Актриса Кристина Кузьмина: «Играть врача было страшно и интересно»

На счету актрисы Кристины Кузьминой не один десяток ролей в российских фильмах и сериалах. Постоянные съёмки звезда совмещает с воспитанием дочери Агриппины. Удаётся ли ей это, Кристина рассказала корреспонденту еженедельника «АиФ. Здоровье».

Наша справка:

Кристина Кузьмина родилась в 1980 году в Ленинграде. Её папа ­–­­­­ ­­инженер, мама – доктор. С 14 лет работала фотомоделью, снимаясь в рекламных роликах. Затем была радиоведущей, став самым молодым диджеем Санкт-Петербурга. Пробовала себя в качестве вокалистки.
Окончив Театральный институт (ныне СПбГАТИ), была зачислена в труппу Театра им Ленсовета. С 2011 года состоит в труппе Санкт-Петербургского театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова.
Была замужем за режиссёром Дмитрием Месхиевым. У Кристины растёт дочь Агриппина.

Испытание ролью

Анна Анисимова, «АиФ.Здоровье»:  – Кристина, в сериале «Женский доктор» вы играете доктора Татьяну Седельникову, наделённую фантастической жертвенностью и состраданием к пациенткам. Насколько она вам близка?

Кристина Кузьмина: – Совершенно точно она – не мой антипод. Я тоже всегда с радостью помогаю, если у меня есть такая возможность. Мне кажется, таким образом мы можем сделать мир лучше. И, несмотря на то что некоторые люди никогда не осмелятся попросить о помощи из-за гордости или ещё по каким-то личным соображениям, не нужно проходить мимо чьей-то беды, ведь это может спасти жизнь.

 Играть врача было сложно?

– Самым сложным и неприятным для меня оказалось всё, что касается физиологии и медицины! Я этого жутко боюсь: лекарства, инструменты, операции, кровь вызывают у меня панику и ужас. Поэтому первое время казалось, что я это просто не переживу, настолько всё было реалистично.

– Что помогло справиться со страхом?

– Спасает юмор. Мы, актёры, шутками боремся с этим чувством и таким образом нивелируем для себя всю натуралистичность, которую так тщательно и правдоподобно создают художники по гриму.

Кристина Кузьмина.

Кристина Кузьмина. Фото:

За «кулисами» медицины

 – Понятно, что это лишь съёмки и они ­да­­леки от реальной жизни больницы, тем не менее не изменилось ли у вас отношение к врачам, когда вы оказались по ту сторону баррикад?

– С моей стороны, наверное, нет, потому что у меня мама врач, много друзей врачей и я часто бывала как раз по ту сторону баррикад. Много времени проводила в больнице не как пациент, а как подруга. Поэтому я хорошо знакома с поведением докторов и пациентов, с тем, что происходит внутри больницы. Так что закулисная жизнь медиков не стала для меня сюрпризом.

– А смогли бы вы, скажем, принять роды в реальной жизни?

– Нет, ни в коем случае! Конечно, я бы никогда не прошла мимо сложной ситуации, но принять роды или сделать то, что делают хирурги, я никогда не смогу. Я даже сделать укол смогу только в том случае, если от этого будет зависеть чья-то жизнь. Только вопрос жизни и смерти может меня заставить пойти на это.

– В одном из интервью вы говорили, что в какой-то момент переменились, стали сильной, воинственной. А какой вы чувствуете себя сейчас?

– Мне кажется, я снова стала такой же «дурной», как была раньше. (Смеётся.) Процесс внутреннего воинства и борьбы прошёл, всё устаканилось, стало спокойно, и тот панцирь, которым я была вынуждена обрасти, исчез. Может быть, я стала осторожнее, но по крайней мере я перестала чувствовать себя воином, вновь стала такой, как была раньше, – открыто смотрящей. Всё-таки хочется доверять людям и радоваться тому, что происходит.

Кристина Кузьмина на съемках криминальной мелодрамы «Тени белых ночей» британского режиссера Роберта Кромби. 2009 г.

Кристина Кузьмина на съемках криминальной мелодрамы «Тени белых ночей» британского режиссера Роберта Кромби. 2009 г. Фото:

Всё лучшее – дочке

– Вы совмещаете работу и материнство. Насколько это сложно? Как вы находите баланс между работой и семьёй?

– Никак. Я работаю, а дочка говорит: «Может, хватит уже работать, мам?» А я тогда отвечаю: «Но ты же любишь подарочки. Поэтому мне надо поработать, чтобы потом мы пошли в магазин и купили что-то, что ты хочешь». Работа забирает много времени, и из-за этого у меня уже есть чувство вины, которое я пытаюсь компенсировать. Первые же выходные я тут же лечу домой, стараюсь полностью эти дни посвятить дочери, проводить с ней как можно больше времени.

– Агриппина бывала у вас на съёмках?

– Была, но ей достаточно быстро становится скучно. Она тут же находит подружек (у неё такой характер, она всех быстро очаровывает), за кого-то из взрослых девчонок цепляется, и они куда-нибудь уходят вместе играть. Так что ей интереснее проводить время в играх с моими коллегами, чем наблюдать за процессом.

– Знаю, что вы против того, чтобы дочь шла в актрисы. Почему?

– Невзирая на то, что я выбрала эту профессию и ни за что бы её не променяла на другую, здесь очень много подводных камней. Я вижу, что происходит с актёрскими судьбами и жизнями при неудачном стечении обстоятельств, и мне становится страшно. Мне бы хотелось для Агриппины более стабильной жизни, чтобы она уверенно стояла на ногах и была счастлива.

Андрей Мерзликин и Кристина Кузьмина на съемках фильма режиссера Антона Сиверса с рабочим названием «Дом на обочине». 2010 год.

Андрей Мерзликин и Кристина Кузьмина на съемках фильма режиссера Антона Сиверса с рабочим названием «Дом на обочине». 2010 год. Фото: / Леся Полякова

Ваше Слово

Долгожданное средство для лечения сахарного диабета

Немецкие ученые подобрали уникальный состав лекарственных растений который стимулирует синтез инсулина в бета-клетках поджелудочной железы. Сертификат качества ФРГ, и России.

 

Натуральное средство от боли суставов, 100% результат!

Основной компонент - панты канадского марала, средство останавливает разрушение суставов и запускает процесс регенерации поврежденных тканей. Без побочных эффектов и вреда для здоровья, гарантия международного проекта «Боли Нет».

Поделитесь с друзьями!

Ваше слово

Please enter your comment!
Please enter your name here