Билет в тюрьму? Работает ли на деле налоговая амнистия

В России в 2015 году вступил в силу закон, гарантирующий бизнесменам, задекларировавшим свои активы в России и за рубежом, освобождение от уголовного преследования. Но почему-то первый человек, подавший такую декларацию, оказался в «Лефортово».

Сегодня в Пресненском суде Москвы слушается дело о продлении меры пресечения содержания под стражей миллиардера Константина Пономарева. Юристы предпринимателя дают свою оценку правомерности этого решения и связанных с ним событий.

В России до сих пор актуальна проблема легализации капитала. За годы, прошедшие после распада СССР за рубежом в виде различных активов оффшорных компаний, принадлежащих россиянам, накопилось около 2 триллионов долларов.

Эту проблему должен был решить закон «О добровольном декларировании имущества и счетов в банках», который вступил в силу 1 июля 2015 года. По этому закону должны быть обеспечены существенные гарантии безопасности для декларантов, чтобы те не стали жертвами нападок конкурентов и рейдеров. Налоговая амнистия устанавливала закрепленные федеральным законом гарантии освобождения от уплаты налогов с декларированного имущества и операций по его приобретению. Также декларант не должен привлекаться к налоговой и уголовной ответственности за неуплату налогов, амнистия предусматривает прекращение уже возбужденных уголовных дел и запрещает использование сообщенных в декларации сведений и документов для возбуждения уголовных дел и проведение налоговых проверок, их использование в качестве доказательств обвинения.

Гарантии от уголовного преследования по закону получают те, кто готов задекларировать в России и за рубежом активы, включая контролируемые иностранные компании, вне зависимости от факта возврата имущества на территорию России из-под юрисдикции стран-оффшоров. Принятие закона предполагало, что почти все, кто владеет своими активами в оффшорной зоне, воспользуются данным законом и легализуют свои активы и финансы. Но рискнули немногие.

Первопроходец

Первым человеком в России, который воспользовался налоговой амнистией, стал Константин Пономарев. Это один из немногих русских мультимиллионеров, заработавший деньги на сдаче в аренду и обслуживании промышленных генераторов большой мощности. В 2010 году ИКЕА выплатила бизнесмену по соглашению об урегулировании споров 25 миллиардов рублей.

Стать первым налоговым декларатом оказалось также опасно как первым слетать в космос. Гагарину повезло, а Пономареву нет! Бизнесмен оказался... в «Лефортово».

Ему инкриминируется неуплата налогов по хозяйственным операциям, указанным в специальной налоговой декларации.

Как отмечают близкие к бизнесмену источники, поместив Пономарева под стражу и продлив ее, органы следствия, прокуратуры и суд игнорируют просьбы предпринимателя и его адвокатов применить гарантии уголовной неприкосновенности декларантов.

Понятые спят во время обыска в офисе адвоката

Понятые спят во время обыска в офисе адвоката Павла Казареза. Фото: / Андрей Смецкой

Обыск на 28 часов

Как сообщают юристы, ночью 6 июня этого года в дом супруги бизнесмена ворвались около 25 сотрудников ФСБ. Всю ночь продолжался обыск, в ходе которого были изъяты личные вещи и деньги, принадлежащие супруге Пономарева. Хотя между супругами много лет назад был заключен брачный договор о раздельном имуществе. Призывы адвоката бизнесмена Андрея Смецкого следовать букве закона к успеху не привели.

Затем еще не задержанного Пономарева силой доставили в офис его адвоката Павла Казареза. В отсутствие адвоката и без его уведомления вскрыли дверь офиса, изъяли личные деньги и вещи, покидали их в коробки без описи и увезли. При этом были нарушены установленные федеральным законом в апреле 2017 года юридические гарантии неприкосновенности адвоката. Оригиналы налоговой декларации Константина Пономарева и других документов, которые находились там, исчезли при невыясненных обстоятельствах. Со слов предпринимателя, следственный комитет игнорирует все обращения адвоката Казареза принять решение по изъятым у него предметам о приобщении их в качестве доказательства или возврате.

Обыски в доме и квартире супруги Пономарева, а также в офисе адвоката Павла Казареза безостановочно продолжались 28 часов подряд: «Для нас это было просто издевательством — больше суток без сна и еды, мировым сообществом непрерывные следственные действия квалифицируются как пытки» — заявил адвокат бизнесмена Андрей Смецкой. За это время сменилось четыре следователя. Адвокату оставалось только фиксировать нарушения закона одно за другим. К концу обыска уставший и обессиливший Пономарев сам попросился в ИВС, потому что уже ни он, ни адвокат не могли нормально реагировать на происходящее.

Билет в тюрьму с открытой датой

Помещая бизнесмена под стражу и продлевая ее, органы следствия, прокуратуры и суд игнорируют просьбы бизнесмена и его адвокатов применить обещанные Президентом гарантии уголовной неприкосновенности декларантов.

Создается нехороший прецедент, отмечают юристы.

На возражения адвоката Пономарева Андрея Смецкого: «А как же Президент... Ведь он вчера только выступал во Владивостоке. Он ведь говорил, что пора оставить незаконное преследование российского бизнеса...» Судья ровно и спокойно отвечала: " Давайте по существу, это не имеет отношения к делу«.

И вот уже почти 3 месяца Пономарев томится в СИЗО «Лефортово», с его слов из-за позиции администрации ИВС адвоката он там видит один раз в три недели. Несмотря на все ходатайства Пономарева и его адвоката по изменению меры пресечения на домашний арест, бизнесмену уже трижды было в этом отказано.

Ваше Слово

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here