«Блаженный полудурок». Был ли автор «Дон Кихота» нищим неудачником?

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство  останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

Свой главный литературный приз испанец Мигель Сервантес де Сааведра получил на конкурсе, посвящённом канонизации польского монаха, который с треском провалил миссию по введению католицизма на Руси.

470 лет назад, 29 сентября 1547 г. в городе Алькала де Энарес, что в дне пути от Мадрида, у тугоухого лекаря Родриго и его жены Леонор родился четвёртый ребёнок. Ему было суждено стать не просто самым известным представителем своей нации, а в некотором смысле лицом своей страны. Потому что едва ли не первая ассоциация с названием «Испания» — имя нашего новорожденного — Мигель Сервантес де Сааведра.

Впрочем, здесь мнения расходятся. Что считать подлинным символом Испании — самого писателя, или его героя, Дон Кихота Ламанчского? Язвительного и остроумного отставного сборщика налогов, или полоумного долговязого идальго, восседающего на изнурённом одре?

Площадь Сервантеса в городе Алькала-де-Энарес

Площадь Сервантеса в городе Алькала-де-Энарес. Фото:

Большинство, наверное, выскажется за Дон Кихота, и это можно понять — он более узнаваем и лучше прорисован. Что тоже вполне естественно, поскольку Дон Кихота описывал гениальный Сервантес, а самого Сервантеса — все, кому не лень. И в результате получалась какая-то унылая заштампованная тягомотина. Воевал в морской пехоте, в 1571 г. участвовал в знаменитой битве при Лепанто, где отхватил ранение, парализовавшее руку. Пять лет был в рабстве у мусульман, попав в плен к алжирским пиратам. За решётку попадал и на родине — четырежды. Два раза по очень серьёзному, почти «расстрельному» обвинению в хищении казённых налоговых денег, которые должны были пойти для снаряжения «Непобедимой Армады», что готовилась завоевать Англию. Несчастливый брак. Литература доходов не приносила. Полунищее существование. Зато — ураганный успех после смерти.

Эта схема, как и подавляющее большинство других, является, во-первых — полуправдой, во-вторых — обидной, в третьих — невыносимо скучной от миллионов повторов. Зато укладывается в уютные обывательские представления и даёт повод пафосно и банально вздохнуть — дескать, вот был талантливый человек, а умер в нищете.

Реальная жизнь Мигеля Сервантеса в эту схему не укладывается. Если уж брать самый доступный критерий — успех, измеряемый в звонкой монете, то получится, что всё обстояло не так уж и плохо.

Скажем, женился он вовсе не на бесприданнице, о чём не устают твердить любители дешёвых мелодрам. Его девятнадцатилетняя невеста Каталина Паласиос де Саласар, может, и не блистала красотой, но приданной за ней дали нестыдное. Согласно брачному контракту, её причиталось вот что: «Участок земли, засаженный виноградом и оливковыми деревьями... Два матраца, подушка, две лестницы, две кастрюли, два кухонных горшка, статуэтка Девы Марии из алебастра, статуэтка Девы Марии из серебра, изображение святого Франциска, серебряное распятие, 6 мер муки, 45 кур, 4 улья... Всего же имущества на сумму в 5350 реалов». Чтобы оценить, насколько велика эта сумма, надо представлять примерную покупательную способность испанского реала того времени. Ночлег в статусной гостинице плюс роскошный ужин там же стоил ровно одну такую серебряную монету весом в 4 грамма. Три реала — это уже пара обуви. Сорок реалов — дойная корова. Пятьсот реалов — достойный, хорошо выезженный боевой конь.

Тюремная камера, в которой Мигель не Сервантес писал своего «Дон Кихота».

Тюремная камера, в которой Мигель не Сервантес писал своего «Дон Кихота». Фото:

Насчёт того, приносило сочинительство доход, или нет, а если и приносило, то какой, можно судить по одному эпизоду. В 1594 г. был канонизирован некий Гиацинт. Доминиканский монах, поляк по имени Яцек Одровонж, прославленный в основном тем, что провалил свою католическую миссию в православной Руси с былинным треском. Католики, впрочем, считали иначе, и потому решили этого человека признать святым как бы по совокупности заслуг. И под монашеским именем. Торжества проходили по всему католическому миру, в том числе и в Сарагосе. Там-то в 1595 г. и устроили поэтический турнир в честь новоявленного святого и его подвигов. В турнире принял участие Сервантес. И победил. Домой был торжественно принесён приз — три серебряные ложечки. Разумеется, жена встретила этот трофей не умилением, а слезами и руганью, в которой, согласно воспоминаниям самого победителя, преобладали слова, русские аналоги которых — «блаженный» и «полудурок».

Но можно вспомнить и другие эпизоды. Так, на следующий год после женитьбы Сервантесу удалось опубликовать свой роман «Галатея». Издатель, Блас де Роблес, выплатил автору гонорар в 1336 реалов. Вполне достойная сумма.

Дон Кихот и Санчо Панса. Гравюра 19 века.

Дон Кихот и Санчо Панса. Гравюра 19 века. Фото:

Что уж говорить о главном произведении всей его жизни — «Дон Кихоте». Успех был феноменальным. Несмотря на то, что издатель поскупился на бумагу, на новый шрифт и на вычитку гранок, первый тираж — 1750 экземпляров — был в январе 1605 г. продан за неделю. Всего же только за первый год книгу переиздавали шесть раз. У Сервантеса были выкуплены права на издание «Дон Кихота» в Валенсии, Каталонии и Португалии. Романом заинтересовались и за границей. Словом, нищим его никак нельзя назвать — гонорары были, и весьма неплохие.

Другое дело, что на его иждивении находились две сестры — Магдалена и Андреа, дочь Андреи Констанца и собственная дочь от мимолётной любовницы — Изабель.

Сервантес был истинным сыном своей страны. Это касалось даже такой вещи, как управление собственными капиталами. Вот экономическая характеристика современной Сервантесу Испании: «В последнее десятилетие XVI века на её долю приходилось 60% мировой добычи золота и 90% добычи серебра, но эти цифры находятся в весьма красноречивом контрасте с положением вещей внутри страны. Золото только позволило с необыкновенной широтой и пышностью распуститься старинному традиционному паразитизму испанского дворянства».

Нечто подобное происходило и в семье Сервантеса, что дало ему полное право незадолго до смерти сказать: «Жизнь моя была долгим неблагоразумием».

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного  диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here