8 марта 1988 года многодетная семья Овечкиных совершила вооруженный захват самолета Ту-154

В 1980-х годах посетители советских кинотеатров перед фильмами смотрели не рекламы и не трейлеры будущих картин, а киножурналы — «Фитиль», «Ералаш», «Хочу все знать», «Хроника наших дней» и другие.

«Какие молодцы»

В одном из таких киножурналов был запоминающийся сюжет об удивительном музыкальном ансамбле, в котором играли сразу семь братьев из многодетной семьи. У ансамбля было запоминающееся название — «Семь Симеонов».

Порой, выходя из кино, зрители вспоминали не только о фильме, но и о братьях-музыкантах: «Ты смотри, какие молодцы! И по дому маме помогают, и учатся в школе, и еще музыкой занимаются!».

В марте 1988 года сводки новостей оглушили — совершена попытка вооруженного угона пассажирского самолета за границу. В ту пору подобные вещи в Советском Союзе считались из ряда вон выходящими. Но еще больший шок вызвало то, что кровожадными террористами оказались те самые замечательные «Семь Симеонов», ведомые своей матерью.

Мама

Нинель Сергеевна Овечкина потеряла на войне отца. Сразу после войны не стало и матери, после чего девочка оказалась в детском доме. Когда Нинель было 15, ее забрал к себе двоюродный брат. Она мечтала о своем доме и большой семье, и в 20 лет вышла замуж за шофера Дмитрия Овечкина.

Муж не был принцем на белом коне, любил выпить, но Нинель родила от него 12 детей. Трудное начало жизни выковало у нее железный характер, благодаря которому она упорно шла к целям, которые ставила перед собой.

Нинель Сергеевна Овечкина.

Нинель Сергеевна Овечкина. 

Главой семьи был не муж, а она, Нинель. Она выстроила жесткую дисциплину, приучила детей к труду и управляла ими, никогда не поднимая на них руку и не повышая голоса.

Со временем привычка к выпивке отца семейства превратилась в хронический алкоголизм, и папа взял за правило стращать жену и детей при помощи охотничьего ружья. В итоге в мае 1984 года Дмитрий Овечкин умер от побоев, нанесенных ему старшими сыновьями. Милиция в ходе проверки пришла к выводу — парни защищались от распоясавшегося родителя и пределов допустимой самообороны не превысили. Дело закрыли.

Семейный ансамбль

Это случилось почти сразу после дебютного выступления ансамбля «Семь Симеонов» в Москве. Он был создан в Иркутском областном музыкальном училище, куда Нинель поочередно записала сначала старших, а затем младших сыновей.

Педагогам училища идея семейного ансамбля показалась интересной, и после нескольких месяцев обучения и репетиций «Семь Симеонов» готовы были выступать на публике. Василий играл на ударных, Дмитрий — на трубе, Олег — на саксофоне, Александр — на контрабасе, Игорь — на пианино, Михаил — на тромбоне, Сергей — на банджо.

Публика принимала «Симеонов» на ура, ансамбль выиграл несколько конкурсов и для властей Иркутска стал своеобразной визитной карточкой города. Овечкиным выделили две трехкомнатные квартиры в новом доме.

О том, что мама талантливых артистов много лет трудится продавщицей вино-водочного магазина, в прессе, понятно, не писали. А Нинель Сергеевна свой статус матери-героини использовала своеобразно — в разгар антиалкогольной кампании нелегально торговала водкой. В милиции про это отлично знали, но тронуть маму «Семи Симеонов» не решались.

Быль о «Семи Симеонах». Слава и преступление семьи Овечкиных

Фото:

Они хотели большего

Известность не сделала их миллионерами, но уровень жизни Овечкиных заметно вырос. Нинель, однако, желала большего. Как-то она высказала недовольство журналистам, снимавшим очередной сюжет о братьях-музыкантах — почему, мол, показывают их «какими-то крестьянами», а не «артистами»? Самих «Симеонов» тоже настигла «звездная болезнь» — они отказались от поступления без экзаменов на учебу в «Гнесинку», решив, что и так все умеют.

Осенью 1987 года «Семь Симеонов» поехали на гастроли в Японию. Реалии капиталистического мира, что называется, «сорвали крышу». Тем более, что японцы заявили о готовности подписать с братьями контракт на выступления.

В 1987 году получить разрешение на длительные выступления в Японии было крайне сложно, если вообще возможно. Братья Овечкины даже хотели остаться в стране, попросив убежища, но потом решили — бежать на Запад надо всей семьей.

Ну а что было бы, если бы Овечкины остались в Японии? Громкого скандала хватило бы на пару лет интереса к ним. А вот дальше пришлось бы туго — ребята хорошо играли для самодеятельности, но профессионалами не были. Педагоги отмечали, что несомненный талант был заметен только у Игоря и Михаила, да и их еще необходимо было бы обучать почти всему. Так что ждала «Симеонов» за границей не мировая слава, а в лучшем случае роль ресторанного коллектива. Потому что, как гласит старый анекдот, между туризмом и эмиграцией большая разница.

Вооруженный побег к счастью

Но так далеко Овечкины не заглядывали. Нинель, выслушав сыновей, решила — к «счастливой жизни на Западе» будем пробиваться с боем, через угон самолета.

Авторитет матери был непререкаем, и началась подготовка. Оружие и боеприпасы решили спрятать в футляре контрабаса, который с трудом проходил в металлодетекторы. Да и вообще, расчет строился на том, что известную музыкальную семью проверять перед посадкой будут не слишком внимательно.

Замысел Овечкиных был прост — захватить самолет внутреннего рейса и под угрозой применения оружия заставить пилотов вести лайнер за пределы СССР.

Старшие братья купили два охотничьих ружья и патроны к ним. Из ружей сделали два обреза. Также изготовили три самодельных бомбы, одну из которых взорвали, проверяя эффект, а две других взяли с собой.

8 марта 1988 года в аэропорту Иркутска на борт самолета Ту-154, следующего рейсом Иркутск — Курган — Ленинград, поднялись 51-летняя Нинель Овечкина и ее дети: 28-летняя Ольга, 26-летний Василий, 24-летний Дмитрий, 21-летний Олег, 19-летний Александр, 17-летний Игорь, 14-летняя Татьяна, 13-летний Михаил, 10-летняя Ульяна и 9-летний Сергей.

Младших детей в курс дела не посвящали. Не знала ни о чем и старшая дочь, 32-летняя Людмила, давно жившая отдельно и имевшая свою семью.

«Вы под нашим контролем»

Расчет «Симеонов» оправдался — двойное дно в футляре контрабаса не нашли, и оружие пронесли в самолет. В салоне было много свободных мест, и угонщики разместились в хвосте Ту-154, откуда было удобнее наблюдать и действовать.

Многие пассажиры с интересом рассматривали известных попутчиков, тем более, что «Симеоны» сами рассказывали стюардессам, что они всесоюзные знаменитости.

В небе над Вологдой 24-летний Дмитрий передал бортпроводнице записку: «Следовать в Англию (Лондон). Не снижаться, иначе самолет взорвем. Вы под нашим контролем».

Поначалу стюардесса не поверила, посчитав это не самой удачной шуткой. Но тут двое братьев Овечкиных встали со своих мест, и направили обрезы на пассажиров.

Стало ясно — никаких шуток, угон самый настоящий. На переговоры к Овечкиным вышел бортинженер, который пояснил, что ни о каком полете в Лондон речи идти не может — элементарно не хватит топлива. Поколебавшись, угонщики согласились на посадку в Финляндии для дозаправки. В это время командир общался с наземными службами и от них получил приказ — сажать Ту-154 на военном аэродроме «Вещево» близ Выборга.

Летчикам обещали, что к моменту посадки все будет готово, и Овечкины не смогут понять, в какой стране сели. 

Но первое, что увидели Овечкины в «Финляндии» — солдат в советской форме. Братья поняли, что их обманули, и пришли в ярость.

Перестрелка в самолете

В СССР к тому времени уже несколько лет успешно действовало антитеррористическое спецподразделение КГБ «Альфа». Его бойцы были подготовлены к проведению штурмов захваченных авиалайнеров. Но «Альфу» никто ждать не стал.

Угонщики требовали немедленно заправить самолет, чтобы он мог лететь дальше. Сделав вид, что требование выполняется, представители властей попытались убедить Овечкиных освободить хотя бы женщин и детей. Но те ни на какие компромиссы не шли.

Дмитрий Овечкин, взявший на себя роль главного исполнителя, застрелил бортпроводницу Тамару Жаркую. Так он «отомстил» за обман с посадкой в «Финляндии», а заодно и попытался напугать власти.

Угонщики попытались прорваться в кабину, но оттуда прозвучали ответные выстрелы. В этот момент там уже находились сотрудники спецподразделения патрульно-постовой службы милиции ГУВД Леноблисполкома, которым был поручен штурм.

Предполагалось, что милиционеры, проникшие в кабину, ворвутся в салон. Однако Овечкины преградили им путь выстрелами из обрезов. Началась перестрелка, под пули попали пассажиры, четверо из которых получили ранения.

Коллективное самоубийство

Вскоре у Овечкиных стали заканчиваться патроны. Нинель поняла — из Союза их уже не выпустят ни при каких обстоятельствах. Тогда она приказала сыновьям взорвать бомбу. Овечкины собрались вокруг взрывного устройства. У 17-летнего Игоря сдали нервы, и он спрятался в туалете, чтобы сохранить жизнь.

Взрыв, однако, «Симеонов» не убил, пробив дыру в фюзеляже и спровоцировав пожар. Пассажиры в панике стали выпрыгивать на бетон взлетной полосы, где их хватали милиционеры и били, не разобравшись, кто перед ними — террорист или заложник.

На борту Ту-154 в этот момент старшие Овечкины сводили счеты с жизнью. Ольге приказали вывести четверых младших, так как «им ничего не будет».

После этого Василий Овечкин застрелил Дмитрия, Александра, Олега и мать — с их полного согласия. Завершился этот семейный суицид тем, что Василий покончил с собой.

Ольга Овечкина на суде.

Ольга Овечкина на суде. Фото:

Суд и приговор

Ту-154 сгорел дотла. Помимо Нинель Овечкиной и четырех ее сыновей, погибли стюардесса Тамара Жаркая и трое пассажиров. 19 человек получили ранения.

Процесс по делу о захвате самолета начался в Иркутске 6 сентября 1988 года. На скамье подсудимых оказались Ольга и Игорь Овечкины. Их роль в этом деле была вспомогательной, поэтому и приговор был сравнительно мягким — Игоря осудили на 8 лет, что было минимальным наказанием, предусмотренным за данное преступление, а Ольгу — на 6 лет, приняв во внимание ее беременность.

Вскоре события в стране заставили забыть об Овечкиных. Отсидев по четыре с половиной года, они вышли на свободу уже не в СССР, а в Российской Федерации.

Жизнь после…

Игорь Овечкин пытался стать профессиональным музыкантом, но выше уровня ресторанного оркестра так и не поднялся. В 1999 году он был арестован за распространение наркотиков и погиб в заключении. По имеющимся сведениям, с Овечкиным во время ссоры расправился сокамерник.

Ольга после выхода из тюрьмы жила в Иркутске, торгуя на рынке рыбой. Наладить нормальную жизнь у нее не получилось, она стала злоупотреблять алкоголем, и в 2004 году была убита сожителем в пьяной ссоре.

Из всех Овечкиных лишь Михаилу удалось стать настоящим музыкантом. Он переехал Питер, играл в джазовых коллективах, а в начале 2000-х перебрался в Испанию. В Барселоне он входил в состав уличного джаз-бэнда, пока не перенес инсульт, став инвалидом.

Оставшиеся в живых Овечкины по понятным причинам не любят вспоминать историю 30-летней давности. Погоня за счастьем любой ценой завершилась большой трагедией. Железный характер и воля властной матери погубили и саму Нинель Овечкину, и ее сыновей, и ни в чем не повинных людей. 

Стала ли судьба семьи Овечкиных для кого-то уроком и предостережением? Хочется в это верить.

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here