Исламисты в Сирии отступают, но до мира там по-прежнему далеко, считает эксперт. Ключевой проблемой по-прежнему остается судьба нынешнего президента Сирии.

20 ноября Владимир Путин в Сочи встретился с сирийским президентом Башаром Асадом, который прибыл в Россию с рабочим визитом. Лидеры обсудили военную обстановку в Сирии и мирное урегулирование кризиса в стране. Президент России подчеркнул, что до полной победы над боевиками еще очень далеко, однако собственно военная операция против исламских террористов близка к завершению. «Думаю, теперь главное — это перейти к политическим процессам», — заявил Владимир Путин и отметил готовность Асада «работать со всеми, кто хочет мира и урегулирования».

О чём Путин договорится с лидерами Ирана и Турции?Встреча лидеров двух стран прошла в преддверии трехсторонних переговоров по сирийскому кризису между Россией, Ираном и Турцией. Они намечены на 22 ноября. О чём пойдёт разговор на этой встрече и что сейчас мешает установлению мира в Сирии, «Ваше Слово» рассказал старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

Глеб Иванов, «Ваше Слово»: Что обсуждали Путин и Асад на встрече в Сочи? Означают ли эти переговоры переход сирийского кризиса в новую фазу?

Борис Долгов: Прежде всего важно сказать, что переговоры российского и сирийского лидеров — это демонстрация того, что Россия видит в Асаде легитимно избранного правителя Сирии. Президент РФ заявил, что близится к концу военная фаза сирийского кризиса. Однако говорить о том, что мир вот-вот наступит, было бы неправильно.

Курдские формирования, которые поддерживает военная коалиция во главе с США, сейчас дестабилизируют обстановку в стране. По последним данным Министерства обороны РФ, у курдов есть негласное соглашение с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией): боевики группировки без боя проходят через позиции, занятые курдскими силами, и уходят в другие регионы страны, где вновь вступают в бои против сирийской армии. Это продолжение политики США: руками курдских вооруженных формирований они пытаются устранить власть Башара Асада.

Другие группировки, которые воюют против сирийского правительства, сейчас тоже далеко не везде прекратили боевые действия против Дамаска. В большинстве регионов действует режим прекращения огня, который худо-бедно соблюдается, однако обстановка в стране остается неспокойной. И периодически мы видим, что бои возобновляются. Были случаи нападения на российскую военную полицию, обстрелов позиций правительственных сил. Всё это делалось оппозиционными группировками, с которыми есть соглашения о перемирии. Это не способствует достижению мира.

Тем не менее грядущая встреча трех стран-гарантов астанинских соглашений (России, Ирана и Турции), благодаря которым в стране сейчас и действует режим прекращения огня, возможно, продвинет процесс урегулирования.

— Что будет обсуждаться на этой встрече?

— Продвижение политического процесса и более конкретные вопросы вроде расположения вооруженных группировок, создания новых зон деэскалации. Но наиболее важный вопрос, конечно, — это курдский фактор, который после постепенного отступления ИГИЛ выходит на первый план. В данный момент курдов поддерживают США: правда, не в том, что касается создания ими собственного государства (о чём курды давно мечтают), а в том, чтобы помочь им получить большую автономию в Сирии и сместить Асада. Но курдский вопрос болезненно воспринимают как в Анкаре, так и в Тегеране. В Турции есть свои курды, которые стремятся к независимости. Во многом именно успехи курдов на турецкой границе побудили Анкару начать военную операцию в Сирии. В Иране же недовольны курдскими попытками получить независимость в странах, которые сейчас являются сторонниками Тегерана: Ираке и Сирии. Поэтому курдский вопрос будет одним из наиболее важных на переговорах. Стороны будут обсуждать возможные варианты его решения.

Наконец, еще один важный вопрос — это обсуждение позиций трех стран по Сирии. Турция, напомню, в отличие от России и Ирана, не поддерживает правительство Башара Асада. Пока Москве, Анкаре и Тегерану удавалось найти компромиссное решение. Сейчас сохранение этого согласия позволило бы оживить женевские переговоры, на которых будут встречаться представители Асада и его оппоненты. Пока Анкара согласна отложить вопрос о легитимности Асада.

— Как сейчас стороны конфликта смотрят на будущее Сирии? Ведутся ли разговоры о том, что страну могут разделить на несколько частей?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, чего добиваются те или иные участники. Для России Сирия — союзник, поэтому мы стремимся восстановить ее территориальную целостность. США и их союзники о своих интересах говорили еще в начале сирийского кризиса, когда Барак Обама заявил, что Башар Асад — нелегитимный президент, тиран, диктатор, который должен уйти. Эту цель американцы упорно преследуют уже шестой год. Её достижению подчинены все их тактические задачи и вся политика в Сирии. Соответственно, и проблема территориальной целостности страны рассматривается ими только с той точки зрения, как это поможет сместить Асада.

Последнее заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона было сделано в том ключе, что американцы, дескать, не покинут Сирию до тех пор, пока не будет завершен «в правильном направлении» женевский мирный процесс. «Правильное направление», по мнению американцев, — это уход Асада. И они будут продолжать добиваться этого любыми методами, в том числе используя радикальных исламистов (включая ИГИЛ) и курдские формирования, что мы наблюдаем сейчас.

К сожалению, мне кажется, что видение России и видение США по вопросу будущего Сирии сейчас несовместимы. Но поиск компромисса продолжается. Для грядущих переговоров нам важно заручиться поддержкой своих союзников: Турции и Ирана. Поэтому переговоры лидеров этих трех стран будут крайне важны.

 

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here