Алмазная афера века. Кто и как грабил хранилище российских драгоценностей

20 лет назад в России начали расследование хищения государственных алмазов, золота и бриллиантов на сотни миллиардов долларов. Оно известно как «дело «Голден АДА» или «дело Козленка» - по фамилии одного из главных фигурантов.

«АиФ» выяснил, как сделать так, чтобы старые каналы и способы расхищения алмазов не могли быть использованы снова.

Бриллианты для диктатуры ворья

Алмазная афера века. Кто и как грабил хранилище российских драгоценностейЖурналист и писатель Вячеслав Щепоткин, несколько лет изучавший отечественную алмазную индустрию, написал роман «Дуэль алмазных резидентов». Книга основана на реальных событиях разграблений Гохрана высокопоставленными ельцинскими чиновниками в 1990-е гг. и борьбе за выживание компании ­«АЛРОСА». «АиФ» поговорил с автором о прошлом и настоящем алмазной сокровищницы России.

«Алмазные пираньи»

Алмаз - уникальный минерал. Прежде всего по цене: небольшой камешек весом в несколько каратов (карат - 0,2 г) может стоить десятки, а то и сотни тысяч долларов. СССР добывал алмазы с середины 1950-х гг., поэтому за несколько десятилетий в нашем хранилище накопилось минералов на миллиарды долларов.

- Те, кто убил и разграбил Союз в 1990-е, не могли пройти мимо его алмазных сокровищ, - рассказывает Вячеслав Щепоткин. - Но начали они атаку хитро - под лозунгом развития ограночной промышленности. Мол, вся надежда - на иностранные и совместные предприятия (СП). После назначения руководителем Роскомдрагмета соратника Ельцина Евгения Бычкова (в романе его фамилия Телков) число этих предприятий стало расти как грибы после дождя - с 4 до 160.

Алмазы, добытые в Якутии. 1987 г.

Алмазы, добытые в Якутии. 1987 г. Фото: / Евгений Комаров

Согласно материалам Счётной палаты, всем предприятиям каждый год выделялось алмазов на 1,4 млрд долл. А пере­рабатывалось только на 450 млн. Куда девались остальные? Их ведь не закапывали обратно в вечную мерзлоту. По выводам аудиторов Счётной палаты и привлечённых специалистов из Таможенного комитета, ФСБ, МВД алмазы на миллиард долларов каждый год увозились за границу. Допустим. Но и через таможню проходило меньше половины («Дуэль алмазных резидентов»).

- «Иностранными инвесторами» и соучредителями этих СП были шустрые ребята, недавно эмигрировавшие из Союза в Израиль, США, Европу, - вспоминает писатель. - Приходит такой «иностранец» как представитель ограночной фирмы в Роскомдрагмет, просит продать ему алмазов на миллионы долларов, а у самого нет ни одного станка. И помещение закрыто на замок. Зачем покупает? Перебросить за границу. Ведь алмазы дают выбрать в Гохране, платить за них 1,5-2 месяца не надо, да ещё на 3 года «благодетель» освобождает от налогов. Малина! Ничего подобного этот «ино­странец» и его подельники из российской власти даже близко не могли поиметь на свободном рынке. А поскольку во время такой «еды» аппетит разгорался зверский, скоро поток расширили. Алмазы пошли за границу под видом «давальческого» сырья или как частично обработанные: нанесли царапину - вот и обработка.

Десятилетиями страна копила самые дорогие ювелирные алмазы, и всего за 4 года существования Главдрагмета (Роскомдрагмета. - Ред.) их не стало. Ещё несколько лет назад алмазные запасы Гохрана были чуть ли не больше стоков «Де Бирс» (международная корпорация, занимающаяся  добычей, обработкой и продажей природных алмазов. - Ред.) и оценивались в 10-12 млрд долл. Сейчас (1995 г. - Ред.) там осталось добра в лучшем случае миллиарда на 2. Да и остались-то самые мелкие и дешёвые алмазы, так называемый «индийский товар» («Дуэль алмазных резидентов»).

- Словом, грабёж шёл полным ходом, - констатирует В. Щепоткин. - И уходил поток в основном в Израиль. Страна, не добывающая ни карата, стала экспортировать алмазы на 600-700 млн долл. в год. Это не считая бурного роста собственной ограночной промышленности. А госзаводы сознательно держали на голодном пайке.

В декабре 1994 г. двум государст­венным заводам «Кристалл» (Смолен­скому и Московскому) отпустили из кладовых Гохрана 33 тыс. каратов алмазов. На заводах было 1800 рабочих мест, и загрузка предприятий не превышала 60%. Однако ровно столько же алмазов получило СП «Сапфир», где, согласно уставным документам, имелось всего 19 рабочих мест. Это всё равно что воробью дать мешок пшеницы. И куда должна была уйти столь необъятная масса драгоценных камней? За границу. В тайниках чемоданов и сумок, в корсетах и лифчиках курьерш, в бумажниках и ботинках курьеров. Отловить контрабандистов можно было только агентурным путём, ибо никаких техниче­ских средств обнаружить спрятанный алмаз не существовало («Дуэль алмазных резидентов»).

Алмазная афера века. Кто и как грабил хранилище российских драгоценностей

«Голден АДА»

Алмазная афера века. Кто и как грабил хранилище российских драгоценностей- По официальной версии, история компании началась с того, что молодой человек Анд­рей Козленок (ударение на последнем слоге) якобы пришёл к Бычкову и сообщил, что может получить в главном банке США кредит для России в полмиллиарда долларов, - вспоминает автор романа. - Но для этого, мол, требуется залог, а отправить его нужно зарегистрированной в США фирме. Как потом писали газеты, Бычков доверился молодому человеку и вместе с правительственными чиновниками добился разрешения начать операцию.

По указанию Бычкова московский завод «Кристалл» перевёл в США частному лицу 1,3 млн долл. Через неделю в Сан-Франциско была зарегистрирована корпорация «Голден АДА» с уставным капиталом, равным этой сумме, и тремя учредителями: Козленком и братьями Шегирянами

Никто из руководящей троицы никогда не торговал бриллиантами, не работал с золотом, а тем более с алмазами. Эмигранты-армяне незадолго до появления в Сан-Франциско корпорации красили дорожные бордюры. Это был их единственный скудный заработок. Не больше понимал в драгоценном бизнесе и глава фирмы («Дуэль алмазных резидентов»).

А следом в американский город самолёты повезли драгоценности из Гохрана. Уже в первой партии было 5 т золотых монет, в том числе раритетные, полтонны старинной серебряной посуды, 40 кг уникальных ювелирных изделий. Кроме того, в больших ящиках были топазы, аметисты, изумруды, некоторые размером с кулак, а также пасхальные яйца работы Фаберже. Отдельно были доставлены 25 тыс. каратов бриллиантов, 40 тыс. каратов алмазов. Это содержимое только первой партии - бриллианты и алмазы продолжали поступать в адрес «Голден АДА». Мешками.

Американский журнал Rapaport Diamond Report сообщил, что из Гохрана поставлялись алмазы стоимостью не менее 1000 долларов за карат. Столько стоят драгоценные камни высоких характеристик («Дуэль алмазных резидентов»). 

Куда же тратились деньги от продажи российских драгоценностей? На особняки и престижные квартиры, на яхты и дорогие машины, на самолёт «Гольфстрим» и вертолёт для местной полиции, на автозаправки и знаменитые дачи. И всё это, как уверял потом следователей Козленок, с согласия Бычкова, который, по его словам, занимал в корпорации должность директора.

Странной корпорацией и её владельцами заинтересовались наша ФСБ и американское ФБР. Когда один из американских блюстителей закона пришёл в большую квартиру Козленка, он чуть не потерял дар речи. Там стояли полутораметровые напольные часы из золота, на стенах висели картины - подлинники великих мастеров, на столике были расставлены шахматы из золота и бриллиантов.  

Сортировка необработанных алмазов в сортировочном центре, принадлежащем компании «Алроса» в Москве.

Центр сортировки алмазов компании «Алроса». Фото: / Александр Уткин

Как устоял российский колосс?

- Гохран стремительно пустел, и «пираньи» должны были найти ему замену, - вспоминает автор романа. - А ею могла стать компания ­«АЛРОСА». Но если в первое время она казалась лёгкой добычей, то после прихода нового президента компании (в романе он Владислав Широков) ситуация в корне изменилась. Новый глава ­компании стал бороться против разграбления алмазного достояния страны, публично осуждал «давальческие» схемы и добивался подписания соглашения с корпорацией «Де Бирс», которое такие схемы запрещало.

«Отечественная огранка производит продукции, будем говорить, на десятки миллионов долларов». - «А на сотни миллионов тайком вывозит», - поддержал шефа вице-президент. В это время заговорил глава «дебирсовской» делегации Гэри Рейф: «Утечки алмазов из России приняли такой массовый характер, что повлияли на мировые цены. Только за полгода они упали на 20%» («Дуэль алмазных резидентов»).

Против компании начали войну: не давали квоты на продажу алмазов, арестовывали готовые посылки, уст­раивали налёты налоговиков с автоматами. Министр финансов на всю страну обвинял её в преступлениях. В этих невероятно трудных условиях компания построила далеко за полярным кругом огромный горно-обогатительный комбинат стоимостью 1 млрд долл., открыла новые месторождения алмазов, заново отстроила смытый гигантским наводнением город. Словом, действовала как экономический резидент Российского государства.

- Тем временем над резидентами зарубежных огранщиков и «алмазных пираний» неспешно разворачивался суд, - вспоминает В. Щепоткин. - Причём суд закрытый. Общество не должно было знать, кто и как грабил российское хранилище драгоценностей, кто стоял во главе аферы века. После долгих проволочек и первоначальной амнистии Бычкова либеральный российский суд всё-таки приговорил всех к минимальным срокам наказания. В итоге главные виновники ушли прямо из зала суда домой. А затем Верховный суд снизил Козленку шестилетний срок до 4 лет. 8 января 2002 г., вечером, алмазный аферист вышел на свободу и тут же исчез. Как писал один известный экономист, половина жителей России согласились бы провести в заключении этот срок за такие деньги. Ну, может, он прав...

Бриллиант «Династия» - самый крупный из когда-либо огранённых в России камней. Его вес 51,38 карата. Алмаз, из которого изготовили эту драгоценность, весил 179 каратов. Добыли его в Якутии в 2015 г.

Бриллиант «Династия» - самый крупный из когда-либо огранённых в России камней. Его вес 51,38 карата. Алмаз, из которого изготовили эту драгоценность, весил 179 каратов. Добыли его в Якутии в 2015 г. Фото: / Максим Блинов

Бриллиантовая рука Москвы

Сейчас алмазный рынок мира - не монополия «Де Бирс», им распоряжаются несколько крупных корпораций. «АЛРОСА» - первая среди равных. Между тем рынок затоварен, цены падают. А Минфин начал реформу отрасли, результатами которой могут стать крушение мирового рынка из-за роста контрабанды, расхищение российских богатств и обогащение «реформаторов» - почти как в 1990-е, считают эксперты.

По проекту Минфина предлагается в числе прочего отменить НДС при закупке алмазов (сейчас ставка 18%) и снизить барьеры при их ввозе и (внимание!) вывозе.

«Реформа напоминает о событиях первой половины 1990-х, - говорит аналитик отраслевого агентства «Раф энд Полишд» Сергей Горяинов. - Тогда гранильщики, получая сырьё, начали им безбожно спекулировать, продавая дешевле. Когда же был введён контроль, большинство заводов закрылись. Возможно, некие люди хотят спекулировать алмазами. Они всегда улетают как горячие пирожки, бриллианты продать сложнее». Единственным позитивным моментом реформы эксперты называют передачу последнего советского гранильного завода «Кристалл» ­«АЛРОСА»: на базе этого объединения может быть создан ювелирный бренд. Но эта задача не для добытчиков и ювелиров, а для маркетологов, хотя кристалловские изделия на уровне ювелирных шедевров.

Делать бриллианты в России невыгодно. «Очень высокие налоги на покупку алмазного сырья, длительный период возвращения НДС при экспорте бриллиантов, слишком высокие кредитные ставки», - перечисляет проблемы доктор экономических наук, профессор Александр Матвеев. Поэтому невозможно конкурировать с той же Индией, которая уже почти монополизировала огранку. У них зарплаты в разы ниже, низкие налоги, доступные кредиты, тёплый климат (меньше расходов на «коммуналку»). «Главная проблема наших гранильщиков - недоступность кредитов, - согласен Сергей Горяинов. - Сначала надо условия создать, как в Индии, Израиле или СССР, и систему контроля».

В 1990-е из 7 советских заводов остался лишь смоленский «Кристалл». Тот выбрал самую правильную стратегию - занялся огранкой крупных бриллиантов. Но и там прибыль сейчас почти нулевая: крупных алмазов на рынке мало. Большая часть сырья - мелочь, на которой специализируются индусы.

Продукция алмазного завода «Кристалл» в Смоленске.

Продукция алмазного завода «Кристалл» в Смоленске. Фото: / Кирилл Каллиников

«Самые сливки, самая высокая добавленная стоимость - продажа брендированных изделий из бриллиантов, Bulgari, Tiffany, Graff. Прибыль совершенно фантастическая, - рассказывает Горяинов. - У нас же ювелирные бренды мирового класса остались во временах Российской империи - Фаберже, Болин, Хлебников. В период СССР на это не обращали внимания, да и сейчас никто не вкладывается. Ювелирный бренд можно создать и без гранильной промышленности».

Компании поддержка сейчас не помешала бы - слишком много вызовов. Во-первых, спрос упал. Пока была монополия, бриллианты рекламировала «Де Бирс». Сейчас же укрепляется презрение к бриллиантам, а также предпочтение искусственных китайских бриллиантов природным. Причём Китай производит кристаллы ювелирного качества.

Кроме того, наши алмазы могут подпасть под санкции. Ведь потребители 50% алмазов - это США. А там есть закон Додда - Франка, по которому может быть запрещён импорт любого минерала, если он добыт в стране, подпавшей под санкции. В этом случае мы потеряем половину сбыта, да и сам рынок может провалиться в тартарары.

Как надували алмазный пузырь

Сама драгоценность алмазов - афера тысячелетия. Их в природе достаточно, чтобы удовлетворить любой спрос, а бриллиантов произведено за тысячи лет миллионы тонн. Ценность имели промышленные алмазы - до появления новых сверхпрочных материалов.

Создали и долго разогревали спрос на бриллианты основатели компании «Де Бирс» (De Beers) - британ­ский авантюрист Сесил Родс и его преемники Оппенгеймеры. В 1888 г. Родс основал «Де Бирс» (это фамилия братьев, рядом с фермой которых обнаружили месторождение алмазов). Скупив большинство участков, он стал самым крупным добытчиком. Родс создал «Алмазный синдикат», заключив соглашения с другими добытчи­ками, и систему «сайтхолдеров» - когда компания продаёт алмазы лишь избранным торговцам, причём указывает, почём им можно перепродавать камни (с накруткой не менее 40%). Так взвинчивалась цена.

Сесил Родс.

Сесил Родс. Фото:

В 1920 г. «Де Бирс» возглавил Эрнест Оппенгеймер, иммигрировавший из Германии в Британскую империю. В 1933 г. он основал Центральную сбытовую организацию, где сконцентрировал 94% мировой торговли алмазами. Каждому участнику картеля установили квоту. Были наняты спецы одной из старейших рекламных фирм США. Они рекомендовали «Де Бирс» связать бриллиантовые кольца с традицией помолвок и определили целевую группу рекламной кампании - обеспеченных мужчин на пороге брака. Те должны были ассоциировать кольцо с бриллиантом с романтическим подарком невесте, причём размер камня должен быть пропорционален глубине заявленных чувств. Ту же идею предлагалось внушить и молодым девушкам. Были даже организованы публичные лекции, уроки стиля, статьи в прессе, реклама на радио и телевидении... 

На алмазных рудниках компании De Beers. 1885 г.

На алмазных рудниках Сесила Родса. 1885 г. Фото:

Значительная часть усилий пришлась на кинематограф. Агентство координировало появление кинозвёзд в бриллиантовых украшениях. Кроме того, рекламщики использовали свои возможности, дабы обеспечить сверкание камней в кадре. Например, кинохит 1953 г. «Джентльмены предпочитают блондинок» с Мэрилин Монро провоз­гласил бриллианты «лучшими друзьями девушек».

Уже к 1941 г., всего за 3 года с момента начала кампании, объём покупок алмазов в США вырос на 55%. В 1947 г. Мэри Фрэнсис Джерети, копирайтер, придумала подпись к очередной рекламной картинке, изображавшей влюблённую пару: «Бриллианты - это навсегда». В 2000 г. эта фраза была признана «лучшим рекламным слоганом XX века». Он используется «Де Бирс» до сих пор. Слоган  даже стал названием седьмой серии  бондианы. «Де Бирс» тогда частично спонсировала фильм о британском разведчике.

В середине 1950-х гг. были от­крыты советские месторождения. Наследник Гар­ри Оппенгеймер убедил руководителей СССР продавать большую часть алмазов «Де Бирс», с тем чтобы компания дальше сама торгова­ла ими. Сотрудничество строилось на основе соглашений, которые заключались каждые 3 года (до 1990 г.).

Витрина магазина De Beers в Нью-Йорке.

Витрина магазина De Beers в Нью-Йорке. Фото: / Sonia Moskowitz

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here