуриентов. Куда же пропадают их многочисленные выпускники?

Сегодня самая главная проблема здравоохранения — не отсутствие медикаментов или аппаратуры, а кадровая. Именно из-за неё граждане РФ лишены нормальной медицинской помощи.

В бой идут старики

«Привезли в городскую больницу с гипертоническим кризом, — рассказывает нижегородка Виктория Волгина. — Ночью стало совсем плохо, как позже выяснилось — давление поднялось до критического уровня. Едва доползла до поста медсестёр, те стали вызывать дежурного врача. Оказалось, он на всю больницу один! Хотя теоретически в каждом отделении должен быть свой дежурный. Но специалистов не хватает. Вот и мечется один доктор из травматологии в кардиологию».

В Пскове на весь город работают «полтора кардиолога»: один на ставку, второй на половину. А в трёх поликлиниках города не хватает 50% медперсонала. «Зарплата начинающего врача в поликлинике складывается из оклада в 10-11 тыс. и надбавки в 12 тыс. руб., — говорит главврач поликлиники Галина Невалённая. — Понятно, что, едва набравшись опыта, молодёжь уезжает в соседний Петербург. Там медикам выделяют жильё, а зарплаты на порядок выше. Можно, конечно, давить на патриотизм, но голодному быть патриотом трудно».

В Калинин­градской области 20% врачей старше 60 лет. В 2018 г. на пенсию уйдут 200 медиков. При этом уже сегодня не хватает 400 врачей. Имеющиеся работают за двоих, а то и за шестерых. Врач-патологоанатом, доктор наук Ольга Решетникова переехала в регион в прошлом году из Луганска по приглашению местных властей. Пришла знакомиться со своими новыми коллегами в областную больницу и увидела всего пять человек. Хотя их должно было быть 20! Стоит ли удивляться, что анализы больным с подозрением на онкологию выдавали с задержкой в 6 месяцев. «Это ненормально! — удивляется Решетникова. — В Луганске, где я работала раньше, за три дня не дашь ответ — будет скандал».

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

На вегетарианской диете

Тем временем финансовая ситуация во многих регионах только ухудшается. Красноярский врач Семён Р. в 2008 г., работая на 1,5 ставки, получал 40 тыс. руб. Потому, женившись на своей коллеге, даже сумел взять ипотеку. А в 2013 г. правила подсчёта зарплат медиков изменили. Возник термин «стимулирующие выплаты».

«Ободрали нас как липку, — возмущается врач. — Оставили голый оклад и районные, а стимулирующие ограничили 4-5 тыс. И моя зарплата поползла вниз, зато количество бумажной работы удвоилось».

Падение зарплаты замерло на отметке 25 тыс. Жена после декрета получает ещё 5-8 тыс. Теперь каждый месяц супруги должны делать непростой выбор: копить долги по «коммуналке» или пропустить очередной ипотечный платёж. Пока побеждает ипотека: после второй просрочки банк просто заберёт квартиру. Родители врачей уже два раза из своих пенсий гасили их долги за ЖКХ. Чтобы были хоть какие-то деньги, Семён после двух смен в больнице отправляется в частную клинику. Деревенская родня передаёт овощи, молоко и мёд — потому хотя бы не голодают.

«Я работаю медсестрой уже 20 лет, — рассказывает медсестра Ставропольской городской больницы № 4 Елена Морозова. — У меня высшая категория. При этом мой оклад — 7486 руб. Тружусь на 2,5 ставки плюс через сутки выхожу в ночные дежурства, получаю надбавку 500 руб. за стаж и ещё примерно столько же за категорию. Итого в месяц, работая почти по 12-14 часов в день, могу заработать 20-25 тыс. руб. Усталость при этом невыносимая. А ведь мы работаем с людьми, надо, чтобы руки не дрожали, когда укол делаешь!»

А в архангельской городской поликлинике № 1 санитарок решили перевести на должности уборщиц и сократить оклад с 5,6 тыс. до 2,8 тыс. руб. Зачем? Дело в том, что санитарки по новым правилам должны получать статус медработников и проходить переобучение. Администрация решила на нём сэкономить — ведь уборщиц учить не требуется. «Но санитаркам ведь приходится работать с инфекционными материалами, помогать в операционной. Как хирургу может ассистировать уборщица?» — удивляется санитарка Елена И.

«У нас сложилась парадоксальная ситуация, — рассказывает врач-анестезиолог-реаниматолог, председатель профкома работников ГБУЗ „Станция скорой помощи“ межрегионального профсоюза „Действие“ Михаил Николаев из Волгограда. — Оклад увеличили, а параллельно урезали все доплаты. За ночные смены — со 100% до 40. Надбавка за стаж „усохла“ с 80% до 30. В итоге зарплаты не возросли, а, напротив, снизились. Поправить ситуацию с кадровым голодом можно быст­ро и эффективно — необходимо поднять зарплату медицинским работникам, сделать её достойной. Люди увольняются, уходят на пенсию, а молодая смена не приходит. Работаю на „скорой“ с 2007 г., отток специалистов постоянный. А приток очень слабый. Студенты вузов и колледжей не желают работать на „скорой“, потому что это непрестижно и тяжело».

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

Кто поедет в деревню?

Нехватка кадров — проблема повсеместная. Но в сёлах она особенно обострена.

А что же программа «Земский доктор», по которой молодым врачам, готовым работать на селе, дают 1 млн руб. на обуст­ройство? Увы, она зачастую буксует. Так, в Министерстве здравоохранения Оренбургской области нам сообщили, что 20% докторов, приехавших в деревню и получивших 1 млн руб. из бюджета, не выходят на работу. Речь о недавних выпускницах медвузов — они уходят в декрет, а больница снова остаётся без врача. Для того чтобы исправить эту ситуацию, чиновники просят исключить декретный отпуск из обязательной пятилетки, которую должен отработать сельский врач. Ещё одна хитрость, к которой прибегают молодые специалисты: тратят деньги на покупку жилья в Оренбурге и Орске. Квартиры сдают, а отработав 5 лет, бросают сельские больницы и уезжают в города.

Год назад в Волгоград­скую область в Береславскую участ­ковую больницу приехал 25-летний хирург. «Вписаться» в программу «Земский врач» ему не удалось — в регионе были исчерпаны все квоты. Администрация обещала ценному специалисту жильё. Но врач до сих пор вынужден жить в больничной палате — больше негде.

Дефицит медицины

«Ситуация с кадрами очень тяжёлая, — говорит главный врач МБУЗ ЦГБ г. Азова Вадим Бридковский. — Помимо окладов упал престиж профессии врача, зато нагрузка на медперсонал возросла неимоверно. Врачи уходят в частные клиники, поскольку там в разы выше зарплата и меньше нагрузка. Для сравнения: участковый терапевт муниципальной клиники сейчас принимает в день 30-40 человек, во время, например, эпидемии гриппа и ОРЗ это количество доходит до 90 пациентов в день. А терапевт в частной клинике в день принимает 5-6 человек. Тратит на каждого много времени, внимателен, может точнее поставить диагноз, соответственно меньше конфликтов».

Вот такой стенд висит в главной городской больнице Азова (Ростовская обл.). Как сообщил её главврач, в ней работают 362 доктора, для полной укомплектации необходимо ещё 60. Средний медперсонал на данный момент насчитывает 640 человек. Нужно принять ещё 30

Вот такой стенд висит в главной городской больнице Азова (Ростовская обл.). Как сообщил её главврач, в ней работают 362 доктора, для полной укомплектации необходимо ещё 60. Средний медперсонал на данный момент насчитывает 640 человек. Нужно принять ещё 300. Фото: / Юлия Морозова

Эксперты считают нехватку медкадров следствием проблем 90-х. Тогда медики валом побежали из госструктур в частные клиники. А студенты, получив дипломы, до больниц в принципе не доходили — проще было устроиться в иностранную фармкомпанию: работа чистая, нормированная, а платят в разы больше. Увы, но престиж профессии основательно подорван.

Казалось бы, проблему могли решить студенты-целевики, но увы. «Сейчас в медвузе учатся 13 павлоградских целевиков, один в колледже, — рассказывает министр здравоохранения Омской области Андрей Стороженко. — Однако в район они не хотят возвращаться. За последние три года вернулись только 44 процента: четыре из девяти. На сходе граждан в Логиновке Павлоградского района Омской области главный врач районной больницы предложил им подобрать кандидатуры для поступления в медицинские образовательные учреждения. Жители отказались — не хотят, чтобы их дети возвращались в село. А иной системы укомплектовать учреждения здравоохранения района медкадрами нет».

«Как бы парадоксально это ни звучало, но я считаю, что у нас нет дефицита кадров, есть дефицит современной медицины, — говорит завкафедрой факультетской хирургии Оренбургского государственного медицинского университета Дмитрий Дёмин. — Чтобы решить эту проблему, сегодня у нас есть и силы, и средства, нужно поменять только психологию. Важно на законодательном уровне закрепить термин „медицинская помощь“ вместо „медицинской услуги“. До тех пор, пока у нас в больницах будут оказывать услуги, врачи останутся слугами. Нужно придать клиническим рекомендациям нормативный статус. В каждой врачебной специальности, в каждой больнице есть рекомендации, как и что лечить. Эти нормы помогут пациентам спрашивать с врачей. Можно вывести тысячу человек с лопатами, которые перекопают поле, а можно эту же работу сделать трактором. Сегодня в медицине мы до сих пор копаем лопатами. Пора переходить на новый уровень».

Важна каждая жизнь

Но не всё так однозначно черно. К проблеме подключился федеральный центр.

«Мы разработали геоинформационную карту страны, на которую нанесены все 185 тыс. населённых пунктов с численностью проживающих там людей, наличием транспорта, дорог, а также все медицинские организации — от фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов) до федеральных центров, — говорит глава Минздрава РФ Вероника Скворцова. — Мы видим все сохраняющиеся несовершенства системы, связанные с тем, что у нас огромная страна, очень разнообразная по тем проблемам, которые есть в каждом из 85 регионов. Непросто заставить всю эту систему работать по единым современным и эффективным механизмам и принципам. Но мы надеемся, что в ближайшее время будут ощутимы позитивные изменения. Не среднестатистические, а для каждой конкретной жизни».

Благодаря активной позиции Минздрава вопросы постепенно решаются и, будем надеяться, скоро качественная помошь станет доступна каждому из нас.

Мнение эксперта

Дефицит медицины. Почему россияне лишены нормальной врачебной помощи?Глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль:

— Кадровая проблема запущена. Она приводит к очередям в поликлиниках, к отсутствию узких специалистов, вызывает неудовлетворённость населения. Проблема возникла не сегодня. В 90-е годы была разрушена система здравоохранения. Тогда посчитали, что студенты, которые обучаются за государственный счёт, после окончания института не должны работать по обязательному распределению. Это привело к оттоку кадров из отдалённых сельских районов.

Чтобы выйти из этого кадрового тупика, надо переходить к обязательному распределению выпускников, которые обучаются за госсчёт. Мы потеряли тысячи врачей. Социальное положение медиков ухудшилось — соцгарантий фактически не осталось. Единой государственной политики в области социальных гарантий для медицинских работников не существует. Каждый регион решает проблему по-своему. Вернее, одни регионы решают, другие в силу экономических причин — нет.

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here