​19 января 1923 года родился глава внешней разведки ГДР генерал-полковник Маркус Вольф.

В мае 1990 года у одной из дач в местечке Пренден, что к северу от Берлина появились два стильно одетых джентльмена. Они расточали комплименты хозяйке дачи, которой вручили букет цветов и коробку конфет. Целью визита господ, не скрывавших своей принадлежности к ЦРУ, была беседа с хозяином.

«Сибирь неплоха»

Старший, назвавшийся личным представителем директора ЦРУ Гарднером Хэтэуэем, рассказал, что владелец дачи в Прендене рассматривается в Лэнгли как профессионал высочайшего класса. ЦРУ готово не только взять его на хорошо оплачиваемую должность консультанта, но и предоставить убежище, которое в ближайшее время понадобится.

«Калифорния — чудное место», — сказал визитер.

«Да и Сибирь неплоха», — парировал хозяин, за все время разговора так и не расставшийся с сигаретой.

Впрочем, дачник из Прендена в тот момент понимал, что альтернативой Калифорнии, скорее всего, станут не просторы Сибири, а тесная камера берлинской тюрьмы.

Его много лет называли «Человеком без лица» — всей мощи западных спецслужб не хватало, чтобы достать изображения одного из своих главных противников, главы внешней разведки ГДР Маркуса Вольфа.

«Миша» и «Коля»

Он родился 19 января 1923 года в Хехингене, в семье врача и писателя Фридриха Вольфа.

Отец Маркуса был убежденным коммунистом и евреем по национальности — такое сочетание никогда не обещало легкой жизни в Германии, а после прихода к власти нацистов в 1933 году стало смертельно опасным.

Вольфам повезло — транзитом через Швейцарию и Францию они выехали в СССР. Они поселились в Москве, в одном из арбатских переулков. Местные мальчишки поначалу дразнили Маркуса и его младшего брата Конрада, но вскоре признали «своими», окрестив их по-русски Мишей и Колей.

Коля-Конрад отправится на войну, будет служить переводчиком в политотделе 47-й армии, получит орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги», а в 1945 году, 19 лет от роду, лейтенант Красной Армии Конрад Вольф станет военным комендантом города Бернау.

После войны Конрад Вольф окончит ВГИК и станет известным кинорежиссером.

Донатас Банионис, исполняющий роль Гойи, и режиссер кинофильма «Гойя» Конрад Вольф обсуждают рабочий момент съемок.

Донатас Банионис, исполняющий роль Гойи, и режиссер кинофильма «Гойя» Конрад Вольф обсуждают рабочий момент съемок. Фото: / Галина Кмит

Миша-Маркус на фронт не попал. Его направили в школу Коминтерна, где молодых немецких парней готовили к заброске в глубокий тыл. Скорее всего, эта миссия стала бы последней для Вольфа. Гитлеровская контрразведка успешно громила разведсети, составленные из куда более матерых профессионалов, нежели желторотые юнцы из семей немецких коммунистов.

Но из Москвы пришел приказ: поберечь кадры. В разгар войны в Кремле уже готовились к борьбе за послевоенную Германию, где очень пригодятся молодые и перспективные ребята, верные идеалам коммунизма.

Корреспондент, дипломат, разведчик

Миша Вольф поступил в МАИ, и обзавелся подругой жизни — его женой стала Эмми Штенцер, дочь немецкого коммуниста, убитого нацистами в Дахау.

Учебу в МАИ пришлось прервать в 1945 году — в составе так называемой «группы Ульбрихта», куда входили немецкие коммунисты, скрывавшиеся от нацистов в СССР, Вольф был отправлен в Германию для формирования новых органов самоуправления в Берлине.

Маркуса отправили работать на Берлинское радио, где писал внешнеполитические комментарии под псевдонимом Михаэль Шторм. Вольф также был специальным корреспондентом Берлинского радио на Нюрнбергском процессе.

До 1949 года Миша Вольф был гражданином СССР. От советского паспорта пришлось отказаться после образования ГДР — теперь Вольфу предстояло стать первым советником посольства новой страны в Москве.

Однако знания и навыки, полученные в разведшколе Коминтерна, определили новый поворот в карьере Вольфа. Антон Аккерман статс-секретарь министерства иностранных дел ГДР, предложил Маркусу Вольфу перейти на работу в Институт научных исследований.

Под этой вывеской начинала свою деятельность структура, впоследствии известная как Главное управление внешней разведки Министерства Госбезопасности ГДР. 

«Маэстро Ромео и Джульетт»

Вольф начинал работать в разведке ГДР тогда, когда страну еще не признали многие державы, и работать под «крышей» посольств было невозможно. К концу 1953 года весь штат нелегалов насчитывал всего 12 человек — как с такими силами можно вступать в противоборство с мощным и искушенным противником?

Как — на этот вопрос пришлось отвечать самому Маркусу Вольфу, который вскоре был назначен заместителем главы «Штази» и шефом внешней разведки ГДР.

Вольф справился блестяще — за три десятка лет под его руководством восточногерманская разведка встала по своему уровню в один ряд с КГБ, ЦРУ и «Моссадом».

Маркуса Вольфа называли «маэстро Ромео и Джульетт». Молодые и красивые агенты и агентессы из ГДР умело будили любовные чувства у обделенных личным счастьем жителей Западной Германии, имеющих доступ к государственным секретам. Впрочем, сам Вольф уверял, что никаких спецшкол «шпионов-любовников» в ГДР не было, да и ни в одной разведке мира подобного не существует.

Но факт остается фактом — разведчики ГДР мастерски играли на человеческих слабостях, получая доступ к самым сокровенным секретам.

Маркус Вольф. 1989 г.

Маркус Вольф. 1989 г. Фото: / Bundesarchiv

Лучшие кадры генерала Вольфа

Офицер «Штази» Гюнтер Гийом, действовавший в ФРГ почти 20 лет, сумел стать личным референтом федерального канцлера Вилли Брандта. Все, что звучало на приватных беседах и совещаниях высшего руководства ФРГ, практически сразу становилось известно Маркусу Вольфу. Разоблачение Гийома обернулось правительственным кризисом в Западной Германии.

Габриэла Гаст, гражданка ФРГ, была завербована восточногерманскими разведчиками в 1968 году. Вслед за этим она получила должность в западногерманской разведке БНД и дошла по служебной лестнице до поста главного аналитика по Советскому Союзу и Восточной Европе. Все доклады БНД, связанные с СССР и странами советского блока, поступали к Вольфу, а через него — в Москву. Габриэла так и не провалилась — ее разоблачили только после падения ГДР, когда материалы «Штази» оказались в руках контрразведки ФРГ.

Альфред Шпулер, сотрудник БНД, сам предложил свои услуги разведке ГДР. Сын простого рабочего, он был обижен на Западную Германию. Он отлично учился в школе, но бедность отца лишила его шансов на высшее образование. Шпулер поступил в бундесвер, хорошо зарекомендовал себя в спецназе, но на учения остался без глаза. После перевода в БНД карьера снова застопорилась — из-за отсутствия высшего образования.

Вольф, изучив досье нового агента, понял, что в этом случае деньги — не главное. И вскоре Шпулер с изумлением узнал, что ему присвоено звание офицера армии ГДР. Затем за свою работу на разведку Восточной Германии он был награжден орденом. Выходило, что Альфред — не подлый наемник, а немецкий офицер, служащий своему народу. Ведь народ, что в ФРГ, что в ГДР один — немецкий. Шпулер после этого не только стабильно поставлял в Берлин западногерманские секреты, но и привлек к этой деятельности своего брата.

Надежды жили недолго

В 1983 году генерал-полковник Маркус Вольф подал в отставку в связи с достижением 60-летнего возраста. Его ходатайство удовлетворили, но передача дел растянулась на три года, и в действительности он отошел от дел в 1986 году, когда уже набирала обороты горбачевская перестройка. Как вспоминал сам Вольф, его надежды на Горбачева «жили недолго».

Чем дальше, тем очевиднее для опытного разведчика становилось, к чему идет дело. На излете 1980-х Вольф писал Горбачеву, говоря о том, что какие бы политические изменения не происходили, нельзя бросать людей, которые десятилетиями были надежными союзниками Советского Союза. Письма Маркуса Вольфа остались без ответа…

Тот визит представителей ЦРУ в мае 1990 года закончился ничем. Маркус Вольф не предал ни своих убеждений, ни своих людей. Понимая, что после объединения Германии бывшие оппоненты не дадут ему покоя, он пытался добиться политического убежища в Австрии. Не получив его, он уехал в СССР, однако страна, приютившая Вольфов в 1930-х, сама была в стадии распада.

Борис Ельцин и его окружение готовы были продать Западу кого и что угодно — государственные секреты, честь, совесть, достоинство и даже родную маму. О каком убежище для бывшего главы разведки ГДР здесь можно говорить?

«Передайте Вольфу, мы ни о чем не жалеем»

Осенью 1991 года Маркус Вольф вернулся в Германию, где был арестован, но затем освобожден под залог.

В 1993 году его осудили на шесть лет лишения свободы. Но два года спустя Федеральный конституционный суд Германии постановил — офицеры разведки ГДР не подлежат преследованию за измену родине и шпионаж. Приговор в отношении Маркуса Вольфа был отменен.

Говорят, что агентам разведки ГДР, которые в целом ряде страна Запада в 1990-х продолжали отбывать длительные сроки за свою деятельность, предлагали свободу в обмен на показания против Маркуса Вольфа. Ни один из разведчиков не согласился. Как шеф разведки ГДР не выдал никого из своих подчиненных, так и люди Маркуса Вольфа не захотели покупать себе свободу подобной ценой. Отбывающий наказание в американской тюрьме разведчик сказал в интервью журналистам: «Передайте Вольфу, мы ни о чем не жалеем».

Последние годы своей жизни Маркус Вольф, освобожденный от судебных преследований, посвятил литературному труду. Одна из его книг, в которой он вспоминал своих коллег и соратников, получила название «Друзья не умирают».

«Власть денег прибегает к насилию не меньше, чем власть государства»

Говоря о современности, Вольф писал: «Власть денег прибегает к насилию не меньше, чем власть государства. Она действует не так явно, но не менее жестоко. Если злоупотребление властью при „реальном социализме“ начинается с манипуляции идеалом, то капитализм злоупотребляет идеалом индивидуальной свободы в интересах власти денег и в ущерб большинству общества. Неясный страх перед будущим чувствуется повсюду и происходит оттого, что наша современная общественная система не только не в состоянии решить большие проблемы, перед которыми стоит человечество, но порождает новые и еще большие проблемы».

Шеф разведки ГДР Маркус Вольф умер во сне 9 ноября 2006 года, в очередную годовщину падения Берлинской стены. А слова, сказанные им о капитализме, злободневны по сей день.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here