175 лет назад, 9 декабря 1842 г., в доме № 26 по Штатному переулку Москвы на свет появился отпрыск князя Рюрика в тридцатом колене.

Крестили его 21 декабря под именем Пётр, в день памяти Петра, митрополита Москов­ского. Фамилию этого князя анархисты всего мира произносят со священным трепетом: «Кропоткин».

Все остальные знают и помнят о нём до обидного мало. В лучшем случае всё сводится к понятию «революционер», которое нынче имеет только два варианта презентации: либо скучный начётчик-марксист с нуднейшими речами о прибавочной стоимости и диалектическом материализме, либо уголовное быдло с красным бантом, пулемётными лентами и заточкой.

Ни то ни другое реальности не соответствует. А вот Пётр Кропоткин, которого называли «дедушка русской революции», задолго до того как этот статус перешёл к Ленину, вполне может претендовать на звание «эталон революционера». Более того, именно он и был таковым в глазах современников. Аристократ, учёный, первопроходец, авантюрист, узник совести — готовый портрет героев Александра Дюма или Жюля Верна — самых топовых писателей XIX в. То, что такой человек стал на сторону «униженных и оскорблённых» и принялся им помогать, сделало русскую революцию чрезвычайно модным явлением. Проняло даже циничного, язвительного эстета Оскара Уайльда, который отзывался о Кропоткине так: «Человек, несущий в душе того прекрасного белоснежного Христа, который как будто грядёт к нам из России». Но этого Уайльду показалось мало, он пишет и посвящает ему один из своих хитов — сказку «Счастливый принц», где главный герой жертвует всем, что у него есть, и даже самим собой, ради бедных, несчастных и униженных.

«Вокруг — дурачьё»

С формальной точки зрения Уайльд был прав — «принца» Кропоткина можно было назвать счастливым. Во всяком случае, его карьера складывалась весьма гладко, но всякий раз за полшага до полного успеха он самостоятельно её подрубал.

Пётр Кропоткин. 1861 г.

Пётр Кропоткин. 1861 г. Фото:

В возрасте 8 лет Петруша Кропоткин был отмечен самим императором Николаем I, который определил мальчика в Пажеский корпус — прославленное элитное учебное заведение, готовившее придворных. О том, что оно трижды дало феерическую осечку, вспоминают редко. А зря. Александр Радищев — «бунтовщик, хуже Пугачёва». Павел Пестель — декабрист, один из повешенных за восстание 1825 г. И наш герой, русский революционер номер один. Все когда-то окончили Пажеский корпус с отличием.

Впрочем, Кропоткин и на заре карьеры отличался строптивостью: «Здесь страшная скука. Книг хороших нет. С каждым днём ненавижу я всё более корпус. Удивляюсь, что здесь за дурачьё». Ничуть не лучше было и потом. Вот он получает звание камер-пажа. Вот он сопровождает Александра II на церемониях. Император ему благоволит. Это успех. Его нужно только закрепить, чтобы жить счастливо и беззаботно. Но вот что пишет камер-паж о перспективах при дворе: «Противна будет жизнь в кругу этих личностей, противно прозябание».

Из Сибири — с любовью

И крутой поворот. Выпускники корпуса вольны выбирать место службы. Кропоткин выбирает звание казачьего есаула и должность чиновника по особым поручениям в Забайкалье. Генерал-губернатор Восточной Сибири Михаил Корсаков не верит, что юный князь прибыл к нему добровольно, считает, что тот сослан сюда за какой-то проступок: «Меня не волнуют мотивы вашего приезда, но друзей вы здесь найдёте». Кроме друзей Кропоткин находит здесь то, чего всегда хотел. Пять лет службы. Опасные геолого-географические экспедиции, отмеченные на современных картах горным хребтом, вулканом и несколькими ледниками имени Кропоткина. Шпионская миссия в Маньчжурии — под видом купца второй гильдии Петра Алексеева он собирает важные сведения о Китае. Создание и испытание на пару с инженером Зотиковым первого сейсмографа и Иркутской сейсмостанции. 70 тысяч вёрст пешком, верхом и вплавь по рекам Азии. Триумфальное возвращение в Петербург — по итогам сибирской работы он награждается Большой золотой медалью Русского географического общества. Более того, ему предлагают стать секретарём этого самого общества, поскольку наблюдения и труды князя перевернули представление о том, как формировался облик Земли. Что же отвечает Пётр Алексеевич на это предложение? «Но какое право я имел на все эти высшие радости, когда вокруг меня гнетущая нищета и мучительная борьба за чёрствый кусок хлеба?.. Вот в каком направлении мне и следует работать, и вот те люди, для которых я должен работать… И я послал мой отказ Географическому обществу».

Робость Махно

Вторично по своей прихоти зарубить собственную карьеру на взлёте — такое встретишь нечасто. Но Кропоткину этого мало. Он умудряется сделать это и в третий раз, уже в преклонном возрасте, когда возвращается в революционную Россию в 1917 г. после 40 с лишним лет эмиграции. Часто встречаются шпильки в его адрес. Дескать, тепличный теоретик анархизма, увидев, каковы настоящие революционеры и анархисты, был напуган и разочарован. На самом деле всё обстояло наоборот. Перед встречей с Кропоткиным робел Нестор Махно: «Что-то скажет нам старик Пётр Алексеевич?»

Читайте также: 

Было от чего робеть. Никаким «тепличным теоретиком» Кропоткин не был. Один только его побег из больницы при Петропавловской крепости в 1876 г. мог перевесить многие приключения Махно. Всё как полагается — с риском для жизни: «За мной погнались часовой и трое солдат». С переодеванием и маскировкой: «На ходу надел военную николаевскую шинель… Затем сменили фуражки на складные цилиндры, преобразившись в джентльменов… По дороге заехали к цирюльнику, который сбрил мне бороду». С великолепной тактикой и запутыванием следов — вместо того чтобы прятаться по конспиративным квартирам на окраинах — беглец с подельниками устраивает кутёж прямо напротив Зимнего дворца, в фешенебельном ресторане «Донон». Градоначальник Фёдор Трепов ставит на уши всю полицию Петербурга, но никому не приходит в голову наведаться в этот ресторан…

Пётр Кропоткин на Лионском процессе, в результате которого он был приговорён к 5 годам тюрьмы. 1883 г.

Пётр Кропоткин на Лионском процессе, в результате которого он был приговорён к 5 годам тюрьмы. 1883 г. Фото:

Плюс 40 лет в эмиграции, где жилось тоже невесело. Срок во французской тюрьме Клерво. Преследование полицией трёх государств. Наёмные убийцы из России. Угроза экстрадиции — император Александр III за невыдачу Кропоткина угрожает разрывом дипломатических отношений с Францией. И, наконец, возвращение в Россию. Снова триумф. Анархисты ждут, что «дедушка» их возглавит, Махно надеется: «Как истинный вождь анархизма Кропоткин не пропустит этого редкого случая, воспользуется своим идейным влиянием…» Но тщетно. Третий и главный отказ Кропоткина. Теперь уже от революции как таковой. Вот как он оценивает Февраль и Октябрь: «Революции являются лишь существенной частью эволюции… Я вижу сквозь эту разруху новый просвет для всей современной цивилизации. Но муки родов от того не менее мучительны…»

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here