Державин был актёром с большой судьбой. И с большим серд­цем. На творческих встречах зрители, поклонники донимали его вопросом о том, почему он не напишет мемуары. В конце концов Державин сдался. Написал.

Книга «Я везучий. Вспоминаю, улыбаюсь, немного грущу» вышла незадолго до его смерти. «Пусть мемуары будут метафорой всей моей жизни, в том числе и в искусстве», — говорил актёр.

Дитя Арбата

Со стороны жизнь актёра выглядит сплошной полосой везений. «Мне с детства казалось, что самая главная профессия на свете — это профессия артиста, — вспоминал в одном из своих последних интервью «АиФ» Дер­жавин. —  В моём доме находится Театральный институт им. Щукина. Дальше по улице — Театр Вахтангова, где служил мой папа. Поэтому, когда встал вопрос о том, куда пойти учиться, я даже не размышлял над выбором, а просто перешёл из одного подъезда дома в другой — из квартиры в училище Щукина».

Беззаботное арбатское дет­ство закончилось, когда в возрасте 48 лет умер отец. Михаилу тогда было 15 лет. Чтобы помочь семье — матери и двум сёстрам, Державин стал активно сниматься в массовках, из-за чего пришлось переводиться в вечернюю школу. А полноценный дебют в кино состоялся, когда он учился на первом курсе Щукинского училища. Михаила пригласили в фильм «Они были первыми», где снимались Георгий Юматов, Михаил Ульянов, Марк Бернес. Известности эта картина Державину не принесла. У него с кино вообще долгое время отношения складывались непросто.

  • / РИА Новости

  • / Александр Гладштейн

  • / Галина Кмит

  • / Виталий Арутюнов

  • / Виталий Арутюнов

  • / Виталий Арутюнов

  • / Рыбаков

  • / Дмитрий Астахов

  • / Сергей Пятаков

  • / Алексей Филиппов

Его именитые музы

Зато у него всегда складывались отношения с женщинами. Со своей первой супругой Екатериной Райкиной, дочерью Аркадия Райкина, Державин по­знакомился в театральном училище. «Мы прожили с ней в браке два года. А потом разошлись по разным театрам — её взяли в Театр Вахтангова, а меня — в Театр Ленинского комсомола, потому что только там давали бронь от армии. И отношения постепенно прекратились, — вспоминал Михаил Михайлович. — А ведь с папой Катюши, Аркадием Исааковичем, я был знаком даже раньше, чем с самой избранницей. Напротив моей квартиры жил чудесный отоларинголог, который помогал всем артистам восстанавливать голоса и лечил от ангины. Райкин частенько приезжал к нему». 

Второй женой Державина в середине 60-х стала дочь Семёна Михайловича Будённого — Нина Будённая. Как и в случае с первой супругой, с отцом Нины, пусть и заочно, актёр познакомился намного раньше, чем с невестой. Будённый часто проезжал по Арбату, а Державин, будучи ещё совсем мальчишкой, всегда махал ему рукой. «Его невозможно было ни с кем перепутать — всегда по усам его узнавал, — рассказывал «АиФ» артист. — Когда Нина повела меня знакомиться с папой, у меня даже мандража не было, хотя, по идее, должен был немного побаиваться. Семён Михайлович оказался необыкновенно приветливым, с колоссальным чувством юмора. Он очень любил, когда мы с актёрами, в частности с Шурой Ширвиндтом, приезжали к нему за город, играл нам на гармошке. Мы с Ниной сначала жили отдель­но, а потом переехали на улицу Грановского к Семёну Михайловичу. Если моё арбатское детство прошло среди актёров, то тут я очутился в окружении руководителей страны.

Соседями были Ворошилов, Жуков, Молотов, Каганович. Они знали меня по театру, кино или «Кабачку «13 стульев», узнавали, подходили. Вообще было любопытно лично познакомиться с людьми, которых играли твои знакомые или ты сам». Брак с Ниной Будённой продлился 18 лет. У них родилась дочь Маша, которая впоследствии подарила актёру двух внуков.

  • «Трое в лодке, не считая собаки»

  • / Виталий Арутюнов

  • / Сергей Пятаков

  • / Владимир Песня

  • / Алексей Филиппов

Со своей третьей супругой, певицей Роксаной Бабаян, Дер­жавин познакомился в самолёте. «Роксана — настоящая, небесная половинка Миши, — говорит его подруга актриса Наталья Селезнёва. — Он мне позвонил однажды с гастролей и, волнуясь, сообщил: «Я встретил потрясающую девушку. Она такая красивая, чёрненькая, с чёрными глазами. Я женюсь!»

В браке с Бабаян Державин прожил 37 лет. Для актёрской среды — рекорд. «Ссорились ли мы с Мишей? Нет. Мы просто всегда проговаривали ситуацию, после чего он сдавался, — говорит вдова актёра. — А по-настоящему ссорились мы, только если он забывал принять лекарства, померить давление и выходил с Шурой (друг Державина Александр Ширвиндт. — Ред.) на сцену с давлением под 200. Здоровье у него было плохое. И мой брат Юрий Леонидович его лечил, и врачи в других больницах спасали его. Потом эти врачи становились друзьями».

«Стулья идут!»

Всесоюзная слава пришла к Державину не благодаря сцене (а служению Театру Сатиры он отдал 50 лет) или кино, а благодаря телевидению. Телешоу «Кабачок «13 стульев», где он исполнял роль пана Ведущего, сделало из его участников настоящих суперзвёзд. Завидев актёров из «Кабачка», зрители кричали: «Стулья идут!»

«Мы работали днями и ночами, записывали передачу за передачей, — продолжает подруга и партнёр по «Кабачку» Наталья Селезнёва. — Порой нервы не выдерживали. А Миша что-то скажет, посмеётся, подойдёт, за плечи обнимет, и обстановка разряжается. Становится тепло и солнечно. С ним всегда было легко и приятно. Он обладал природным теплом — печечка такая».

Сам Державин об этом периоде своей жизни в разговоре с «АиФ» вспоминал так: «Кабачок» был программой с юмором «на грани». Ходили слухи, что его могут в любой момент прикрыть по цензурным соображениям. Но однажды на открытие здания в «Останкино» приехал Леонид Ильич Брежнев. Я тоже там присутствовал. Брежнева окружили корреспонденты, стали спрашивать: «Леонид Ильич, а какие ваши любимые передачи?» Брежнев начал перечислять: «Ну, программа «Время», конечно, спортивные выпуски…» Тут заметил меня, по-отечески приобнял и сказал: «…и «Кабачок «13 стульев». Возможно, благодаря этому заявлению мы ещё несколько лет проработали!»

Михаил Михайлович через всю жизнь пронёс репутацию человека с душой нараспашку, баловня судьбы. Был ли он таковым на самом деле? «Да, безусловно, Миша был очень лёгким, беспроблемным и бесконфликт­ным человеком с огромным чувством юмора, — говорит акт­риса и партнёр Державина по фильму «Моя морячка» Татьяна Васильева. — Но для тех, кого он не принимал, он был закрыт и не считал нужным впускать их в свою жизнь. Так что при всей своей кажущейся лёгкости и мягкости Миша был довольно закрытым человеком».

«Был ли он таким уж везунчиком? Вообще-то в жизни Миши было очень много горя: тяжело болела любимая сестра, скоропостижно умерла его мама за полчаса до Нового, 2000 года: гости уже сидели за столом, она попросила чашечку кофе, легла на кровать — и её не стало. И при этом он не позволял себе расслабляться и хандрить даже в самые тяжёлые моменты своей жизни», — продолжает Наталья Селезнёва.

В своей автобиографической книге, ставшей своеобразным завещанием для поклонников, актёр вывел семь правил своей жизни, одно из которых звучит так: «Доставлять хорошее настроение. Люди в основном живут подавленные — причём во всём мире. Подавленные друг другом, обществом, государ­ством. И если добавляется ещё один подавитель, то становится совсем невыносимо. Поэтому я стараюсь радовать людей». Он старался, и у него это получалось…

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Виталий Белоусов

  • / Виталий Белоусов

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

  • / Илья Питалев

«Ваше Слово»

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here